[[Том 2, стр.]] 351 "ВЕЛИКИЕ ДРАКОНЫ" И ЗМЕИ


СТАНЦА XII

ПЯТАЯ РАСА И ЕЁ БОЖЕСТВЕННЫЕ НАСТАВНИКИ

———————

§§ (47) Остатки первых двух рас исчезают навсегда. Некоторые группы различных рас атлантов получают спасение от Потопа вместе с предками Пятой расы. (48) Истоки нашей нынешней, Пятой, расы. Первые божественные династии. (49) Первые смутные проблески исторических времён: сегодня их относят к аллегорической хронологии Библии, которой "мировая" историография послушно следует шаг в шаг. — Природа первых наставников и цивилизаторов человечества.

———————

47. Мало кто (из людей) остался: кто-то из жёлтых, кто-то из коричневых и чёрных, а кто-то из красных остался. Те, что были цвета Луны (из первоначального божественного рода), пропали безвозвратно[1] (а). . . .

48. Пятая раса, произошедшая от рода Праведников (сохранилась). Правителями у неё были первые Цари божественные — 

49. "Змеи", вновь возвратившиеся, установившие мир с Пятой (расой), обучавшие и наставлявшие её (б). . . .

(а) Этот стих (47) повествует о Пятой расе. [Собственно] История начинается не с неё, но с неё начинается живая и вечно повторяющаяся традиция. История — или то, что известно под названием "история" — не заглядывает дальше, чем фантастические россказни о том, будто наша пятая субраса возникла "несколько тысяч лет" тому назад. Однако вышеприведённые слова: " . . . остался: кто-то из жёлтых, кто-то из коричневых и чёрных, а кто-то из красных остался" относятся к различным подвидам самой первой субрасы Пятой корневой расы человечества. Те, что были "цвета луны" (то есть Первая и Вторая расы) ушли навсегда — да, ушли, не оставив ни малейшего следа своего былого существования, и случилось это ещё во времена третьего "Потопа", обрушившегося на Третью лемурийскую расу — того самого "Великого Дракона", который своим хвостом способен в мгновение ока сметать с лица земли целые государства.[2] В этом и состоит подлинный смысл одного из стихов Комментария, который гласит:

"Великий Дракон почитает лишь "Змеев" Мудрости, тех Змеев, обиталища которых находятся сегодня под камнями треугольными",

то есть под "пирамидами, стоящими в четырёх углах света".

(б) И здесь мы узнаём о том, что неоднократно повторяется и в других местах комментариев, а именно: что адепты, то есть "мудрецы" трёх рас (Третьей, Четвёртой и Пятой) жили в своих подземных обителях — если и не в полном смысле под пирамидами, то под некими сооружениями, имевшими пирамидальную конструкцию.


[[Том 2, стр.]] 352 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Подобные "пирамиды" и в самом деле существовали в четырёх концах света и никогда не являлись исключительной принадлежностью земли фараонов, хотя и считались уникальной особенностью одного лишь Египта, пока не были во множестве обнаружены по всей территории обеих Америк, под землёй, и на её поверхности, под могучими девственными лесами и в самой их гуще, как в горных долинах, так и в раскинувшихся внизу равнинах. И если геометрически правильных пирамид больше не встретишь на территории Европы, то более или менее грубые их копии мы можем наблюдать в виде датируемых ранним неолитом многочисленных пещер, колоссальных по своим размерам треугольных, пирамидальных и конических менгиров в Морбиане и в Бретани в целом, многих курганов в Дании и даже в виде "гробниц великанов" в Сардинии с их неразлучными спутницами — башнями-нураги.

Большинство этих сооружений — дело рук первых поселенцев, осевших на территории новорождённого материка и европейских островов. То были расы — "кто-то из жёлтых, кто-то из коричневых и чёрных, а кто-то из красных", — которые выжили после того, как под воду погрузились последние материки и острова Атлантиды (850 тысяч лет тому назад), оставив после себя лишь единственный остров былой Атлантиды, о котором рассказывает Платон. И происходило это ещё до появления здесь великих арийских народов. Другая же часть этих сооружений была воздвигнута первыми переселенцами с востока.

Сомневающиеся в том, что за человечеством следует признать возраст, превышающий те 57 тысяч лет, которые доктор Доулер назначил скелету, обнаруженному им в Новом Орлеане на берегах Миссисипи,[3] разумеется, никогда не согласятся признать и все эти факты. Что ж, когда-нибудь они убедятся в том, как жестоко они заблуждались.

Когда-то жители Аркадии именовали себя προσέληνοι — "более древними, чем сама луна" — да и другие народы Аттики заявляли, будто существовали ещё до того, как появилось на небе солнце.[4] Мы, со своей стороны, можем лишь упрекнуть их в глупом самовосхвалении, но отрицать факта их бесспорной древности мы не вправе.

Не можем мы посмеяться и над повсеместным поверьем в том, что нашими предками были великаны. То обстоятельство, что кости мамонта и мастодонта, а в одном случае и гигантской саламандры, были когда-то по ошибке приняты за человеческие, не устраняет проблемы, заключающейся в том, что из всех видов млекопитающих одному лишь человеку наука запрещает уменьшиться в размерах — то есть отказывает ему в том, что произошло с телесными оболочками всех других животных — сократиться с исполинских размеров homo diluvii[5] до существа ростом 5-6 футов, каким он является сегодня.

Но "Змеи Мудрости" хранили свои летописи очень бережно, и история эволюции человечества чётко запечатлена как на небесах, так и на стенах их подземных сооружений. Человечество и звёзды связаны друг с другом неразрывной нитью, ибо звёздами управляют существа, наделённые высочайшим разумом.

Современные символоги могут сколько угодно ухмыляться и называть это "блажью", но

"не подлежит никакому сомнению, что в легендах некоторых восточных народов Потоп (всегда — Е.П.Б.) ассоциируется не только с пирамидами, но и с определёнными созвездиями", — 

пишет Стэниленд Уэйк ("Великая пирамида").[6]

"Древний Дракон" и "Великий Потоп" — это одно и то же,[7] подчёркивает м-р Проктор (см.: "Knowledge," Vol. I., p. 243):

"Мы знаем, что в прошлом созвездие Дракона располагалось на полюсе — или горбине — небесной сферы. В храмах звёздных божеств . . . Дракон почитался

[[Том 2, стр.]] 353 ДРАКОН С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ АСТРОНОМИИ
как наивысшее и правящее созвездие . . . Поразительно, насколько точно созвездия . . . по своей последовательности и своему направлению восхождения соответствуют тем событиям, которые отмечены в хрониках в связи с (библейским — Е.П.Б.) Потопом".[8]

В указанной книге разъясняются причины столь поразительного соответствия. Но из этого следует лишь то, что происходило несколько потопов, которые наложились один на другой и спутались в памяти и преданиях различных субрас Пятой расы.

Первый великий "Потоп" имел астрономическую и космическую природу, а несколько других — чисто земную. Однако это ничуть не мешает нашему высокоучёному другу, Джеральду Мэсси — человеку, действительно глубоко посвящённому в таинства Британского музея, но, увы, достигшему этого посвящения одними лишь собственными усилиями — упорно заявлять, будто погружение Атлантиды и Потоп являются лишь антропоморфизированными фантазиями невежественных людей и предание об Атлантиде — это не более чем иносказание, касающееся событий астрономического характера.[9]

И тем не менее, в основе великой зодиакальной аллегории[10] лежат действительные исторические факты, и здесь одно необходимо отделять от другого, а кроме того, нельзя забывать о том, что, разумеется, любой глубокий оккультист прекрасно понимает, о чём действительно идёт речь в этой астрономической и зодиакальной аллегории.

Д-р Смит на основе эпоса о Нимроде, изложенного в ассирийских табличках, указывает на истинный смысл этого предания. Его "двенадцать песней" повествуют о

"годовом прохождении Солнца через двенадцать месяцев года. Каждая табличка соответствует определённому месяцу и содержит в себе ясное указание на форму того или иного животного, включённого в знаки зодиака".

Что же касается одиннадцатой песни, то она

"посвящена Риммону — богу бурь и дождей — и вполне созвучна с одиннадцатым знаком зодиака — Водолеем" (см. "Nineteenth Century", 1882, p. 236).[11]

Но даже эти описываемые события — не самые древние, ибо в древнейших хрониках есть сообщения, сделанные задолго до них, — они повествуют о неком до-астрономическом космическом потопе, который и послужил той основой, на которой построены все аллегорические и символические образы вышеупомянутого зодиакального или Ноева Потопа. Однако он не имеет ровно никакого отношения к Атлантиде.

Пирамиды же тесно связаны как с идеей "Великого Дракона" (созвездием), так и с идеей "Драконов Мудрости", то есть великих посвящённых Третьей и Четвёртой рас, а также и с разливами Нила, которые понимались как божественное напоминание о великом потопе Атлантиды. Астрономические же хроники Всемирной Истории, как нам известно, начали вестись ещё во времена третьей субрасы Четвёртой корневой расы, то есть атлантами. Как давно это было? Ну, оккультные данные показывают, что даже за то время, когда стали вестись регулярные наблюдения за знаками зодиака в Египте, полюса Земли успели трижды поменяться своими местами.

Чуть позже мы ещё вернёмся к этому нашему утверждению. Символика знаков зодиака — а зодиак даёт такой удобный повод материалистам строить на его основе свои однобокие теории и суждения — имеет слишком глубокое значение, а влияние зодиака на жизнь нашего человечества — вещь слишком важная, чтобы можно было покончить с этим вопросом в нескольких словах. А пока давайте обратимся к другому утверждению — тому самому (стих 48), в котором упоминаются первые божественные цари, которые, как нам сообщают, "вновь возвратились на Землю", чтобы направлять и наставлять нашу Пятую расу после того, как произошёл последний потоп!


[[Том 2, стр.]] 354 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

В историческом плане мы раскроем эту тему в последующих разделах, а сейчас мы должны высказать ещё несколько соображений в связи со "Змеями", чтобы закончить с этим вопросом.

Здесь завершаются наши предварительные комментарии к древним станцам. Дальнейшие разъяснения потребуют приведения доказательств, содержащихся в античных, средневековых и современных трудах, посвящённых соответствующим вопросам. Весь массив этих данных нам придётся собрать воедино, соединить и в обобщённом виде представить читателю в наиболее наглядной форме, чтобы привлечь его внимание к этому богатству исторических доказательств. А поскольку неоднозначность одного странного символического образа — столь часто упоминаемого в речи и наводящего на мысль об "искусителе человечества" в ортодоксально-церковной его трактовке — необходимо без устали подчёркивать снова и снова, то мы полагаем наиболее разумным внести окончательную ясность в этот вопрос, приведя все имеющиеся доказательства именно в этой точке нашего повествования, даже если в этом случае мы и погрешим некоторыми повторами.

Стараниями наших богословов и некоторых чересчур богобоязненных символогов титаны и кабиры оказались неразрывно связаны с карикатурным персонажем по имени "дьявол", и любые возражения против этого до сих пор неизменно либо отвергались, либо просто игнорировались. А стало быть, оккультист не должен упустить из виду ни одного аргумента, способного разрушить этот заговор клеветы. Все те вопросы, которые затрагиваются в наших трёх последних стихах, мы предлагаем разделить на несколько групп и в этой последней главе рассмотреть их настолько внимательно и подробно, насколько нам позволит объём этой книги.

Итак, мы намерены добавить ещё несколько деталей к тем общим данным, которые предлагает нам древность, по самым спорным вопросам оккультизма и Тайного учения, а последние и станут главным предметом нашего внимания в части II, посвящённой проблемам символики.

———————

змеи и драконы, представленные в различных символах

В Халдее слово "Дракон" передавалось не фонетически, а с помощью двух монограмм, которые, по словам востоковедов, обозначали, вероятно, "нечто чешуйчатое". Как справедливо отмечает Дж. Смит, "такое определение, разумеется, могло относиться в равной степени как к сказочному дракону, змею, так и к обыкновенной рыбе".[12] От себя мы можем добавить: в определённом смысле оно может относиться и к десятому зодиакальному знаку, Макара, обозначающему на санскрите некое неизвестное земноводное животное, которое принято называть крокодилом, но на самом деле под этим понимается нечто совершенно иное" (см. часть II, "Таинства семеричности").[13] А значит, по крайней мере, ассириологи фактически признаются в том, что не могут сказать ничего определённого о том положении, которое на самом деле занимал "дракон" в древней Халдее, у которой древние евреи и позаимствовали свой символ, позднее присвоенный христианами, которые и превратили это "нечто чешуйчатое" в живую сущность и силу зла.

Один из образцов драконов — "крылатых и чешуйчатых" — можно сегодня увидеть в Британском музее. Как пишет тот же автор, имеется рисунок с изображением событий, связанных с "грехопадением". На нём изображены фигуры двух людей, сидящих по разные стороны от некоего дерева. Они протягивают руки к "яблоку". За самим же "Древом"


[[Том 2, стр.]] 355 ГНОСТИКИ НААСЕИ

изображён Дракон-Змей.[14]

Эзотерический смысл рисунка заключается в том, что две изображённые фигуры — это два "халдея", подготовленных к обряду посвящения, а Змей символизирует "посвящающего". Что же касается ревнивых богов, проклинающих всех трёх,[15] то это — экзотерические профаны-церковники. На взгляд любого оккультиста, в рисунке содержится не очень-то много от буквального "библейского события".

"Великий Дракон почитает лишь "Змеев" Мудрости," — говорится в стансе, что, таким образом, подтверждает справедливость нашего объяснения двух изображённых фигур и "Змея".

"Змеи, вновь возвратившиеся, . . . которые обучали и наставляли" Пятую расу. Скажите, какой здравомыслящий человек в наши дни способен поверить в то, что здесь имеются в виду настоящие змея? А потому среди учёных сегодня становятся почти аксиомой грубые предположения о том, что, дескать, те, кто в древности писал о различных священных Драконах и Змеях страдали либо суеверностью, либо легковерием, а может, даже были и склонны к тому, чтобы водить за нос тех, кто был невежественнее их самих. И, тем не менее, начиная с времён Гомера, это слово всегда заключало в себе какой-то скрытый от профанов смысл.

"Боги ужасны, явившиеся взорам"[16] — те самые боги, которых люди зовут Драконами. И Клавдий Элиан, рассматривая в своей книге "О природе животных" ("De Natura Animalium") некоторые офитские символы, делает такие замечания, из которых явствует, что он хорошо понимал характер этого древнейшего символа. А потому он вполне справедливо комментирует вышеприведённую гомеровскую строчку следующими словами:

"Ибо Дракон, являющийся священным объектом поклонения, заключает в себе нечто, сближающее его с божественной природой, о которой (посторонним? — Е.П.Б.) лучше ничего не знать" (Кн. XI, гл. 17).[17]

Понятие "дракон" заключает в себе семь значений, но мы разъясним лишь первое (наивысшее) и последнее (самое низшее). В первом случае он идентичен "Саморождённому", Логосу (индуистскому "Адже"[18]). У христианских гностиков, называвших себя наасеями, то есть змеепоклонниками, он выступал вторым лицом Троицы — сыном.[19] Символом его являлось созвездие Дракона.[1] Семь его "звёзд" — это те самые семь звёзд, которые держал в руке "Альфа и Омега", как сказано в "Откровении".[20] В самом же земном своём приложении слово "дракон" значило "мудрец".

Эта часть древней религиозной символики отличается особой трудностью для понимания и таинственностью, а потому может так и остаться непонятной для профана. Разъяснения её в наши дни столь сильно режут слух у христианской публики, что при всей цивилизованности последней воспринимаются ею не иначе как прямое посягательство на святая святых христианской догматики, ныне укоренившейся в церкви в качестве богооткровенной истины, прямо скажем, во многом лишь благодаря чудесному перу и гению Джона Мильтона.

Но и в самом деле, неужели аллегорическое сказание о Драконе и его пресловутом небесном победителе

[[Примечания]] —————————————————

[1] Как это доказал Анри Лизре в своей книге "Христианская Троица без покровов" ("La Trinité Chrétienne Dévoilée"). Находясь между не изменяющимся Отцом (полюсом, некой неподвижной точкой) и изменяющейся материей, Дракон сообщает последней все те воздействия, которые сам получает от этого Полюса. Отсюда и само его имя — Глагол.


[[Том 2, стр.]] 356 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

берёт начало лишь в Откровении у Иоанна? Нет, категорически отвечаем мы. Тот "дракон", о котором говорится у Иоанна, — это Нептун, символ магии у атлантов.

Для того, чтобы читатель смог сам убедиться в справедливости нашего отрицания, мы предлагаем ему познакомиться с тем, какой смысл нёс в себе символ "змея" и "дракона", если рассматривать его в нескольких аспектах.

———————

Звёздные и космические глифы

Любому астроному — тем более оккультисту и астрологу — хорошо известно, что в аллегорической и мистической терминологии адептов под "змеями" всегда понимались так называемый астральный свет, Млечный Путь, движение Солнца в направлении к тропикам Рака и Козерога, а также циклы сидерического и тропического года.

Этот термин относился как непосредственно к космосу, так мог нести в себе и образный, иносказательный смысл. Так, "драконом" является, например, Посейдон — "Хоззар, именуемый профанами Нептуном" (у гностиков-ператов),[21] а также "Добрый Совершенный Змей" и Мессия, небесным символом которого выступало созвездие Дракона, у гностиков-наасеев.[22]

Но при этом следует видеть и различия в характерах этого символа. Возьмём, скажем, эзотеризм зороастрийцев, который идентичен эзотеризму нашего Тайного учения. Когда, например, в "Видевдате" мы читаем жалобы на "Змея", который своими укусами превратил прекрасную вечную весну, царившую в Аирьяне-Ваэджо, в суровую зиму с её неизбежными болезнями и смертями, а также губительно действующую на умы и души людей, то любому оккультисту будет ясно, что под "Змеем" здесь понимается Северный полюс, а также полюс небесный.[1] Именно последний и является причиной смены времён года в зависимости от того, под каким углом он пересекается с центром Земли. Две эти оси перестали быть параллельны друг другу,[23] а потому и исчезла вечная весна в Аирьяна-Ваэджо, располагавшейся "на берегах доброй реки Дайтьи",[24] а "арийские маги вынуждены были переселиться в Согдиану"[25] — так утверждают экзотерические источники.

Эзотерическое же учение утверждает, что после того, как полюс прошёл через экватор, "блаженная земля" Четвёртой расы, унаследовавшей её от Третьей, превратилась отныне в область печали и скорби. Одно только это обстоятельство уже неопровержимо свидетельствует об огромной древности зороастрийских писаний. Те новые арийцы, которые жили уже в период после потопа, конечно, вряд ли могли бы узнать в окружавших их теперь горах те самые горы, на вершинах которых в допотопные времена их праотцы собирались и вели свои беседы с чистейшими язатами (небесными духами стихий-элементов) — ведь некогда они делили с ними и стол, и кров.

Как отмечает Д'Экштейн (см. "Revue archéologique", 8th year, 1885),

"в "Видевдате", судя по всему, нашли своё отражение коренные изменения, происшедшие в атмосфере Центральной Азии, активная вулканическая деятельность и разрушение целого горного хребта в районе Каракорумской цепи".[26]
[[Примечания]] —————————————————

[1] У египтян было принято символически изображать его в виде змея с головой ястреба.


[[Том 2, стр.]] 357 ДВА МИСТИЧЕСКИХ ПОЛЮСА

По словам Евсевия — в кои-то веки (на удивление) написавшего правду — египтяне символически изображали космос в виде огромного огненного кольца, поперёк которого в виде диаметра лежал змей с головой ястреба.[27]

"Здесь мы видим полюс земли, расположенный в плоскости эклиптики, и здесь присутствуют все огненные явления, которые должны были возникнуть в связи с таким положением небес, когда весь зодиак за 25 тысяч (с лишним — Е.П.Б.) лет, должно быть, "обрёл красную окраску из-за солнечного огня", а каждый его знак располагался вертикально по отношению к региону заполярья" (см. Mackey, "Sphinxiad").[28]

На Северном полюсе, как мы объяснили выше, находилась гора Меру — обитель богов,[29] а на Южном, как считалось, располагалась Патала, нижняя область. Каждый символ в эзотерической философии имеет семь ключей, а потому чисто географически и Меру, и Патала имеют один и тот же смысл и обозначают конкретные области земли. В астрономическом же смысле они понимаются иначе — как "два полюса", а потому в различных экзотерических религиозных сектах они стали в конце концов пониматься как "Гора" и "Пропасть", "рай небесный" и "ад".

Если мы посмотрим на них, ограничившись пока только их астрономическим и географическим значениями, то увидим, что древние разбирались в топографии и природе Арктики и Антарктики гораздо лучше любого из современных астрономов, и у них были все основания — и очень веские основания — для того, чтобы называть один полюс "Горой", а другой — "Пропастью". Как объясняет — правда, лишь частично — только что процитированный нами автор, почти аналогичное значение несли в себе и слова "Гелион" и "Ахерон"[30]: "Гели-он — это Солнце в его наивысшей точке" (Гелиос, Гели-он, "наивысший"),[31] а "Ахерон охватывает собой территорию, расположенную между 32-м градусом над полюсом и 32-м градусом под полюсом", и таким образом легендарная река, как считалось, достигала северного горизонта на широте 32 градуса. Но тот обширный небесный свод, который расположен вокруг Южного полюса и остаётся вечно скрытым от нашего взора, соответственно получил название "Пропасти". В то же время в процессе наблюдений было замечено, что в области Северного полюса в небе над горизонтом всё время поднимается какой-то определённый круг небес — этот полюс и получил название "Гора". Меру — это высочайшая обитель богов, а потому и стали говорить, что боги то поднимаются на неё, то спускаются оттуда. Разумеется, под богами (в астрономическом смысле) понимались боги зодиакальные, а процесс этот означал "перемещение изначального Северного полюса Земли в направлении Южного полюса небес".

"В те времена", — продолжает автор этой удивительной "Сфинксиады" и ещё одной книги, "Ключа Урании к божественным откровениям",[32] — 

"в полдень эклиптика проходила параллельно меридиану, и часть зодиака опускалась с Северного полюса на северный горизонт, пересекая восемь колец Змея (восемь сидерических лет, то есть 200 тысяч солнечных лет — Е.П.Б.), которые можно представить себе в виде восьмиступенчатой лестницы, поднимающейся с земли до полюса — трона Зевса. И по этой лестнице поднимались и спускались боги, то есть знаки зодиака (лестница Иакова с ангелами — Е.П.Б.). . . . Вот уже более 400 тысяч лет зодиак определяет стороны этой лестницы . . . "[33]

Это весьма оригинальное объяснение, пусть даже оно и не вполне укладывается в рамки оккультного учения. Но, тем не менее, оно гораздо ближе к истине, чем многие другие разъяснения более научного


[[Том 2, стр.]] 358 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

и особенно богословского характера. Как мы чуть выше отметили, христианская Троица имеет чисто астрономическое происхождение, что и заставило Рутилия заметить в отношении всех любителей её эвгемеризации: "Judaea gens, radix stultorum".[34]

Однако люди непосвящённые, особенно из числа христианских фанатиков, заняты вечным поиском научных подтверждений правоты мёртвой буквы их текстов, а потому они, конечно, будут упорно видеть в небесном полюсе именно змея из книги Бытия — то есть сатану, врага человеческого, а не обычную метафору, применяемую по отношению к космосу.

Когда говорится о покидающих Землю богах, то в виду имеются не только собственно боги — защитники и наставники человечества, — но также и малые боги — правители-регенты зодиакальных знаков. Что же касается первых — реальных живых Сущностей, породивших, вскормивших и наставлявших человечество в пору его ранней юности, то предания о них мы встречаем в священных писаниях всех народов, в том числе в зороастрийских и индуистских учениях.

Ормазд, или Ахура Мазда, "Владыка Мудрости" — это синтез Амшаспенд (или Амеша-Спент — "бессмертных Благодетелей"[35]),[1] а в маздеизме[36] он — "Слово", или Логос, в его шести наивысших аспектах. В "Замьяд-яште" эти "бессмертные Благодетели" описываются как

"Амеша Спенты, сияющие, прозорливые, великие, помогающие. . . . нетленные и чистые, мыслящие об одном и том же, говорящие об одном и том же и творящие одно и то же . . . творцы и разрушители творений Ахура-Мазды, их творцы и надзиратели, их защитники и правители . . . "[37]

Уже одни только эти несколько строк указывают на двойственный и даже тройственный характер Амшаспенд — наших дхиан-коганов, или "Змеев Мудрости". Они одновременно и идентичны Ормазду (Ахура-Мазде), и отдельны от него. Они, кроме того, — христианские ангелы звёзд (в зороастризме — звёздные язаты), то есть, те же самые семь планет (включая Солнце),[38] которые почитаются в каждой религии.[2] И их характеристики — "сияющие, прозорливые" — только подтверждают это.

Но всё это относится лишь к физическому и звёздному планам. Что же касается плана духовного, то все они представляют собой божественные силы Ахура-Мазды, а на астрально-психическом плане они — "строители", "стражи", питар (предки) и первые наставники человечества.

Когда смертное человечество достигнет достаточной степени одухотворённости, тогда отпадёт и нужда в специальных усилиях для формирования у него правильного понимания древней Мудрости. Тогда человек и сам будет знать, что каждый — без единого исключения — великий реформатор мира, имя которого дошло и до нынешнего поколения, (а) являлся прямой эманацией Логоса (под каким бы именем мы ни знали его), то есть воплощением сущности одного из "семи", воплощением "божественного Духа, который семеричен", и (б) являлся уже прежде, во времена

[[Примечания]] —————————————————

[1] Переводится д-ром В. Гейгером также и как "блаженные бессмертные", но приведённый здесь перевод более точен.

[2] В более поздних и более материалистичных религиях эти "семь" превратились в восемь, в восьмерицу-огдоаду, так как седьмой — наивысший — принцип уже перестал выступать всепронизывающим Духом, синтезом, а превратился в антропоморфное число, то есть в дополнительную единицу.


[[Том 2, стр.]] 359 АНТРОПОМОРФИЗАЦИЯ БОГА И ПРИРОДЫ

прошлых циклов. И тогда они поймут, откуда в истории и хронологии происходят эти загадки веков: почему, к примеру, им не удаётся уверенно датировать период жизнедеятельности Зороастра, который в "Дабистане" превращается вдруг в двенадцать, а то и в четырнадцать Зороастров; почему в образах риши и ману перемешано такое огромное количество разных индивидуальностей; почему и Кришна, и Будда называют себя перевоплощениями — так Кришна идентифицируется с Риши Нараяной,[39] а Гаутама рассказывает о целой серии своих предыдущих рождений, — и почему тот же Кришна, будучи, собственно говоря, "всеверховным Брахмой", именуется при этом "Амшамшаватарой", то есть всего лишь "частичкой частички"[40] верховного управителя на земле.

Станет понятно наконец и то, почему Осирис — это великий бог и в то же самое время "князь Земли",[41] который повторно возвращается на землю в виде Тота-Гермеса,[42] а Иисус (на иврите — Иошуа) из Назарета признаётся Каббалой Иисусом, сыном Навина, а также некоторыми другими персонажами.

Эзотерическое учение объясняет это тем, что каждый из нами перечисленных (как и многие другие) впервые являлся на Землю в качестве одной из семи сил Логоса, индивидуализированный в виде того или иного бога или "ангела" ("посланца"). Затем, смешавшись с материей, они появлялись вновь и вновь в виде великих мудрецов и наставников, "учителей Пятой расы". Прежде они уже занимались обучением предыдущих двух рас, они уже правили человечеством в эпоху Божественных Династий и в конечном счёте принесли себя в жертву, поскольку обрекли себя на новые и новые рождения при самых разнообразных обстоятельствах, дабы служить во благо человечества, ради его спасения в некоторые особенно ответственные периоды его жизни. И в своих последних воплощениях на земле они в конце концов стали поистине лишь "частичками частички", хотя фактически остаются Верховным Единым в природе.

Такова метафизика теогонии. Но поскольку каждая из этих семи "Сил" (при своей индивидуализации) обладает властью лишь над каким-то одним элементом всего сотворённого мира и правит над ним,[1] то отсюда возникают и различные смыслы каждого символа, и избежать этой общей неразберихи позволяют лишь эзотерические методы трактовки.

Западным каббалистам — обычным оппонентам восточного оккультизма — нужны доказательства? Что ж, откроем "Историю магии" Элифаса Леви[43] на странице 53 и внимательно рассмотрим изображённый там "Великий каббалистический символ Зохара". Мы увидим, что на рисунке сверху изображён вертикально стоящий белый мужчина, а внизу ногами вверх изображена чёрная женщина, и её ноги проходят меж раскинутых рук изображённого мужчины и выдаются далеко за его плечи, а их раскинутые под углом руки касаются ладонями друг друга с обеих сторон. Элифас Леви изображает таким образом Бога и природу — то есть Бог, "свет", отражается как бы в негативе в "природе и материи", тьме.

С точки зрения Каббалы и правил символики он прав, но лишь в той степени, в какой это касается космогонической эмблематики. Однако ни он сам,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Элементами этими являются космос, земля, минералы, растения, животные, вода и наконец человек — рассматриваемые в их физическом, духовном и психическом аспектах.


[[Том 2, стр.]] 360 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

ни остальные каббалисты не являются изобретателями этого символа: обе фигуры, высеченные из белого и чёрного камня стоят в египетских храмах, по преданию, с незапамятных времён, а по историческим данным, — с времён царя Камбиса, который видел их собственными глазами.

Таким образом, выходит, что символ этот существует уже примерно две с половиной тысячи лет. Причём это следует считать минимальным сроком, поскольку упомянутый нами персидский правитель, который приходился сыном Киру Великому, унаследовал трон своего отца в 529 году до Р.Х. Фигуры эти изображали двух кабиров, которые олицетворяли собою два противоположных полюса. Геродот (см. "Талия", No. 77[44]) сообщает потомкам человечества о том, как, Камбиса охватил приступ неудержимого хохота, когда он, войдя в храм кабиров, увидел, как ему показалось, стоявшего на ногах мужчину, в то время как перед ним на голове стояла женщина. Однако это были всего-навсего полюса, которые символически должны были отобразить "прохождение первоначального Северного полюса Земли к южному полюсу небес", как отмечает Макки.[1] Но они, кроме того, отображали ещё и переполюсовку, происходившую вследствие увеличения наклона земной оси, что каждый раз сопровождалось смещением ложа океанов, погружение под воду заполярных областей с последующим подъёмом из-под воды новых материков в экваториальных областях и наоборот. Эти кабиры были богами "Потопа".

Это обстоятельство и может дать нам ключ к тому, чтобы разобраться в этой, казалось бы, безнадёжной мешанине имён и эпитетов, связанных с одними и теми же богами, а также разрядами богов.

Как ещё в начале нашего века доказал Фейбер,[45] все эти корибанты, куреты, Диоскуры, анакты, Dii Magni,[46] Idei Dactyli,[47] лары, пенаты, маны,[2] титаны и алеты — не что иное как кабиры. Мы же показали, что кабиры — это те самые ману, риши и наши дхиан-коганы, которые воплотились в избранную часть человечества Третьей и Четвёртой рас. Таким образом, если с точки зрения теогонии, кабиры-титаны представляли собой семь великих богов, то в космо-астрономическом смысле титанов называли атлантами,[48] как отмечает Фейбер, вероятно, потому, что они были связаны

[[Примечания]] —————————————————

[1] Он же к сказанному добавляет, что у египтян существовали самые разные способы изображения углов полюсов. Кроме того, у Перри в его "Обзоре Леванта" ("View of the Levant") приводится "рисунок, изображающий Южный полюс Земли в созвездии Арфа", при этом полюса выглядят как два вертикальных столба, увенчанные крыльями ястреба. Однако они могли часто изображаться и в виде змей с ястребиными головами с обоих концов.

[2] Фейбер и епископ Камберленд[49] очень хотели бы видеть в этих языческих персонажах олицетворение более поздних обитателей, как выразился Фейбер, "Ноева ковчега — это не кто иной как сам Патриарх (Ной — Е.П.Б.) и члены его семьи" (!) (см. его "Кабиры"[50]), поскольку-де "по окончании Потопа и ради увековечения в памяти этого события благочестивая семья Ноя устроила религиозное празднество, смысл которого впоследствии был искажён неправедными потомками; они [Ной и его семья] были превращены в демонов и героев-богов, а само имя и одежды истинной религии были в конце концов захвачены бесстыдной непристойностью" (том I, с. 10). Ну что это, как не попытка накинуть узду на здравый рассудок человека — причём человека не только древности, но и наших поколений? Измените своё утверждение до наоборот и укажите, что под словами "Ной и члены его семьи" подразумевается всего лишь еврейская трактовка смысла Самофракийской мистерии, то есть речь на самом деле идёт о Сатурне, или Кроне-Седеке,[51] и его сыновьях, и тогда мы с вами согласимся и скажем: аминь!


[[Том 2, стр.]] 361 КЕМ БЫЛИ ЕНОХ И ОСТАЛЬНЫЕ?

(а) со словом "Ат-ал-ас", что значит "божественное Солнце" и (б) со словом "тит", "потоп".[52] Но даже если и так, то это лишь экзотерическая версия. С эзотерической же точки зрения, смысл их символов определяется тем, как к ним обращались, какие звания они носили. Семь таинственных, грозных, великих богов — диоскуров,[1] божеств, окружённых мраком оккультной таинственности — становятся идейцами (или идейскими пальцами[53]) у адептов, пользовавшихся для исцеления болезней различными металлами.

Что же касается ларов (ныне это слово означает "призраки"), то истинную этимологию этого названия следует искать в языке этрусков, где слово "ларс" означало "проводник", "поводырь".[54] Слово "алеты" Санхуниатон переводит как "огнепоклонники", а Фейбер производит его от "аль-орит" ("бог огня").[55] Правы здесь и тот, и другой в том смысле, что в обоих случаях это слово связывается с Солнцем (наивысшим богом), к которому тяготеют (в астрономическом смысле и образно говоря) и которому поклоняются планетарные боги. В значении "лары" они понимаются как истинные солнечные божества, хотя этимология Фейбера — утверждающего, будто "лар" является сокращением "эль-ар" ("солнечное божество")[56] — не вполне верна. Они именно лары — проводники и поводыри человечества. Под "алетами" же понимались семь планет — с астрономической точки зрения — и, как и лары, они являются правителями всё тех же планет, выступая нашими проводниками и поводырями в мистическом смысле.

В экзотерических или фаллических культах, а также в космическом смысле, они являются кабирами, а характеристики каждого из них в этих двух ипостасях определяются названиями посвящённых им соответствующих храмов, а также наименованиями их жрецов. Но, как бы то ни было, все они принадлежат к семи группам творящих и одухотворяющих дхиан-коганов.

Сабеи, поклонявшиеся "регентам семи планет" так же, как индуисты поклоняются своим риши, почитали Сифа и его сына Гермеса (Еноха или Еноса) в качестве наивысших из всех планетарных богов. Иудеи позднее заимствовали образы Сифа и Еноса у сабеев и затем исказили их (в экзотерическом смысле), но восстановить истину можно даже по тексту сегодняшней книги Бытия.[2]

Сиф — это "прародитель" того самого первого человечества Третьей расы, в которых воплотились "планетарные" ангелы. Сам он представлял собой одного из дхиан-коганов, принадлежавших к группе одухотворяющих богов. А Енос (Ханох или Енох), или Гермес, считается сыном Сифа — поскольку именно так обобщённо назывались все мудрые Провидцы в те древние времена ("Енойкион"[57]). Отсюда и культ их почитания.

По словам арабского писателя Союти, Сиф, или Сет, упоминается в древнейших рукописях как основатель сабеизма,[58] а пирамиды, символически изображавшие планетарную систему, считались местом упокоения как Сифа, так и Идриса (Гермеса, или Еноха) (см.: Vyse, "Operations," Vol. II., p. 358).[59]. Как он рассказывает, сабеи совершали туда

[[Примечания]] —————————————————

[1] Которые позднее у греков свелись лишь к Кастору и Полидевку. Во дни же Лемурии под диоскурами — "из яйца рождёнными" — понимались семь дхиан-коганов (агнишватт-кумар), которые и воплотились в семерых Избранных в эпоху Третьей расы.

[2] Климент Александрийский признавал, что в тексте гл. 25 и след. "Исхода" заложен астрономический смысл.[60] Придерживаясь Моисеева учения, он говорит, что эти семь планет способствуют делу земного творения.[61] А два херувима, стоящие по обе стороны от священного тетраграмматона, символически изображают Медведицу Большую и Медведицу Малую.[62]


[[Том 2, стр.]] 362 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

паломничества, и возносили молитвы семь раз в день, обратившись лицом к северу (к горе Меру, Каф, Олимпу и т.д.) (см.: Пэлгрейв, т. II., с. 264)[63].

О сабеях и их книгах любопытные вещи рассказывают Абд Аллатиф и Эддин Ахмед бен Яхья, живший двести лет спустя. Если последний утверждает, что "каждая пирамида была посвящена определённой звезде" (скорее уж, регенту этой звезды), то Абд Аллатиф уверяет нас в том, что "как он прочитал в книгах сабеев, одна из пирамид служила гробницей Агафодемону, а другая — Гермесу" (Вайз, т. II., с. 342).

"Агафодемон — это не кто иной, как Сиф, и, согласно некоторым источникам, Гермес был его сыном," — 

пишет далее Стэниленд Уэйк в своей "Великой пирамиде" (с. 57).

Таким образом, если в Самофракийских и древнейших египетских храмах кабирам возносились почести как великим космическим богам (семи и сорока девяти Священным Огням), то в святилищах Греции их ритуалы стали носить преимущественно фаллический, а потому — для непосвящённых профанов — непристойный характер. В последнем случае их было 3 и 4, то есть 7 мужских и женских начал (крест анкх). Такое деление и объясняет, почему одни классические писатели утверждали, что их всего трое, а другие — что их четверо. Этими кабирами были: Аксиерос (в своём женском аспекте Деметра); Аксио-Керса (Персефона)[1]; Аксиокерсос (Плутон, или Аид); и Кадмос, или Кадмилос (Гермес — но не тот итифаллический Гермес, о котором пишет Геродот (кн. II, 51), а "тот, который связан с некой священной легендой", содержание которой раскрывается только во время Самофракийских мистерий[64]). Эти имена, которые, по свидетельству схолиаста к Аполлонию Родосскому (I, 217), раскрыл по неосторожности Мнасей,[65] ничего, однако, не говорят о самой природе кабиров, поскольку сами по себе имена ещё ничего не значат.

Но были и третьи авторы, которые утверждали — и были по-своему правы, — что кабиров было всего лишь два. Эзотерически под ними понимались два Диоскура — Кастор и Полидевк, а в экзотерической интерпретации это были Юпитер и Вакх. В самом прямом геодезическом смысле они являлись персонификациями земных полюсов; в астрономическом смысле олицетворяли земной и небесный полюса, а кроме того, символически обозначали человека физического и человека духовного.

Предание о Семеле и Юпитере и рождении Вакха, прозванного Bimater,[66] со всеми сопутствующими обстоятельствами требуется лишь проанализировать в эзотерическом ключе, чтобы понять его аллегорический смысл. И тогда участие во всей этой истории — в её разных версиях — огня, воды, земли и т.д. со всей очевидностью укажет на то, что "отец богов"

[[Примечания]] —————————————————

[1] Весьма забавную идею — причём, возможно, и достаточно близкую к истине — мы находим в соображениях Макки, этого нориджского адепта-самородка, в его "Мифологической астрономии". По его словам, имена двух кабиров — Аксиероса и Аксиокерсы — (а) происходят от слова "каб", то есть "мера", и слова "урим", "небо",[67] а стало быть, слово "кабирим" означает "небесная мера", и (б) подразумевают принцип физического полового воспроизводства. Ибо "то, что мы понимаем сегодня под словом "пол", sex, понималось прежде как aix ["ось"], которое при энергичном произнесении сегодня превратилось в sex". При этом он обращает внимание на значение термина "придыхание", которое приводится в "Энциклопедии Лондинена". Если мы, как он пишет, произнесём с придыханием имя "Аксиерос", то получим "Сэксиерос", тогда как название другого полюса будет звучать как "Сэксиокерса". Оба полюса, таким образом, обретут значение производителей всех остальных сил природы — они станут их родителями: то есть самыми главными, могущественными богами.[68]


[[Том 2, стр.]] 363 ПОЛЮСА КАК "НЕБЕСНАЯ МЕРА"

и "весёлый бог вина" точно так же символизировали два земных полюса. Теллурические, металлообразующие, электрические и огненные стихии — всё это многочисленные аллюзии и напоминания о космическом и астрономическом характере связанной с Потопом трагедии. В астрономии полюса действительно играют роль "небесной меры" (см. примеч. выше) — и таковыми же являются кабиры-диоскуры (мы это ещё покажем ниже) и кабиры-титаны, которым Диодор[69] приписывает изобретение огня[1] и искусство плавки железа. Кроме того, как показывает Павсаний, самым первым божеством-кабиром был Прометей (I, ix, p. 751).[70]

Однако то обстоятельство, что — в астрономическом смысле — именно титаны-кабиры вызывают и регулируют смену времён года, а — в космическом смысле — представляют собой энергии Вулкана, то есть являются богами-покровителями металлов и земных недр,[71] вовсе не мешает им оставаться в своей изначальной божественной природе сущностями-благодетелями, которые принесли миру свет и наделили человечество разумом и рассудком — что мы и видим в символическом образе Прометея.[72]

В теогонии любого народа — особенно у индусов — они в первую очередь понимаются как священные божественные огни: в различных преданиях их может быть трое, семеро и сорок девять. Доказательством тому служат сами их имена: в Индии они известны как "агни-путры" ("сыны огня"), а в Греции и у других народов — как гении огня, которым давали самые разные имена. Как показывают Велькер, Мори, а теперь и Дешарм, название "кабейрон" означает "огнём могучие", и выводят это определение из греческого слова καίω, что значит "гореть".[73] Семитское же слово "кабирим", то есть "могучие", "сильные", "великие", соответствующие греческим μεγάλοι, δυνατοί, — это определения, появившиеся лишь позже.

Их культ был распространён повсеместно, начало его теряется во тьме времён. Но где бы к ним ни обращались с молитвами — во Фригии ли, в Финикии, Троаде,[74] Фракии, Египте, на Лемносе или в Сицилии — их культ был неизменно связан с огнём. Посвящённые им храмы возводились в областях с наиболее активной вулканической деятельностью, и в экзотерическом культе они понимались как хтонические божества. Вот почему христианство и превратило их в инфернальных богов.

На самом же деле, это "великие, благодетельные и могущественные боги", как называет их Кассий Гермон[75] (см. Макробий, "Сатурналии", I., iii., c. 4, p. 376[76]). В Фивах стояло святилище кабиров — Деметры и Коры[77] (см. Павс., IX, 22; 5[78]), а в Мемфисе, был построен храм кабиров, причём он считался столь сакральным, что никто, кроме жрецов, не имел права нарушать его священные пределы (см. Геродот, I, ii, c. 37[79]).

Однако мы в то же время не должны упускать из виду и то обстоятельство, что название "кабиры" является собирательным и что кабиры (и как могучие боги, и как смертные) включают в себя представителей обоих полов, а также носят земной, небесный и космический характер. Если в своём — уже более позднем — качестве правителей звёздных и земных сил

[[Примечания]] —————————————————

[1] Слово "гебра", обозначающее древнеперсидских огнепоклонников (или парсов), происходит от слов "кабиры" — "габиры". Кабиры стали габирами, и это слово в таком виде так и осталось в качестве обозначения персидских зороастрийцев (см. Hyde, "De Religio Persarum", cap. 29).[80]


[[Том 2, стр.]] 364 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

персоналии этих правителей символизировали чисто геологические явления (такова и господствующая сегодня точка зрения), то в начале времён они являлись, к тому же, ещё и правителями человечества.

Воплотившись в царей "божественных династий", они дали первый толчок возникновению цивилизаций, а ум, которым они одарили людей, они направляли на изобретение и совершенствование всевозможных искусств, ремёсел и наук. А отсюда следует, что кабиры явились благодетелями человечества и в качестве таковых они запечатлелись на долгие века в памяти различных народов. Считается, что именно им — кабирам-титанам — принадлежит заслуга изобретения письма ("деванагари" — алфавита, или языка, богов), законов и законодательных систем, искусства зодчества, а также разнообразных форм так называемой магии и применения лекарственных растений. Гермес, Орфей, Кадм, Асклепий — это всё те самые полубоги и герои, которые, по преданиям, открыли человечеству науки, и в которых Брайент[81], Фейбер, епископ Камберленд, а также многие другие христианские авторы — с рвением, достойным лучшего применения — пытаются заставить все будущие поколения видеть лишь языческие копии одного-единственного прототипа по имени Ной, — но все они являются именами собирательными.

Именно кабирам принадлежит заслуга разъяснения человечеству огромных благ земледелия и выращивания злаков — в частности, пшеницы. То, что для Египта сделала когда-то жившая там кабирия — Исида-Осирис, — то, по преданиям, сделала в Сицилии Деметра: обе они принадлежат к одному и тому же классу существ.

Подтверждение же тому, что образ змея неизменно выступал эмблемой мудрости и знаний, мы находим всё в том же кадуцее Меркурия — известного также, как бог мудрости Тот, Гермес и т.д. Однако лишь в порочном воображении символогов, не посвящённых в священные таинства, эти два змея, обвивающих собой жезл, могут представляться фаллическими символами Юпитера и других богов, обращающихся в змеев единственно ради соблазнения богинь.

Образ змея всегда выступал символом адепта — обладателя бессмертия и божественной мудрости. Меркурий как психопомп — то есть провожающий души мёртвых в царство Аида и указывающий своим кадуцеем им путь, а также способный даже воскрешать этим кадуцеем мёртвых — на самом деле представляет собой очень понятную аллегорию. Она указывает на двойственную силу Тайной мудрости: на чёрную и белую магию. Она подчёркивает, что именно эта персонифицированная Мудрость указывает душе её путь после смерти и способна возвращать к жизни всё мёртвое — если задуматься, очень глубокая метафора.

Этот символ был окружён высочайшим почётом у всех древних народов — но только не у христиан, предпочитавших не помнить о медном змее Моисея да и подзабывших слова самого Иисуса, подтверждавшего наличие у змеев великой мудрости и знания: "Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби".[82] У китайцев — одного из древнейших народов нашей Пятой расы — образ змея служил эмблемой императоров, которых, таким образом, мы можем понимать как выродившихся правопреемников "змеев", то есть тех посвящённых, которые правили первыми расами Пятого по счёту человечества. Кресло, на котором восседает император, считается "троном дракона", а официальное облачение императоров, в котором они являлись по торжественным случаям, расшито изображениями


[[Том 2, стр.]] 365 НЕСКОЛЬКО НОЕВ

драконов.

Кроме того, те афоризмы, которые мы встречаем в древнекитайских сочинениях, ясно говорят о том, что под "драконом" понималось существо человекообразное, хотя и божественное. Вот что говорится о самом главном из всех драконов — о "Жёлтом Драконе" — в книге "Дуан-ин-ту" ("Twan-ying-t'u")[83]:

"Мудрость его и достоинства несоизмеримы ни с чем . . . Он предпочитает одиночество и не живёт в стаях (то есть он аскет — Е.П.Б.). Блуждает он в неведомых безднах далеко за небесами. Он уходит и приходит, исполняя завет (кармы — Е.П.Б.). Когда наступает пора совершенства — он являет себя, в остальное же время пребывает (незримым) . . . "

А Конфуций, как передаёт Лю-лан, сказал:

"Дракон питается чистой водой Мудрости и плещется в чистых водах Жизни".

———————

наши божественные наставники

И всё-таки воспоминания о потопе сохранились не только в преданиях об Атлантиде и Флегийском острове. В Китае существует своя легенда о неком острове или материке, который зовётся там Ма-ли-га-си-ма (Ma-li-ga-si-ma). Кэмпфер и Фейбер — по каким-то им одним ведомым загадочным фонетическим причинам — называют его "Моригосима" ("Maurigosima"). В своей "Японии" ("Appendix", p. 13) Кэмпфер приводит это сказание, в котором говорится о том, как из-за беззаконий, совершавшихся исполинами — жителями этой страны — этот остров погрузился в пучину океана, спасся лишь его царь, Пейру-ун (Peiru-un) — китайский Ной — вместе со своей семьёй, благодаря предупреждению богов, сделанному через двух идолов. Вот этот благочестивый царь и его потомки и поселились в Китае. Китайские предания рассказывают о божественных династиях царей ничуть не меньше, чем предания любых других народов.

В то же самое время мы не знаем ни одного древнего памятника, в котором не нашло бы своего отражения убеждение в существовании многообразной и даже многовидовой — духовной, психической, интеллектуальной и физической — эволюции человека, аналогичной той, о которой мы рассказываем в этой книге. Некоторые из утверждений такого рода мы сейчас и рассмотрим.

Наши расы — и об этом говорится везде — ведут своё начало от неких божественных рас, которые могли фигурировать под самыми разными названиями. Но все эти сказания следуют одной неизменной линии, читаем ли мы об индийских риши или питри; о китайском "божественном человеке" Шень-нун и полубогах Чань-ги, об аккадских богах-творцах и "богах из мира призраков" — Дингире[84] и Муллиле[85]; о египетских Исиде-Осирисе и Тоте; о еврейских элохимах или опять-таки о перуанском Манко Капаке и его потомках.

У каждого народа имеются собственные семь и десять риши-ману и праджапати; семь и десять ки-и; или десять и семь амшаспендов[1] (экзотерически — шесть), десять и семь халдейских аннедотов,[86]

[[Примечания]] —————————————————

[1] Всего насчитывается шесть амшаспендов, если исключить из этого числа их главу и Логоса — Ормазда.[87] Однако в тайном учении он считается седьмым и наивысшим, так же как седьмым среди кабиров является Пта.[88]


[[Том 2, стр.]] 366 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

десять и семь сфирот и так далее и так далее. И все до одного они восходят к самым первым дхиан-коганам эзотерического учения — к тем "Строителям", о которых повествуют Стансы (см. том I).

Из разных источников, начиная с Ману, Тота-Гермеса, Оанна-Дагона и Едриса-Еноха вплоть до Платона и Панодора[89] — от всех них мы узнаём о существовании семи божественных династий, о семи лемурийских и семи атлантийских участках земли, о семи первых и двуприродных богах, которые спускаются из своей небесной обители[1] и царствуют на Земле, обучая человечество астрономии, зодчеству и всем наукам, дошедшим с тех пор до нас.

Вначале эти Существа являются людям в виде "богов" и творцов. Затем они смешиваются с молодым человечеством и в конце концов становятся "божественными царями и правителями". Однако со временем эти события постепенно стёрлись из памяти человечества. Как показывает Ж. Баснаж, сами же египтяне признавались в том, что расцвет наук в их стране наступил лишь с приходом Исиды-Осириса, которых они продолжают чтить как богов, "хотя те были царями, имевшими человеческий облик".[90] А кроме того, добавляет он, рассказывая об Исиде-Осирисе (божественном андрогине):

"Говорят, этот царь (Исида-Осирис — Е.П.Б.) построил в Египте города, остановил разрушительные наводнения Нила, изобрёл земледелие, виноградарство, музыку, астрономию и геометрию".[91]

Когда Абуль-Феда в своей "Доисламской истории" ("Historia Anteislamitica", изд.: Fleisher, p. 16) говорит о том, что язык сабеев был принесён Сифом и Едрисом (Енохом), то под "языком сабеев" он подразумевает астрономию.[92]

В сочинении "Мелелва Нохил" ("Melelwa Nohil", MS. 47 in Nic. Cat.) Гермес именуется учеником Агафодемона.[93] А по другим источникам (см. Vyse, "Pyramids of Ghizeh", Vol. II, p. 364, MS. 785, Uri's Cat.), об Агафодемоне говорится как об одном из "царей Египта".

Удивительные предания о Енохе рассказывает Целепас Геральдин (Celepas Geraldinus). Он называет его "божественным исполином".[94] В "Книге о различных названиях Нила" тот же автор (историк Ахмед бен Юсуф Эльтифас) рассказывает нам о существовавшем у семитов-арабов верования, согласно которому Сиф (ставший позднее египетским Тифоном, Сетом) был сначала одним из семи ангелов (или, по Библии, патриархов), а затем стал смертным существом, сыном Адама, после чего передал дар пророчества и знания астрономии Яреду, а тот — уже своему сыну Еноху. А Енох (Идрис),

"написавший тридцать книг и сабей по рождению (т.е. принадлежавший к "саба", "сонму ангелов" — Е.П.Б.) . . . учредил ритуалы и церемониал первой религии, после чего отправился на Восток, где построил 140 городов, из которых самым скромным была Эдесса, а затем вернулся в Египет, где стал царём".[95]

Из всего сказанного следует, что Енох и Гермес — это одно и то же лицо. Но дело в том, что существовало пять Гермесов — вернее, один, но по аналогии с ману и риши, являвшийся на Землю в виде нескольких различных лиц. В сочинении под названием "Бурхам-и-Кати" он упоминается как "Хормиг" — по имени планеты Меркурий, или Будха; а среда

[[Примечания]] —————————————————

[1] В ["Вишну-"] Пуране это Швета Двипа Вишну или Брахмы на горе Меру.


[[Том 2, стр.]] 367 ГЕРМЕС В АСТРОНОМИЧЕСКОЙ И ДРУГИХ ИПОСТАСЯХ

считалась священным днём как Гермеса, так и Тота.[96]

В восточной традиции Гермес, которому поклоняются фенеты, как рассказывают, бежал после гибели Аргуса в Египет и цивилизовал его под именем Тота.[97] Но в каком бы облике он ни представал, ему неизменно приписывается одна и та же заслуга: он переводил науку из латентного в активное состояние, превращая её в действующую силу, то есть именно он первым принёс на территорию Египта и Греции искусство магии — причём произошло это задолго до времён Magna Graecia,[98] когда греки ещё не были даже эллинами.

"Отец истории", Геродот, — далеко не единственный источник, из которого мы узнаём о чудесных династиях богов, правивших на земле ещё до простых смертных. Эти династии сменились династиями полубогов, затем героев и наконец династиями царей из числа смертных. Подтверждения словам Геродота мы находим у целого ряда классических авторов: Диодор, Эратосфен, Платон, Манефон и так далее и так далее повторяют всё слово в слово, излагая события в одном и том же порядке.

Действительно, как отмечает Крейцер:

"Именно из тех звёздных сфер, в которых обитают боги света, мудрость и спускается в низшие сферы . . . В системе знаний древних жрецов (иерофантов и адептов — Е.П.Б.) всё без исключения — боги, духи, маны (души), весь мир — развивается взаимосвязанно в пространстве и вневременной длительности. Пирамиду можно рассматривать в качестве символа этой величественной иерархии духов. . . . "[1]

Современными историками (членами французской Академии и, прежде всего, Ренаном) были предприняты энергичные усилия для того, чтобы заглушить истину, и потому они решили попросту игнорировать древние памятники с упоминанием божественных царей. Трудно назвать их усилия совместимыми с принципами честности. Но за 260 лет до Р.Х. Эратосфен с ещё большим рвением, чем Ренан, сопротивлялся признанию этого досадного факта и, тем не менее, в конце концов счёл своим долгом встать на сторону истину. За это великий астроном и получил в награду презрение со стороны своих коллег 2 тысячи лет спустя. Манефон же, оказывается, — это

"погрязший в суевериях жрец, который родился и вырос в окружении других таких же лжецов-жрецов Гелиополя" (Н. Фрере).

По вполне справедливому замечанию демонолога де Мирвилля,

"все эти историки и священники, столь честные и правдивые, когда повторяют бесконечные истории, связанные с человеческими царями и людьми, вдруг становятся донельзя подозрительными, как только речь заходит об их богах . . . "[99]

Однако существует абидосская синхронистическая таблица, которая, благодаря гению Шампольона, подтвердила добросовестность египетских жрецов (в первую очередь, Манефона) и Птолемея. Знакомясь с Туринским папирусом — наилучшим, по признанию египтолога Э. де Руже,

" . . . Шампольон был поражён, обнаружив перед собственными глазами истину во всей её красе . . . Это были остатки списка династий, уходящих в самые далёкие мифические времена — к периоду правления богов и героев . . . Уже самые первые строки этого удивительного
[[Примечания]] —————————————————

[1] "Egypt", гл.. iv, с. 441.[100]


[[Том 2, стр.]] 368 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
папируса убеждают нас в том, что в столь отдалённые времена, как период правления Рамзеса, мифы и героические предания были точно такими же, какими их передал нам Манефон: в них в виде египетских царей фигурируют боги Себ, Осирис, Гор, Тот-Гермес, а также богиня Ма, и с царствованием каждого из них связан длительный период, состоящий из многих и многих веков" ("Ann. de Philologie Chretienne", Vol. XXXII, p. 442).[101]

Синхронистические таблицы Манефона — впоследствии самым бессовестным образом искажённые Евсевием[102] — ранее никогда не выходили за стены кабинета Манефона. Подлинная хронология божественных царей и династий, как и данные о возрасте человечества, всегда находились в руках жрецов, тщательно скрывавших их от глаз непосвящённой толпы.

Считается, что как континент Африка появилась раньше Европы, но гораздо позднее Лемурии и даже самых первых территорий Атлантиды. То обстоятельство, что обширный регион, ныне известный как Египет, со всеми его пустынями когда-то представлял собой морское дно, стало известно, во-первых, через Геродота, Страбона, Плиния и всех других греков, а во-вторых, благодаря геологическим исследованиям. Абиссиния некогда представляла собой лишь остров, а дельта Нила стала первой землёй, куда устремились пионеры-переселенцы вместе со своими богами с северо-востока.

Когда это происходило? История об этом хранит глубокое молчание. Но, по счастью, у нас есть дендерский зодиак — карта звёздного неба, изображённая на потолке одного из древнейших египетских храмов. Вот он-то и запечатлел этот факт.

Этот зодиак с его загадочными тремя Девами, расположенными между знаками Льва и Весов, нашёл-таки своего Эдипа, которому удалось разгадать загадку этих знаков и доказать правдивость слов жрецов, сообщивших Геродоту о том, что: (а) полюса Земли и эклиптики некогда совпадали, и (б) даже с момента начала наблюдений за зодиаком полюса эти уже трижды оказывались в плоскости эклиптики — в точности, как и учили посвящённые.[103]

Байи не находил слов, чтобы выразить своё удивление по поводу такого совпадения всех этих преданий о божественных расах. "Да что же, в конце концов, это такое", — восклицает он, — 

"все эти царствования индийских дэв и персидских пери? . . . Или царствования и династии из китайских легенд? Все эти Тянь-хуаны, цари небесные, совершенно отличающиеся от Ди-хуанов, царей земных, и от Жень-хуанов, царей человеческих? И отличие это полностью соответствует тому, о чём говорят греки и египтяне, когда указывают на собственные династии богов, полубогов и смертных".[1]

Кроме того, как утверждает Панодор,

"царствование семи богов, правивших миром, относится к временам ещё более ранним (чем времена Менеса — Е.П.Б.). Именно тогда и спустились на Землю те благодетели рода человеческого, которые научили
[[Примечания]] —————————————————

[1] См. "Histoire de l'Astronomie Ancienne".[104]


[[Том 2, стр.]] 369 О ЧЁМ РАССКАЗАЛИ ЖРЕЦЫ ГЕРОДОТУ
людей рассчитывать движение Солнца и Луны при помощи двенадцати знаков эклиптики".[105]

Примерно за пятьсот лет до нынешней эры египетские жрецы показали Геродоту статуи своих человеческих царей и жрецов-"пиромисов" (верховных пророков, или маха-коганов этих храмов), рождавшихся один от другого (без участия женщин) и царствовавших ещё до Менеса — их первого царя из числа смертных людей.[106] Эти статуи, по его словам, представляли собой гигантских деревянных колоссов, и всего их насчитывалось триста сорок пять, и при этом каждая из фигур имела собственное имя, историю и запись в анналах. И, как они уверяли Геродота[1] (если только этот правдивейший из историков, "отец истории", не будет сегодня обвинён в сочинительстве басен — ну, хотя бы в данном случае), никакой историк не сможет ничего понять об этих царях-сверхлюдях и что-либо написать о них, пока не изучит историю трёх династий, существовавших до человеческих — а именно: о династиях богов, о династиях полубогов и о династиях героев, или исполинов. Эти "три династии" и представляют собой три расы.[2]

В переводе на язык эзотерического учения эти три династии являются также династиями дэв, Кимпурушей, а также данавов и дайтьев[107] — иными словами, богов, небесных духов и исполинов, титанов.

"Блаженны родившиеся людьми — даже покинув состояние богов — в Бхарата-Варше!"[108] — 

восклицают сами же боги, воплотившиеся в человечество Третьей корневой расы. Бхарата — это Индия, но в данном случае она символизирует землю избранных тех дней, наилучшую из всех областей Джамбу-двипы, ибо, по преимуществу, то была земля активных (духовных) трудов, землёй посвящений и божественных знаний.

Можно ли отказать Крейцеру в огромной силе интуиции, когда, практически незнакомый с индоарийскими философиями — ещё малоизвестными в его время — он пишет следующие слова?

"Мы, европейцы, удивляемся сегодня, слыша разговоры о духах Солнца, Луны и так далее. Однако мы хотим подчеркнуть ещё раз: природный здравый смысл и способность к трезвым
[[Примечания]] —————————————————

[1] Массу свидетельств на эту тему можно также обнаружить в "Мемуарах Академии" ("Mémoires à l'Académie") де Мирвилля, т. III.

[2] В "Вишну-пуране" (кн. II, гл. 3-4 и след.) можно найти множество подтверждений на этот счёт, если внимательно читать текст источника. Царствование богов, низших богов и людей — всё это обозначено в виде описания царей семи островов, семи морей, семи гор и т.д. и т.д. У каждого царя, по всем преданиям, неизменно было семь сыновей, что служит явным указанием на семь субрас. Приведём лишь один пример. У царя, правившего Куша-двипой, было семь сыновей (далее они все указываются поимённо), . . . "именами которых были названы семь областей ("варш") острова. В них-то и проживало человечество бок о бок с дайтьями и данавами, а также небесными духами (гандхарвами, якшами, кимпурушами и т.д.) и богами" (гл. IV). Исключение в этом смысле составляет лишь царь Прияврата — сын самого первого ману, Сваямбхувы, — у которого было десять детей. Но трое из них — Медха, Агнибаху и Путра — стали аскетами и отказались от своей доли в наследстве, так что царь Прияврата поделил землю на всё те же семь континентов.


[[Том 2, стр.]] 370 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
суждениям у древних народов, которым были совершенно чужды наши насквозь материалистические взгляды на небесную механику и физические науки, . . . не позволяли им видеть в звёздах и планетах лишь то, что видим мы, а именно: простые массы светящихся или тёмных тел, кружащихся в межзвёздном пространстве, подчиняясь одним лишь законам притяжения и отталкивания. Нет, они видели в них живые тела, которые одушевляются духами — так же, как, по их наблюдениям, это происходило и в любых других царствах природы . . . Это учение о духах, столь органично вписывающееся в деятельность природы — из которой оно и было выведено — сформировало и грандиозное, уникальное мировоззрение, в котором в единое целое сливались все физические, нравственные и политические стороны жизни . . . " ("Égypte", pp. 450-455).

Только такое мировоззрение и способно привести человечество к правильным заключениям относительно его собственного происхождения и возникновения всего сущего во вселенной — Неба и Земли, живым связующим звеном которых он и является. При отсутствии такой психологической связки и ощущения её наличия не сможет развиваться ни одна наука, а вся область познания ужмётся до анализа одной лишь физической материи.

Убеждение оккультистов в существовании "духов" проистекает из того обстоятельства, что они ощущают (а некоторые и видят) себя в постоянном и плотном окружении этих самых "духов".[1] У материалистов такого ощущения нет. Они твёрдо стоят на земле, живя в мире, похожем на мир насекомых и даже рыб, в котором представители некоторых видов не видят и никак не чувствуют присутствия рядом с собой мириад особей того же самого рода.[2]

Первым из мудрецов-классиков, подробно заговоривших о

[[Примечания]] —————————————————

[1] Даже природа внутреннего человека в наши дни оказалась поражена той же слепотой, что и его физическая природа, и это стало общим правилом. Человек на Земле живёт, подобно какому-нибудь ланцетнику в океане. Окружённый со всех сторон целыми стаями и миллионами особей рыб и других существ, ланцетник даже не замечает их присутствия вокруг себя — для этого у него нет ни мозга, ни каких-либо других органов чувств, которыми обладают остальные обитатели океана. Уж не эти ли "бранхиостомы" — кто знает? — послужили прямыми предками для наших материалистов в полном соответствии с теорией Дарвина?

[2] На оккультистов сыплются обвинения в том, что они поклоняются то ли богам, то ли бесам. Мы отвергаем все подобные обвинения. Среди неисчислимых сонмов духов — тех, что некогда уже были людьми, и тех, кому ещё только предстоит ими стать, — есть существа, стоящие на неизмеримо более высоком уровне, чем весь наш род человеческий. В своей святости они превосходят наисвятейшего человека на Земле, а по мудрости не имеют себе равных среди всех смертных — без единого исключения. Есть существа, которые ничем не лучше нас, но есть и такие, что похуже наших самых примитивных дикарей, а то и стоят ещё ниже их по своему уровню развития. Вот эти-то последние особенно и готовы к сообщению с нашей землёй — они способны легко воспринимать и ощущать нас аналогично тому, как ясновидящие способны воспринимать и ощущать их. Ближайшее соседство наших сфер обитания и планов восприятия, к сожалению, лишь облегчает такое взаимное сообщение, поскольку они всегда готовы к тому, чтобы вмешаться в наши дела на благо наше или на беду. Когда нас спрашивают: "Как же так получается, что видеть и время от времени беседовать с "духами" способны лишь истерично-чувствительные натуры, люди с нервными и психическими патологиями?", то мы отвечаем на этот вопрос целым рядом других вопросов. Мы спрашиваем: "А насколько хорошо вам известна природа галлюцинаций и насколько чётко вы способны определить процесс их возникновения в человеческой психике? Почему вы решили, что все подобные видения — лишь результат одних только физических галлюцинаций? Откуда у вас эта уверенность в том, что все нервно-психические заболевания, которые блокируют (так называемую) нормальную деятельность наших органов чувств, не открывают в то же самое время человеку такие горизонты, которые неизвестны обычному здоровому человеку, и не распахивают перед ним такие двери, которые плотно заперты для восприятия (?) вашими учёными, и что некие духовно-психические способности не приходят тут же на замену утраченных — или временно атрофированных — чисто физических органов чувств? Причиной медиумизма и видений — галлюцинаций, как вы называете их, — является действительно болезнь, то есть образование избытка нервного флюида. Но что науке вообще известно хотя бы о медиумизме?" Ведь в самом деле, [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 371 ПОДТВЕРЖДЕНИЯ, ПРИСУТСТВУЮЩИЕ ВО ВСЁМ МИРЕ

существовании божественных династий, был Платон, который помещал их на неком обширном материке — Атлантиде, как он называл его.[109] Не первым и не последним среди тех, кто разделял эту точку зрения, был Байи, а до него изучением этой теории занимался о. Кирхер. В своём "Эдипе Египетском" ("Œdipus Ægyptiacus", vol. I, p. 70) этот просвещённый иезуит писал:

"Признаюсь, долгое время я считал всё это (династии и Атлантиду — Е.П.Б.) чистейшими баснями ("meras nugas") — вплоть до того самого дня, когда, расширив свои познания в восточных языках, я пришёл к заключению, что все эти легенды в конечном счёте, несомненно, являются лишь разными вариантами какой-то одной великой истины . . . " [110]

Как показывает де Ружмон, Феопомп[111] в своей "Меропии" вкладывает в уста фригийских и малоазийских жрецов те же слова, что произносили и жрецы из Саиса, поведавшие Солону об истории и судьбе Атлантиды. По словам Феопомпа, Меропия представляла собой одиночный материк неопределённого размера, на котором располагались две страны, населённые двумя народами — один народ был боевым и воинственным, а другой — благочестивым и склонным к созерцанию,[1] что́ Феопомп и символизирует двумя городами.[2] Благочестивый "город" постоянно посещали боги, а в воинственном "городе" жили разнообразные существа, неуязвимые для железа, и поразить насмерть их можно было лишь с помощью камня или дерева[112].[3]

Де Ружмон считает всё это выдумками Феопомпа (см. "Peuple Primitif," vol. iii, 157) и усматривает обман ("supercherie") в утверждениях саисских жрецов. "Демонологи" же осуждают такой подход как "нелогичный". Так, де Мирвилль пишет:

"Такой обман, который построен на твёрдом убеждении, предмет веры всей эпохи античности . . . [113] Такой домысел, который при всём при этом дал название целой горной цепи (Атлас); который позволил с величайшей точностью топографически установить целый регион (поместив некоторые из его островов на небольшом удалении от Кадиса и Кальпского пролива[114]) и возвестил за 2 тысячи лет до Колумба о существовании по ту сторону океана земли, расположенной за этой самой Атлантидой, и "достичь её", как гласит этот домысел, можно "через острова не блаженных, а добрых духов" ἐν δαιμόνιον (наши "îles Fortunées"[115]) — такой домысел никогда не смог бы стать общепризнанной химерой" ("Слово об Атлантиде", с. 29).[116]

Сегодня с уверенностью можно констатировать лишь одно: неважно, "химера" это или реальность, но жрецы во всём мире опирались на один и тот же источник — на всемирное предание

[[Примечания]] —————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]] если бы все эти современные Шарко проанализировали состояние бреда у своих пациентов, сделав больший акцент на психической составляющей, то наука — и физиология, в частности, — смогла бы сегодня добиться гораздо бо́льших успехов, а область истинных знаний обрела бы значительно более широкую фактологическую базу.

[1] Это были первые арийцы и основной костяк Четвёртых корневых рас — первые благочестивые и склонные к созерцанию (к медитации на принципах йоги), а вторые — воинственный народ колдунов, стремительно деградировавший вследствие собственных необузданных страстей.

[2] Северные и южные области Лемурии-Атланиды. Гиперборейская и экваториальная части обоих континентов (см. подразделы, посвящённые истории Лемурии и Атлантиды).[117]

[3] Этот факт имеет под собой оккультную основу и связан со свойствами железа, которое способно притягиваться с помощью магнитных элементов и отталкиваться с помощью других, изготовленных оккультными методами, и в этом случае эти элементы становятся столь же невосприимчивыми к воздействию железа, как вода к удару по ней.


[[Том 2, стр.]] 372 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

о третьем великом континенте, который погиб около 850 тысяч лет тому назад.[1] На континенте этом обитали два отличавшихся друг от друга народа — отличавшихся физически и, что гораздо важнее, нравственно. Оба эти народа были одинаково глубоко знакомы с Изначальной Мудростью и тайнами природы, но жили друг с другом в острой вражде и вели между собой не прекращающуюся борьбу, двигаясь по пути своей двойной эволюции. Если всё это одни лишь басни, то откуда же даже у китайцев взялось целое учение по этому вопросу? Разве в своих исторических анналах не имеют они записей о существовании некогда священного острова, "Чжоу", который находился за солнцем, а далее простирались земли бессмертных людей? (см. де Ружмон, там же). И ведь они до сих пор убеждены в том, что остатки этих бессмертных людей — счастливо переживших времена, когда этот священный остров почернел от греха и сгинул, — нашли себе убежище в великой пустыне Гоби, где и продолжают жить по сю пору, невидимые для всех и под защитой сонмов духов.

Крайне скептически настроенный Буланже (см. его "Царство богов" [Boulanger, "Règne des Dieux," Introduction]) говорит:

"Если верить преданиям, . . . то до времени правления царей был период царства героев и полубогов, а ещё раньше, по легендам, было чудесное царство богов — словом, все эти сказки о золотом веке . . . Невозможно не удивляться тому, что столь интересные летописи с недоверием отвергаются почти всеми нашими историками. А ведь они [летописи] сообщают нам о том, что когда-то не подвергалось ни малейшему сомнению нигде в мире и свято хранилось всеми народами. Некоторые из народов хранят эти предания до сих пор и руководствуются ими во всей своей повседневной жизни. С учётом всего этого нельзя торопиться с выводами. . . .
У тех древних народов, от которых мы почерпнули эти предания, — а не верим мы им больше по той причине, что просто перестали их сегодня понимать — наверняка должны были иметься твёрдые основания им доверять, ведь жили они во времена, гораздо ближе стоящие к первым векам [существования человечества], а теперь эта увеличившаяся дистанция во времени уже не позволяет нам им доверять . . .
В своей четвёртой книге "Законов" Платон рассказывает о том, что задолго до строительства первых городов Сатурн утвердил на Земле особую форму правления, при которой человек жил очень счастливой жизнью. Он говорит о золотом веке, то есть о времени правления богов, получившем такое широкое распространение в сказаниях древности, . . . а потому давайте рассмотрим эти его представления о том веке блаженства и задумаемся над тем, зачем вообще он ввёл эти сказки в свой чисто политический трактат.
По словам Платона, для ясного и чёткого понимания того, что такое царская власть, откуда она ведёт своё начало и каковы пределы её могущества, необходимо обратиться назад, к первоначалам истории и сказки. Великие изменения, говорит он, произошли во дни седой старины и на небе, и на Земле, и одним из результатов этих изменений и стало всё нынешнее положение вещей (карма — Е.П.Б.).
Наши собственные предания рассказывают нам о многих чудесах, о таких изменениях, которые затронули траекторию движения Солнца, о царствии Сатурна,[118] а также о тысячах других событий, которые рассеялись в памяти человеческой. Но мы никогда не слышим ни о том ЗЛЕ,
[[Примечания]] —————————————————

[1] Самый первый континент или, если хотите, остров — "северная полярная шапка" — так никуда и не исчез. И не исчезнет вплоть до последних дней цикла семи рас.


[[Том 2, стр.]] 373 ПШЕНИЦУ ПРИНЕСЛИ С СОБОЙ БОГИ
которое явилось причиной всех этих поворотных событий, ни о том зле, которое прямо воспоследовало за ними. Однако . . . зло это есть то начало, о котором нужно громко говорить, если мы хотим рассуждать о царской власти и истоках её силы . . . "[119]

Судя по всему, это зло Платон усматривает в подобности или одноприродности (сосубстанциальности) правителей и управляемых, ибо он говорит, что задолго до начала строительства городов, во времена золотого века, человек жил блаженной жизнью на земле, поскольку ни в чём не испытывал нужду. Почему?

"Да потому что Сатурн знал: человек не может править человеком, ибо своими капризами и тщеславием он тут же наполнит вселенную несправедливостью, а потому и не позволял ни одному смертному обрести власть над другими — такими же смертными. И потому этот бог поступил с человеком так же, как мы поступаем с нашими стадами домашних животных. Ведь мы не ставим быков начальниками над быками, а баранов — над баранами, а даём им погонщика или пастуха, то есть существо, принадлежащее к совершенно другому виду и имеющее лучшую природу. Вот точно так же поступил и Сатурн. Из любви к человечеству он не поставил управлять им ни одного смертного царя или князя, а поставил — "духов и гениев (δαίμονας), имевших природу божественную, более великолепную, чем природа человеческая".
Именно бог (Логос, синтез всего сонма — Е.П.Б.), который начальствовал над гениями, — и стал первым пастухом и водителем человечества.[1] Когда же мир перестал управляться подобным образом и боги удалились, "свирепые звери пожрали часть человечества". Человечество оказалось предоставленным самому себе и должно было выживать за счёт собственных усилий, и вот тогда-то и появились среди него изобретатели, которые один за другим открыли человечеству огонь, пшеницу, и виноград, а в благодарность за это человечество обожествило их . . . "(см. "Законы", I, iv.; а также "Крит." и "Политик").[120]

И человечество выбрало верный путь, поскольку добывание огня путём трения составляет первую тайну природы — первое и главное свойство материи, которое оказалось раскрыто человеку.

"Плоды и злаки, неведомые до того на Земле, были принесены "Владыками Мудрости" на благо тем, кем они правили, из иных лок (сфер — Е.П.Б.) . . . " — 

читаем мы в Комментариях.

Таким образом:

"Древнейшие человеческие изобретения (? — Е.П.Б.) — это самое замечательное из всего, что сделано нашей расой до сих пор . . . Начало использования огня и обнаружение способов его добывания, одомашнивание животных и, самое главное, открытие тех методов, которые позволили впервые вывести разнообразные злаки из некоторых диких растений (? — Е.П.Б.) — всё это такие открытия, которые по своей изобретательности и важности не идут ни в какое сравнение с тем, что было сделано позже. История мало что знает об этом — подробности теряются в ослепительном свете зари человечества" (см.: "Unity of Nature," Argyll).[121]

Конечно, наше гордое поколение вряд ли охотно согласится признать правоту этих слов. Но если уж оно утверждает, что не существует таких злаков и плодов, которые не были бы известны на Земле, то мы хотели бы напомнить читателю о том, что в диком состоянии пшеница на земле никогда не встречается: она не является продуктом Земли. Все остальные зерновые имеют свои родоначальные формы в виде разнообразных видов дикорастущих растений, но что касается пшеницы,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Тайное учение разъясняет и дополняет слова Платона. Оно утверждает, что этими "изобретателями" были боги и полубоги (дэвы и ракшасы), которые — кто намеренно, а кто и понуждаемый кармой — воплотились в человечестве.


[[Том 2, стр.]] 374 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

то до сих пор ещё ни одному ботанику не удалось обнаружить её дикого предка.[122] И в этой связи давайте ещё раз вспомним, как свято почиталась эта зерновая культура у египетских жрецов — пшеницу даже помещали рядом с мумиями, и тысячелетия спустя её находили в саркофагах археологи. Вспомним:

"Слуги Гора собирают колосья пшеницы на полях Иару . . . пшеницы в семь локтей высотой" ("Книга мёртвых",[123] гл. xcix., 33; а также clvi., 4.)[1]

Мы здесь хотели бы отослать читателя к Стансе VII (том I, шл. 3), в которой разъясняется ещё один смысл этого стиха, а также к "Книге мёртвых" (гл. CIX, ст. 4 и 5). Так, египетская Исида произносит следующие слова:

"Я — царица этих областей. Я первой открыла смертным тайны пшеницы и зерна. . . . Я — та, что поднимается в созвездии Пса . . . (Пёсья звезда) . . . Возрадуйся, о Египет! ты, что вынянчил меня"[124] (кн. I, гл. XIV.[2]

Пёсьей звездой назывался Сириус. Он был также звездой Меркурия и Будхи[125] и почитался как величайший наставник человечества, стоящий выше других будд.

А в китайской книге "И Цзин" говорится, что заслуга изобретения земледелия принадлежит "небесным гениям, которые обучили ему человечество".[126]

"Горе, горе людям, которые ничего не знают, ничего не замечают да и не хотят ничего видеть . . . Все они слепцы,[3] ибо не ведают, как плотно мир заполнен различными незримыми существами, которые во множестве находятся даже в самых священных местах" ("Зохар", часть I, кол. 177).[127]

"Сыны Божьи" существовали прежде и продолжают существовать поныне. Многовековая вера в божественных существ — начиная с индуистских манасапутр и брахмапутр ("сынов Брахмы" и "умом рождённых сынов") и кончая библейско-иудейскими б'не-алейм — 

[[Примечания]] —————————————————

[1] Это прямое указание на эзотерическое деление человеческих принципов, символически выраженных в образе божественной пшеницы. Надпись, сделанная в третьем регистре этого папируса (гл. CX "Книги мёртвых") гласит: "Это область манов (развоплощённых людей — Е.П.Б.) в семь локтей высотой — а именно: только что перенесённых туда людей, которые должны были по-прежнему обладать всей семеричностью своих принципов, и до начала их разделения даже тело было астрально представлено в кама-локе, или Гадесе . . . " Там произрастает пшеница в три локтя высотой для мумий, находящихся в состоянии совершенства (то есть для уже разделившихся, три наивысших принципа которых пребывают в дэвачане, и "им позволено собирать колосья". Это царство (дэвачан) называется "землёй возрождения богов" и, согласно описанию, в ней обитают Шу, Тефнут и Геб. Описание "царства манов в семь локтей высотой" (т.е. мумий, ещё не достигших совершенства) и описание царства тех, кто уже достиг "состояния совершенства" и кто "собирает колосья пшеницы в три локтя высотой", не оставляют никаких сомнений. У египтян была та же самая эзотерическая философия, которая теперь исповедуется загималайскими адептами — не случайно при погребении последних их тела посыпают зёрнами пшеницы и других злаков.

[2] Некоторые египтологи пытались отождествлять Осириса с Менесом, что является очевидной ошибкой. По оценкам Бунзена, Менес жил за 5867 до Р.Х., против чего резко возражают христиане. Но, тем не менее, "Исида-Осирис" царствовали в Египте ещё до того, как дендерский зодиак был изображён на потолке храма — то есть более 75 тысяч лет тому назад!

[3] В оригинальном тексте даже сказано "закупорены" или "запечатаны".


[[Том 2, стр.]] 375 "СЫНЫ БОЖИИ": СОВЕРШЕННЫЕ И НЕСОВЕРШЕННЫЕ

и универсальная традиция заставляют рассудок уступить доводам подобных свидетельств. Чего стоят все эти так называемые независимые исследования или "доказательства, лежащие в самих документах" (в основе которых, как правило, лежат личные пристрастия соответствующих исследователей) перед лицом свидетельств, накопленных во всемирном масштабе и сохраняющихся в неизменном виде на протяжении целых исторических циклов? Да вы прочитайте в эзотерическом ключе, лишь чуть изменив форму изложения, шестую главу книги Бытия, в которой повторяются те же положения Тайного учения, — и вы увидите, что из неё следуют совершенно иные выводы, идущие вразрез даже с "Зохаром".

"В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как "сыны Божии" (б'не-алейм — Е.П.Б.) стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди (то есть исполины — Е.П.Б.)".[1]

Что ещё может означать выражение "особенно же с того времени, как", как не фразу: "На земле были исполины даже и до того времени" — то есть ещё до безгрешных сынов Третьей расы — "и особенно с того времени, как другие сыны Божии, стоящие ниже по своей природе, положили начало половому воспроизводству на земле" (то же самое сделал и Дакша, увидев, что его манасапутры не хотят населять землю).

А затем между стихами 4-м и 5-м книги Бытия мы наблюдаем большой разрыв. Ведь не в порочности же этих "сильных и . . . славных людей" — в числе которых упоминается и Нимрод, "сильный зверолов пред Господом"[128] — увидел бог, "что велико развращение человеков на земле".[129] И, конечно же, строители Вавилонской башни тут ни при чём, поскольку жили они уже во времена после Потопа. Всё дело здесь в потомках исполинов, ведь эти исполины произвели на свет monstra quaedam de genere giganteo[130] — чудовищ, от которых произошли низшие расы человечества, ныне представленные на земле в виде горстки несчастных вымирающих племён и огромных человекообразных обезьян.

И в ответ на все возражения со стороны богословов — хоть протестантов, хоть католиков — мы можем лишь отослать их к их же собственным дословным текстам. Вышеприведённый стих всегда представлял собой дилемму — причём не для одних только учёных или библеистов, но и для священников. Вот, например, что говорит в этой связи о. Перонн:

"Либо они (б'не-алейм — Е.П.Б.) представляли собой добрых ангелов — но в таком случае как могли они пасть? Либо они были злыми (ангелами — Е.П.Б.), — но в таком случае они не могли бы называться б'не-алейм, то есть "сынами Божиями" ("Praelectiones theol.", ch. ii).

Эту библейскую загадку — "подлинного смысла которой никогда не понимал никто из писавших на эту тему", как откровенно признаётся Фурмон[2] — можно разрешить лишь с помощью оккультного учения: через "Зохар" для живущих на Западе и через Книгу Дзян для жителей Востока. О чём рассказывает Книга Дзян, мы уже видели, а вот что об этом говорится в "Зохаре":

"Б'не-алейм служило общим наименованием и для малахимов (добрых посланников — Е.П.Б.), и для ишинов ("низших ангелов" — Е.П.Б.)" (Равви Парха).[131]

Для пользы дела мы можем демонологам также заметить, что их сатана,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Быт. 6, 4.

[2] См.: "Критические размышления о происхождении древних народов" ("Réflexions critiques sur l'origine des anciens peoples").


[[Том 2, стр.]] 376 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

"враг человеческий", фигурирует в книге Иова в числе сынов Божиих, б'не-алейм, которые приходят навестить своего отца (гл. 1). Но об этом позже.

Однако "Зохар" вовсе не говорит о том, что ишины — эти прекрасные б'не-алейм — были в чём-то виноваты: они лишь смешались со смертными людьми, поскольку ради этого они и были посланы на землю (см.: "Книга Руфь", а также "Schadash"; fol. 63, col. 3; Amsterdam edition). В другом месте того же тома говорится о том, что эти б'не-алейм относятся к десятому подразделению "Престолов" ("Зохар", часть iii, кол. 113. Но см. также том I, с. 184).[132] В нём, кроме того, разъясняется, что ишины — viri spirituales, то есть "люди-духи" — в наши дни, когда человек их видеть больше не может, помогают магам своими знаниями производить гомункулов, которые представляют собой не просто маленьких людей, а "людей, меньших (в смысле — стоящих по развитию ниже), чем люди". И ишины, и гомункулы появлялись в той форме, которой тогда обладали ишины, — то есть в газообразной, бесплотной. И возглавляет их Азазель.[133]

Но Азазель не имеет ничего общего с сатаной, с которым его ассоциируют церковные догматы. Азазель — это тайна, как об этом говорится в другой литературе, и именно так о нём выразился Маймонид в своей книге "Путеводитель для растерянных" ("In More Nevochim", ch. xxvi., p. 8). "В этой истории об Азазеле заключена какая-то непроницаемая тайна".[134] Так оно и есть на самом деле, поскольку Ланчи, библиотекарь Ватикана и много знающий человек, говорит — мы уже цитировали его выше, — что

"это глубоко почитаемое божественное имя (nome divino e venerabile) под пером учёных-библеистов превратилось в имя какого-то дьявола, дикой пустыни, горы и козла" ("Sacra Scrittura").[135]

Поэтому нелепо выводить имя Азазель, как делает это Спенсер, из слов "азал" ("отделённый") и "эл" ("бог") — то есть "отделённый от Бога", дьявол. В "Зохаре" Азазель выступает скорее священной жертвой, чем "прямым врагом Иеговы", как хотелось бы того Спенсеру (II, pp. 14, 29[136]).

Удивительно, сколько злобных выдумок и измышлений обрушено самыми разными авторами-фанатиками на этот "сонм ангельских существ". Азазель и его "воинство" — это просто-напросто иудейский Прометей, и он должен рассматриваться именно с этой точки зрения. "Зохар" аллегорически говорит о том, что ишины были прикованы к горе в пустыне, имея просто-напросто в виду то, что эти "духи" были прикованы к земле в рамках цикла их земных воплощений.

В "Книге Еноха" Азазель (или Азазиэль) выступает одним из вождей ангелов-"грешников",[137] которые, спустившись на Ардис — вершину горы Ермон — принесли клятву верности друг другу.[138] Об Азазеле говорится, что он научил людей изготавливать мечи, ножи, щиты, делать зеркала (?), дабы каждый видел, что у него за спиной (то есть "магические зеркала").[139] Амезарак обучил людей колдовству и разделению корней, Армарос — способам защиты от магии, Баракал — астрологии, Кокабел — знамениям и приметам, Темел — астрономии, а Асрадел научил движению луны. "Вот эти семеро и стали первыми наставниками Четвёртого человечества" (то есть Четвёртой расы). Но зачем сводить аллегорию лишь к пределам мёртвой буквы?


[[Том 2, стр.]] 377 ЗАБЛУЖДЕНИЯ ОБЕИХ ЦЕРКВЕЙ.

Здесь мы видим символическое изображение великой борьбы, разворачивающейся на небе и на земле — борьбы между божественной мудростью (ноусом) и её земным отражением (псюхе),[140] то есть между духом и душой. На небе — потому что божественная монада отправилась оттуда в добровольное изгнание, чтобы спуститься на более низкий план и, воплотившись в созданное из праха земного животное, превратить его в бессмертного бога. Ведь и Элифас Леви говорит нам:

"ангелы стремятся стать людьми, ибо совершенный человек — богочеловек — превосходит даже ангелов".[141]

А на земле — потому что едва дух успевает спуститься, как тут же оказывается обвитым удушающими кольцами материи.

Удивительно, как оккультное учение изменяет характер известных персонажей до прямо противоположных, ведь в образах антропоморфного архангела у христиан и человекообразного бога у индуистов в данном случае символически представлена именно материя, а дух — образом дракона, то есть змея. Ключ к пониманию тайны даёт именно символика оккультизма, тогда как богословская символика скрывает её ещё плотнее. И в самом деле, именно оккультная символика разъясняет множество таких высказываний в Библии и даже в Новом Завете, которые до сих пор оставались непонятными. Богословская же символика, следуя своему догмату о сатане и его бунте, лишь принизила характер и природу своего якобы беспредельного, абсолютно совершенного бога и тем самым совершила страшнейшее зло и величайшую беду на земле — сотворила веру в дьявола как самостоятельную личность. Смысл этой тайны проясняется с помощью открываемого теперь нами ключа к её метафизической символике, тогда как в богословском толковании боги и архангелы так и остаются символами, служащими лишь сохранению мёртвой буквы, догматических религий и восстающими против чистых истин духа — не прикрытых фальшью и не раскрашенных человеческой фантазией.

Не раз мы косвенно намекали на это в "Разоблачённой Исиде", но ещё больше указаний на эту тайну содержится в разбросанном виде во всех томах настоящей книги. Чтобы поставить точку в этом вопросе раз и навсегда, скажем следующее: то, что духовенство любой догматической религии — прежде всего христианской — понимает под сатаной, врагом Божьим, является на самом деле высочайшим божественным духом — (оккультной Мудростью на земле) — который по самой своей природе враждебен любой земной кратковременной иллюзии, в том числе догматическим религиям церковников. Таким образом, и римско-католическая церковь, нетерпимая, фанатично настроенная и жестокая по отношению к любому, кто не желает быть её рабом; церковь, которая именует себя невестой Христовой и в то же самое время хранит верность Петру, к которому вполне справедливо были обращены резкие слова Учителя: "Отойди от меня, сатана"[142] — а с другой стороны, церковь протестантская, которая хоть и называет себя христианской, но самым парадоксальным образом заменяет Новый завет "законом Моисея", от которого Христос откровенно отмежевался[143] — обе эти церкви ведут борьбу против божественной Истины, отвергая и очерняя Дракона эзотерической (ибо она божественна) Мудрости. И когда они поносят солнечного Хнума[144] гностиков — Агафодемона-Христоса — или Змея Вечности теософов или даже змея из книги Бытия, — ими


[[Том 2, стр.]] 378 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

движет тот же самый дух тёмного фанатизма, который когда-то заставил фарисеев осудить Иисуса словами: "Не правду ли мы говорим, что бес в Тебе?"[145]

Прочитайте предание об Индре (Ваю). Для этого возьмите сначала "Ригведу" — в главных своих чертах явно оккультное произведение арийской мысли. А затем сравните прочитанное с тем, как та же история изложена в пуранах, то есть с экзотерической версией той же легенды — а иначе говоря, с намеренно искажённым преданием истинной религии Мудрости. Если в "Ригведе" Индра представлен как наивысший и величайший из богов, а употребление им напитка сомы аллегорически указывает лишь на высокую духовность его природы, то в пуранах Индра уже выведен как распутник-пьяница, регулярно выпивающий этот напиток, но этот факт представлен уже в чисто земном смысле. Он изображён победителем всех "врагов божьих" — дайтьев, нагов (змеев), асур, всех богов-змеев, а также космического змея, Вритри. Индра — это архангел Михаил индуистского пантеона, глава небесного воинства.[146]

Возвращаясь к Библии, мы видим, как сатана — один из "сынов Божиих" (Иов, 1, 6) — в экзотерической интерпретации превращается в дьявола и в дракона в его инфернальном смысле как воплощения зла. Однако в Каббале (в "Книге чисел") сатана-Самаэль и победитель змея, архангел Михаэль, оказываются одним и тем же.[147] Как это может быть? Да ведь сказано же, что целем ("образ") одинаково отражает и Михаэля, и Самаэля,[148] которые суть одно и то же. Оба они происходят, согласно учению, от руаха (духа), нешамы (души) и нефеш (жизни).

В халдейской "Книге чисел" Самаэль представляет собой сокровенную (оккультную) Мудрость, а Михаэль — Мудрость наивысшую земную, при этом и тот, и другой восходят к одному и тому же источнику, и пути их расходятся лишь после выхода их из мировой души, которая на земле есть махат (рассудочное понимание) или манас (средоточие ума, рассудка). А пути у них расходятся по той причине, что один (Михаэль) находится под влиянием нешамы, а второй (Самаэль) остаётся вообще вне какого-либо влияния. Это учение было извращено догматическим духом церкви, которая из чувства ненависти к независимости духа, остающегося свободным от влияния какой-либо внешней формы (в том числе и от церковной догмы), немедленно превратила сатану-Самаэля (мудрейшего и духовнейшего из всех духов) во врага как своего антропоморфного бога, так и пленённого чувствами физического человека — в дьявола!

———————

Истоки мифа о сатане

Давайте исследуем этот продукт святоотеческой фантазии чуть глубже и попробуем отыскать его прототип у язычников. Восстановить историю происхождения нового мифа о сатане несложно. Отголоски предания о драконе и солнце можно встретить во всех уголках земли — как в цивилизованных странах, так и в полудиких областях. Вначале это были перешёптывания среди мирских людей о каких-то тайно происходящих посвящениях, а уж затем эта традиция [связанная с драконом и солнцем] утвердилась повсеместно в рамках некогда существовавшей мировой религии — поклонения солнцу. Было время, когда все четыре части света покрывали храмы, посвящённые солнцу и дракону,[149]


[[Том 2, стр.]] 379 СЕКРЕТ ДРАКОНА

однако в наши дни остатки этого культа сохранились в основном лишь в Китае и буддийских странах:

"образы Бэла и Дракона повсеместно слились воедино, а жрецы офитской религии столь же повсеместно стали принимать имя того бога, которому служили" ("Archaeology," Vol. xxv., p. 220, London).[150]

Из всех религий древности именно в Египте мы должны искать корни этого культа, распространившегося затем на Запад. Офиты почерпнули свои ритуалы из книг Гермеса Трисмегиста,[151] а культ солнца вместе со своими солнечными богами перешёл в страну фараонов из Индии. В богах Стоунхенджа мы узнаём дельфийские и вавилонские божества, а в последних — дэв ведийских народов. Бэл и Дракон, Аполлон и Пифон, Кришна и Калия, Осирис и Тифон — всё это одно и то же, только представленное под различными именами, и последними вариациями этой темы являются архангел Михаил и красный дракон, а также Георгий Победоносец с его драконом. А поскольку в земном смысле Михаил "тождествен Богу" или выступает его "двойником", а кроме того, является и одним из элохимов,[152] он — ангел-воитель, то, следовательно, он — просто-напросто пермутация Иеговы.

Какое бы космическое или астрономическое событие ни послужило поводом для возникновения аллегорического предания о "небесной войне", его земные корни следует искать в храмах посвящений и в древнейших тайных святилищах. А вот и доказательства этого.

Мы видим, что (а) жрецы брали для себя имена тех богов, которым служили; (б) на протяжении всей древности "драконы" считались символом бессмертия и мудрости, тайных знаний и вечности; а также (в) иерофанты в Египте, Вавилоне и Индии, как правило, именовали себя "сынами дракона" и "змеями". Всё это, таким образом, и подтверждает положения Тайного учения.

И в Египте, и в Халдее существовали многочисленные катакомбы, некоторые из них тянулись на очень большие расстояния. Самыми знаменитыми из них считались подземные крипты в Фивах и Мемфисе. Первые — они начинались на западных берегах Нила и простирались до Ливийской пустыни — были известны как катакомбы или проходы змеев. Там-то и совершались священные мистерии, связанные с куклос анагкес, то есть с "Неизбежным Циклом", более знакомым как "цикл необходимости", — неумолимым жребием, которым предопределялась судьба всякой души после её телесной смерти, когда она представала на суд в царстве Аменти.

В книге Б. де Бурбура говорится о мексиканском полубоге, Вотане, который, рассказывая о своём путешествии, описывает некий подземный коридор, заканчивающийся у основания небес. Это была змеиная нора, "un agujero de culebra", говорит он, и допущен туда он был лишь из-за того, что и сам являлся "сыном змеев", то есть был одним из змеев ("Die Phoinizier", 70).[153]

Рассказ этот весьма примечателен, поскольку приведённое в нём описание змеиной норы точно соответствует тому, что собой представляли вышеупомянутые древнеегипетские крипты. А кроме того, и египетские, и вавилонские иерофанты во время мистерий обычно называли себя


[[Том 2, стр.]] 380 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

"сынами бога-змея" или "сыновьями дракона".

"Ассирийские жрецы всегда носили имя своего бога", — пишет Муверс. Друиды кельто-британских регионов также называли себя змеями. "Я — змей, я — друид", — возглашали они. А египетский Карнак — это просто двоюродный брат Карнака в Бретани, причём последний переводится как "змеиный холм". Когда-то драконтиями был усыпана вся поверхность земли, и все эти храмы были посвящены дракону, поскольку тот символизировал собою солнце, а солнце, в свою очередь, выступало символом наивысшего бога — финикийского Элона или Элиона, которого Авраам называл Эль Элион.[1] Помимо своего родового имени, "змеи", они также носили имена "строителей" и "зодчих", ибо таково было несказанное величие их храмов и памятников, что даже сегодня источенные в прах их остатки "своими точными математическими расчётами пугают нынешних строителей наших," как пишет Талиесин[154].[2]

Де Бурбур в своей книге намекает на то, что древнемексиканские вожди, носившие имена Вотан и Кетцалькоатль (божество в виде змея), — это потомки Хама и Ханаана.

"Я — Хивим", — говорили они. "А значит, я принадлежу к великой расе Дракона (змея). Я и сам змей, ибо я — Хивим" ("Cartas", 51; "Разоблачённая Исида", т. I, 553 и след.)[155]

Кроме того, как известно, "Небесная война" в одном из своих значений указывает на ту ужасную борьбу, которая ожидает любого кандидата в адепты — борьбу между его "я" и его персонифицированными (с помощью магических средств) человеческими страстями, когда просветлённый мудростью внутренний человек должен был либо сокрушить их, либо потерпеть поражение. В случае победы он становился "победителем дракона" — поскольку с честью превозмогал все искушения — и "сыном змея", а также самим змеем, ибо он сбрасывал с себя старую кожу и рождался в новом теле, становясь одним из Сыновей Мудрости и Бессмертия в вечности (см. также часть II, миф о сатане).

Предполагаемый предок народа Израиля, Сиф — это всего лишь грубая иудейская пародия на Гермеса, бога мудрости, известного также под именами Тот, Тат, Сиф, Сет и сатана. Он же и Тифон,[156] он же и Апофис — дракон, сражённый Гором, поскольку Тифона называли также и Сетом.[157] Он — просто-напросто тёмная сторона Осириса, его родной брат, так же как Ангра-Манью является чёрной тенью Ахура-Мазды.

В чисто земном смысле все эти аллегории связаны с теми испытаниями, через которые должен был пройти будущий адепт, кандидат в посвящение. В астрономическом же смысле они относятся к солнечным и лунным затмениям, мифологическое истолкование которых мы и сегодня встречаем в Индии и на Цейлоне, и всякий желающий может заняться исследованием их аллегорических сказаний и преданий, ничуть не изменившихся за последние несколько тысячелетий.

[[Примечания]] —————————————————

[1] См.: Санхуниатон, Евсевий, Pr. Ev. 36; Быт. 14.[158]

[2] См.: "Society of Antiquaries of London," vol. xxv. p. 220.[159]


[[Том 2, стр.]] 381 КРАЖА, СОВЕРШЁННАЯ РАХУ

Существует миф, повествующий об одном из дайтьев по имени Раху. Это был исполин, полубог, нижняя часть тела которого заканчивалась драконьим или змеиным хвостом. При пахтании океана он похитил часть амриты — воды бессмертия, — которую сотворили боги, а выпив её, он стал бессмертным. Однако Солнце и Луна видели, как похититель совершал кражу, и пожаловались на него Вишну, и тот поместил его в звёздные сферы, при этом верхняя часть его тела представляла собой голову дракона, а нижняя ("кету") — его хвост.[160] Это — восходящий и нисходящий узлы. С тех пор Раху мстит Солнцу и Луне, время от времени проглатывая их. Однако легенда эта заключает в себе ещё один мистический смысл, поскольку Раху, то есть голова дракона, играл важную роль в инициационных солнечных ("викарттана"[161]) мистериях, когда кандидат в посвящение и дракон сходились в своей главной битве.

Пещеры, в которых жили риши, как и обиталища Тиресия и других греческих прорицателей,[162] — просто копии обителей нагов, индуистских царей-змеев, живших в скальных пустотах под землёй. На сокровенный смысл этого мифа [о сатане] указывает всё — начиная с Шеши, тысячеглавого змея, на котором покоится Вишну, и кончая Пифоном, оракулом, изображаемым в виде дракона-змея. В Индии мы обнаруживаем это на примере того, о чём говорится в древнейших пуранах. Так, дети Сурасы изображаются в виде "могучих драконов".[163] А в "Ваю-пуране" говорится уже о детях не "Сурасы" (как в "Вишну-пуране"), а о данаях или данавах — детях Дану, родившихся от мудреца Кашьяпы, — и эти данавы описываются как исполины (то есть "титаны"), объявившие войну богам. Таким образом, их описание позволяет полностью отождествить их с "драконами" и "змеями" Мудрости.

Да одно лишь простое сопоставление солнечных богов любой страны позволяет убедиться в том, как точно все эти предания совпадают друг с другом, и чем оккультнее тот или иной аллегорический символ, тем точнее он совпадает по смыслу с соответствующим символом любой другой системы. Так, если из трёх внешне как будто широко различающихся между собой систем — древнеарийской, древнегреческой и современной христианской — мы наугад выберем несколько солнечных богов и драконов, то увидим, что они будто списаны друг с друга.

Возьмём бога огня Агни, бога небесной тверди Индру и Карттикею[164] у индуистов, греческого Аполлона и Михаила, "ангела солнца", первого среди эонов, именовавшегося у гностиков "спасителем" — и рассмотрим их всех по порядку.

(1). Агни — бог огня — в "Ригведе" носит имя Вайшванара. Но Вайшванара — это один из данавов: он представляет собой демона-исполина,[1] а дочери его, Пулома и Калака, являются матерями бесчисленных данавов (30 миллионов), родившихся от

[[Примечания]] —————————————————

[1] Таким образом, он входит в число данавов, перечисленных в "Ваю-пуране". Комментатор "Бхагавата-пураны" называет его одним из сыновей Дану, а имя его [Вайшванара] переводится ещё и как "дух человечества".[165]


[[Том 2, стр.]] 382 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Кашьяпы,[1] и живут в "золотом граде", Хираньяпуре, парящем в воздухе.

Таким образом, Индра — как бы пасынок обеих дочерей, приходясь сыном Кашьяпе,[166] а сам Кашьяпа в этом смысле идентичен Агни — богу огня, то есть Солнцу (Кашьяпа-адитья).

В эту же группу входит и Сканда, или Карттикея (бог войны, а в астрономическом смысле — шестиликая планета Марс[167]). Он — кумара, то есть непорочный юноша, которого породил Агни,[2] чтобы погубить Тараку — демона-данаву, приходившегося внуком Кашьяпе по линии его сына Хираньякши.[3] Тарака же представлял собой усердного йога, подвергавшего себя столь суровому аскетизму, что напугал тем самым богов, не желавших видеть никаких соперников, равных им по могуществу.[4]

Что касается Индры, то, с одной стороны, этот светлый бог небесной тверди убивает змея-демона Вритру (или Ахи) и за этот подвиг получает звание Вритра-хан, что значит "победитель Вритры". А с другой стороны, он возглавляет воинство дэв (ангелов, богов) в борьбе с другими богами, восставшими против Брахмы, и потому он именуется Джишну, "вождём небесного воинства".

Карттикея, как мы обнаруживаем, носит похожие звания: за убийство данавы Тараки он получает наименование "Тарака-Джит" — "сокрушитель Тараки",[5] а также именуется "Кумара Гуха" — "таинственный отрок непорочный", "Сиддха-Сена" — "вождь сиддхов" и "Шактидхара" — "копьеносец".

(2). А теперь возьмём греческого бога солнца Аполлона и, сопоставив связанные с ним мифические сказания, посмотрим, не похож ли он,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Кашьяпу называют сыном Брахмы, а также "саморождённым", и ему приписывается важная роль в сотворении мира. Он — один из семи риши. Экзотерически он является сыном Маричи, а тот — одним из сыновей Брахмы. В то же время, согласно "Атхарваведе", "саморождённый Кашьяпа возник из Времени". В эзотерическом же смысле время и пространство — это формы единого непостижимого Божества. В качестве одного из адитьев Индра — как и наш прародитель, Ману Вайвасвата — является сыном Кашьяпы. В том смысле, в каком о нём говорится в приведённом тексте, он является Кашьяпа-адитьей — то есть солнцем, богом солнца, — от которого происходят все "космические" демоны, драконы (наги), боги-змеи, и исполины-данавы.[168] Приведённые выше в тексте аллегории носят чисто астрономический и космический смысл, но помогают понять, что все они суть одно и то же.

[2] В экзотерической литературе все подобные легенды излагаются по-разному. В "Махабхарате" Карттикея изображается как "шестиликий Марс" — сын Рудры (Шивы), саморождённый, то есть появившийся на свет без помощи матери, из семени Шивы, брошенного в огонь. И Карттикею обычно называют "агнибху", т.е. "огнерождённый".

[3] Хираньякша — правитель или царь пятой области Паталы, один из богов-змеев.

[4] Элохимы также испугались того, что Адам может обрести знание добра и зла, а потому, как мы видим, его изгоняют из Эдема, то есть убивают духовно.

[5] Суть поведанной истории сводится к тому, что Тарака (его также называют "калабханой"[169]), благодаря своим необыкновенным йогическим способностям, в совершенстве овладел божественным знанием йога-видьи и обрёл тем самым оккультные способности богов, и те вступили в заговор против него. В их лице мы видим здесь "послушный" сонм архангелов (малых богов), организующих заговор против (в будущем) падших ангелов, которых Енох обвиняет в совершении тяжкого преступления — раскрытия всему миру "небесных тайн мира".[170] Именно Михаил, Гавриил, Рафаил, Суриил и Уриил и донесли Господу Богу на тех из своих собратьев, кто, по преданию, проник в божественные тайны и разгласил их затем людям: этой уловкой они спасли себя от такого же наказания. Михаилу было наказано сразиться с драконом — так же, как и в случае с Карттикеей и при аналогичных же обстоятельствах. И тот, и другой — "ведут за собой небесное воинство"; и тот, и другой девственно чисты, они оба — "возглавляют сонм святых", "копьеносцы" ("шактидхара") и т.д. и т.д. Карттикея — точно такой же прототип Михаила и Св. Георгия, как и Индра — прототип Карттикеи.


[[Том 2, стр.]] 383 БОГИ, РАЗНЫЕ ГРАНИ ОДНОГО АЛМАЗА

с одной стороны, и на Индру, и на Карттикею, и даже на Кашьяпа-адитью, а с другой — на Михаила (как на ангельскую форму Иеговы[171]), "ангела солнца", который "подобен" Богу и "един с Богом". Сделанные для доказательства принципа единобожия все позднейшие мудрёные интерпретации — пусть и возведённые в ранг не подлежащих никаким сомнениям церковных догм — не доказывают практически ничего, кроме, пожалуй, лишь одного: они оскорбляют достоинство человека и его возможности.

Аполлон — это Гелиос (солнце), Феб-Аполлон ("свет жизни и мира"[1]), который появился на свет из златокрылой чаши (солнца), а следовательно, и является, главным образом, богом солнца. Едва родившись, он уже просит дать ему свой лук, чтобы убить Пифона — демона-дракона, преследовавшего его мать ещё до его рождения,[2] а победа над ним является особым божественным наказом — точно так же, как и в истории с Карттикеей, который был специально рождён для того, чтобы одолеть Тараку, чересчур святого и мудрого демона.

Аполлон рождается на звёздном острове под названием Астерия — "златой звезде-острове", "земле, парящей в воздухе", — который есть не что иное, как индуистский златой Хираньяпура. Как пишет д-р Кенили,

"Его называют непорочным (ἁγνὸς, Agnus Dei, индийский Агни); в первоначальном варианте мифа он свободен от всякой чувственной любви" ("Book of God," p. 88)[172].

А значит, он — кумара, точно такой же, как Карттикея и как Индра, в его ранних жизнеописаниях. С другой же стороны, Пифон, "красный дракон", роднит Аполлона с Михаилом, победителем дракона из Апокалипсиса, желающего погубить "жену, которой надлежало родить" (см. Откр. 12) — точно так же преследует Пифон и мать Аполлона. Неужели их идентичность не бросается в глаза? И если бы преп. У.Э. Глэдстоун, столь гордящийся своей учёностью в греческой премудрости и пониманием духа гомеровских сказаний ещё и чуть-чуть получше представлял себе эзотерический смысл "Илиады" и "Одиссеи", то он, глядишь, и глубже разобрался бы в Откровении Иоанна Богослова, а может быть, даже и Пятикнижия. Ибо путь к пониманию Библии пролегает через Гермеса, Бэла и Гомера, а путь к последним — через индуистскую и халдейскую религиозную символику.

Отзвук этого же предания архаических времён мы слышим и в гл. 12 Откровения, а появилось оно там, вне всякого сомнения, из вавилонских легенд, тогда как сами эти легенды восходят к арийским преданиям. Одного лишь фрагмента, приведённого покойным Джорджем Смитом (см. "Халдейская версия книги Бытия" ["The Chaldean account of Genesis," p. 304]), уже достаточно для того, чтобы понять, откуда берёт своё начало гл. 12 Апокалипсиса. Вот как описывает его знаменитый ассириолог:

"Наш . . . фрагмент повествует о сотворении человечества под именем Адам. Как и (человек — Е.П.Б.) в Библии, он создаётся совершенным . . . но затем присоединяется
[[Примечания]] —————————————————

[1] "Жизнь и свет" мира материально-физического, блаженство для физических чувств — но не для души. Аполлон — бог в первую очередь человеческий, бог эмоциональной и помпезно-театральной церковной обрядности с зажиганием свечей и музыкальным сопровождением.

[2] См. Откр. 12, где мы читаем о преследовании матери Аполлона этим самым Пифоном, "красным драконом", который является, к тому же, и Порфирионом — пурпурным или красным титаном.[173]


[[Том 2, стр.]] 384 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
к дракону Бездны — животному духа хаоса Тиамат — и выступает против своего бога, который проклинает его и призывает на его голову всё зло и все беды, какие только могут пасть на род людской.[1]
Вслед за этим происходит война между драконом и силами зла, то есть хаоса, с одной стороны, и богами, с другой.
Боги велят выковать для себя оружие,[2] а Мардук (архангел Михаил в Откровении — Е.П.Б.) ведёт небесное воинство на битву с драконом. Война, которая описывается с большим воодушевлением, завершается, разумеется, победой начал добра. . ."[3]

Эта война, которую ведут боги с силами Бездны — в своём последнем, земном истолковании — имеет прямое отношение к борьбе, развернувшейся между арийскими адептами нарождавшейся Пятой расы и колдунами Атлантиды, демонами Бездны, жителями островов, окружённых со всех сторон океаном, которые в конце концов и погибают во время Потопа (см. заключительные страницы "Разоблачённой Исиды", т. I, посвящённые Атлантиде).[174]

Символика драконов и "небесной войны", как уже отмечалось, может трактоваться в различном ключе: в одной общей аллегории описываются события, имеющие и религиозный, и астрономический, и геологический характер. Однако она заключает в себе ещё один смысл — космологический.

В Индии та же драконья тема повторяется в одной из своих вариаций в описании битв, которые ведут друг с другом Индра и Вритра. В Ведах этот Ахи-Вритра называется "демоном засухи", ужасным обжигающим ветром. Мы видим, что Индра находится в состоянии постоянной войны с ним, и лишь при помощи своих громов и молний бог вынуждает Ахи-Вритру пролить дождь на землю, а затем и вообще насмерть поражает его. Вот почему Индру и называют "победителем Вритры", Вритра-ханом — так же, как и архангел Михаил носит прозвище Победоносца и "сокрушителя дракона". Оба "врага", представленные в образе "старого дракона", одинаково низвергаются, таким образом, в бездны земли.

У сонма зенд-авестийских амшаспендов также есть свой вождь наподобие архангела Михаила и, читая "Видевдат",[175] трудно не заметить их сходства с легионами небесного воинства. Так, во фрагарде XIX, ii, 13 (42) Ахура-Мазда велит Заратуштре:

"Взывай, о Заратуштра, к Амеша Спентам, которые правят семью каршварами[4] земли".[176]

А эти самые каршвары в своих семи

[[Примечания]] —————————————————

[1] Ни один "бог" — ни Бэл, ни Иегова — не может считаться единой беспредельной абсолютной Мудростью, если он проклинает собственное же (якобы) творение, поскольку считает его несовершенным.

[2] В индийском предании о Таракамае, войне между богами и асурами, возглавляемыми Сомой (Луной, царём растений), оружие для богов куёт Вишва-Карма, божественный "ремесленник", похожий на Вулкана (Тувалкаина[177]).

[3] Мы уже где-то писали о том, что "жена, которой надлежало родить" (Откр. 12, 4), — это Айме, "великая мать", или Бина, третья сфира, "имя которой — Иегова".[178] А "дракон", стремящийся пожрать её будущего младенца (вселенную), — это Дракон Абсолютной Мудрости: той Мудрости, которая понимает неотделимость вселенной и всего сущего в ней от абсолютного Всё, а потому и видит в ней не что иное, как великую Иллюзию, Махамайю, а стало быть, и причину всех страданий и мук.

[4] Эти "семь каршваров земли" — семь глобосфер нашей планетарной цепи,[179] [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 385 СТРОИТЕЛИ МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА

значениях одинаково относятся к семи глобосферам нашей планетарной цепи, к семи планетам, к семи небесам и т.д. в соответствии с тем, какой смысл вкладывается в понятия "физический" и "надземный" — или просто "небесный" — миры.

В своём заклинании, обращённом против Ангра Манью и его воинства, в том же самом фрагарде (ii и iii) Заратуштра произносит следующие слова:

"Взываю я к семи светлым сравам с их сыновьями и стадами" (см. "Вендидад-Садэ" ["Vendid. Sadah"], 42).[180]

Слово "срава", от перевода которого востоковеды отказались, ссылаясь на то, что "значение его неизвестно", обозначает тех же самых амшаспендов,[181] но понимаемых уже в их наивысшем оккультном смысле. "Сравы" — это ноумены феноменальных амшаспендов, это души или духи тех же самых проявленных могущественных Сил. А выражение "их сыновья и стада" относится к планетарным ангелам и их небесному стаду: звёздам и созвездиям.

Слово "амшаспенды" — это экзотерический термин, который употребляется в чисто земном смысле и применительно к земным делам. Обращаясь к Ахура-Мазде, Заратуштра всегда говорит: "Ты, творец материального мира". Ормазд — отец нашей земли (Спента Армаити), которая при её персонификации именуется "прекрасной дочерью Ахура-Мазды" (фрагард 19, ii).[182] Но он ещё и творец Дерева (оккультного и духовного знания и мудрости), из которого и происходит мистический и таинственный барсман.[183] Однако оккультное имя светлого Бога никогда не произносилось вне стен храмов.

Самаэль же, или сатана — то есть змей-искуситель из книги Бытия и один из первейших восставших ангелов — это имя, которое носит "красный дракон". Он — "ангел смерти", ибо, как записано в Талмуде, "ангел смерти и сатана суть едины". Первый раз его убивает Михаил, но затем его ещё раз убивает Св. Георгий, который также называется "Победоносцем". Но обратите внимание на трансформацию: Самаэль — то же самое, что и самум,[184] горячий ветер пустыни — или опять-таки ведийский засушливый ветер, Вритра. "Самум называют atabutos" или — diabolos, то есть "дьявол".[185]

Тифон, он же дракон Апофис — "Обвинитель" в "Книге мёртвых" — погибает от руки Гора, который пронзает голову своего врага копьём. Но, с другой стороны, Тифон — это и уничтожающий всё живое ветер пустыни, это ярая стихия, которая сметает всё со своего пути. Как Сет он является воплощением ночного мрака, убийцы Осириса — воплощения дневного света и солнца. Как показывают данные археологии, Гор — то же самое, что Анубис,[1] изображённый на одном из обнаруженных египетских памятников в доспехах и с копьём в руке — как Михаил и Георгий Победоносец.[186] И Анубис также считается

[[Примечания]] —————————————————

[[Примечания с предыдущей страницы]] семь миров, упоминаемых также и в "Ригведе" — подробно описываются в другом месте. Существует шесть раджамси ("миров"), расположенных выше притхиви ("земли"), которая понимается как "здесь" ("идам") в отличие от "там" (т.е. от шести глобосфер, расположенных на трёх других планах) (см. "Rig-Veda", I, 34; III, 56; VII, 104.11, и V, 60, 6. См. раздел, посвящённый хронологии).

[1] "Книга мёртвых", гл. xvii, ст. 62: "Анубис — это Гор, растворяющийся в том, кто не имеет глаз".


[[Том 2, стр.]] 386 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

победителем дракона, имевшего голову и хвост, как у змея (см. Ленуар, "О драконе из Меца").[187]

Таким образом, с космологической точки зрения все драконы и змеи, которые гибнут от руки "Победоносцев", связаны в своём происхождении с буйными, неуравновешенными началами хаоса, которые усмиряются солнечными богами, то есть созидательными силами. В "Книге мёртвых" эти начала носят название "сынов бунта" (см. также "Egyptian Pantheon," pp. 20, 23).

"В эту ночь угнетатель,[188] убийца Осириса, иначе называемый змеем лукавым (стих 54). . . . поднимает в воздух сыновей бунта, и, когда они появляются на востоке небес, тогда происходит война в небесах и во всём мире" (ст. 49, "Книга мёртвых", гл. xvii).[189]

Тот же самый миф воспроизводится и в скандинавских "Эддах" в рассказах о "войне" между асами[190] и хримтурсами ("инеистыми великанами"), а также в описании битвы между Асатором и ётунами — змеями и драконами, а также "волком", возникающим из "Тьмы".

"Злые духи"[1] — вначале не более чем обычные эмблемы Хаоса — позднее эвгемеризуются в суеверном сознании толпы и в конце концов получают право гражданства даже у самых цивилизованных и просвещённых народов нашей планеты — с самого (якобы) её сотворения — а у христиан превращаются в одну из догм. Как отмечает Джордж Смит:

"Злые начала (духи), эмблемы Хаоса (мы это видим на примере как Халдеи и Ассирии, так и Египта — Е.П.Б.), сопротивляются этой перемене и разворачивают войну с Луной, старшим сыном Бэла, и перетягивают на свою сторону Солнце, Венеру и бога атмосферы Вула" (см. "Assyrian Discoveries", p. 403).

Это всего лишь ещё одна версия всё той же индуистской "небесной войны", вспыхнувшей между Луной-Сомой и богами, а бог атмосферы Вул — это не кто иной, как Индра. Всё это совершенно ясно говорит и о космологическом, и об астрономическом характере этого предания, почерпнутого из древнейшей теогонии, в которую оно входило в полном соответствии с учением мистерий.

В наиболее наглядном виде истинный смысл всех этих образов — и дракона, и змея, и козла, — и вся символика тех сил, которые сегодня принято называть "злом", нашли своё отражение в религиозных учениях гностиков, поскольку именно они в своих учениях вскрывают эзотерическую природу иудейского суррогата ЭЙН-СОФА, подлинный смысл которого оставался — за редкими исключениями — неизвестным христианам, поскольку тщательно скрывался раввинами.

Иисус из Назарета, разумеется, вряд ли стал бы советовать своим апостолам быть "мудрыми, как змии", будь "змий" символом "лукавого". Да и офиты — просвещённые египетские гностики, члены "Братства змея" — вряд ли стали бы в своих ритуалах оказывать знаки почтения живой змее как эмблеме МУДРОСТИ, божественной Софии (и воплощению общего блага, а не общего зла), будь эта рептилия тесно связана с сатаной.[191] Дело в том, что даже в качестве обычного пресмыкающегося она всегда несла в себе двойной символический смысл, а

[[Примечания]] —————————————————

[1] Этих "злых духов" ни в коем случае нельзя отождествлять с сатаной, или Великим Драконом. Они — всего лишь элементалы, порождённые невежеством, это — космические и человеческие страсти — или Хаос.


[[Том 2, стр.]] 387 КТО ПЕРВЫМ СОТВОРИЛ ЖЕНЩИНУ?

как дракон она являлась не чем иным, как символом Божества, проявленным в своей наивысшей Мудрости. Представленный в картинах древних художников летающий дракон, Draco Volans, — это, вероятно, всего лишь преувеличенное изображение какого-то реально существовавшего, но вымершего допотопного животного, однако те, кто доверяет оккультным учениям, убеждены в том, что когда-то, во времена глубокой древности, действительно жили существа, похожие на летающих драконов — что-то вроде птеродактилей, и именно эти-то гигантские крылатые ящеры и послужили прототипом для сарафа Моисея и его великого медного змея.[1] Иудеи поначалу и сами поклонялись этому идолу, но после религиозной реформы, проведённой Езекией, сделали поворот на 180 градусов и стали называть этот символ великого или Наивысшего Бога у любого другого народа — дьяволом, а своего собственного узурпатора — "Богом Единым".[2]

Слово "сатана" — на иврите са'тан, "враг" (от глагола шатана, то есть "выступать против", "преследовать") — с полным правом можно отнести лишь к главному и злейшему "врагу всех остальных богов", к Иегове, а вовсе не к змею, от которого исходили одни только слова сочувствия и мудрости и который — на худой конец — является "врагом" всего лишь "человеческим" в соответствии с церковным догматом.

Этот догмат, вытекающий из содержания гл. 3 книги Бытия, столь же нелогичен и несправедлив, сколь и парадоксален. В самом деле, кто первым сотворил этого изначального и в будущем всеобщего искусителя мужчины — женщину? Нет, разумеется, это был не змей. Это был сам "Господь Бог" — именно он со словами: "не хорошо быть человеку одному" создал женщину и "привёл её к человеку" (18-22[192]). И если последовавший затем небольшой неприятный эпизод был воспринят и воспринимается по сей день как "первородный грех", то он рисует божественную дальновидность Творца в весьма жалком свете. Самый первый Адам (из гл. 1) много выиграл бы, останься он навсегда "мужчиной и женщиной" в одном лице или если бы вообще продолжал жить "один". Судя по всему не кто иной, как сам Господь Бог, и явился подлинной причиной, "агентом-провокатором", вызвавшим все дальнейшие бедствия, тогда как змей — всего лишь прототип Азазеля — оказался "козлом отпущения, принесённым за грех (Бога — Е.П.Б.) Израиля",[193] несчастным трагосом,[194] вынужденным расплачиваться за оплошность своего хозяина и Творца.

Разумеется, всё это говорится лишь для тех, кто воспринимает начальные события разворачивавшейся драмы человечества лишь в изложении мёртвой буквы книги Бытия. Тем же, кто способен понимать их в эзотерическом ключе, нет никакой нужды

[[Примечания]] —————————————————

[1] См. Числ. 21:8-9. Бог велит Моисею сделать себе медного змея, "сарафа", и тогда, лишь взглянув на него, все ужаленные "змиями умерщвляющими"[195] исцелялись бы. Этими "змиями" были серафимы,[196] каждый из которых, как указывает Исаия (6, 2), имел "по шесть крыл". Это символы Иеговы и всех остальных демиургов, которые из самих себя производят по шесть сыновей или собственных подобий — итого семеро, включая их творца. Таким образом, медный змей и есть Иегова, главный среди "змеев огненных". И, тем не менее, в 4 Цар. (гл. 18) мы читаем, что царь Езекия, который, как и Давид, отец его, "делал . . . угодное в очах Господних", — "истребил медного змея, которого сделал Моисей", и "сыны Израилевы . . . называли его Нехуштан", то есть кусок меди.

[2] "И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян" (1 Пар. 21, 1). "Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля" (2 Цар. 24, 1). А значит, и первый, и второй — одно и то же.


[[Том 2, стр.]] 388 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

заниматься спекуляциями и строить собственные гипотезы — они и без того знают, как следует толковать заключённую в этой мёртвой букве символику, и умеют делать это безошибочно.

Мы пока не будем касаться мистического и многогранного значения имени Иеговы, понимаемого в абстрактном смысле и не имеющего никакого отношения к Наивысшему Божеству, которое нарочито ложно прикрыто этим именем.[197] Оно стало всего-навсего ширмой, намеренно созданной раввинами, тем секретом, который они оберегали с особенным, десятикратным усердием после того, как христиане попросту обокрали их, отняв то, что принадлежало им по праву — имя этого божества.[1] И здесь мы хотели бы сказать вот о чём.

Тот персонаж, который в первых четырёх главах книги Бытия именуется по-разному — то как "Бог", то как "Господь Бог", а то и как просто "Господь" — не одно и то же лицо и, разумеется, это не Иегова. В Каббале есть три отдельных класса (или группы) элохимов, которые называются "сфирот". Так вот собственно Иегова появляется лишь в главе 4-й: там в первом стихе он носит имя "Каин",[198] а в последнем уже обозначает человечество в целом — мужчину и женщину, йах-ве (jah-veh).[2]

Далее, "змей" означает вовсе не сатану, а светлого ангела, одного из элохимов, одетого в славу сияния,[199] который ничуть не обманывает женщину, говоря ей: "нет, не умрёте", если вкусите от запретного плода. Он-то и сделал человека бессмертным в его нетленной природе. Он — Иао из мистерий,[200] главный из андрогинов-творцов человека. Глава 3-я повествует (при эзотерическом прочтении текста) о том, как снята была пелена незнания, та пелена, что мешала ангелоподобному человеку, созданному по образу "бескостных" богов, свободно воспринимать мир, и как его сознание было открыто для понимания собственной истинной природы. Таким образом, эта глава рисует образ светлого ангела (Люцифера) как дарителя бессмертия и "просветителя".

Рассказ же об истинном грехопадении, то есть о погружении в материальный мир и переходе к половому воспроизводству, следует искать в главе 4-й. Именно там Иегова-Каин — мужская составляющая двойственного человека-Адама — отделяется от Евы и создаёт в ней "Авеля", то есть первую природно-физическую женщину,[201] и там же проливается первая кровь девственной женщины. [3]

И теперь, когда на основе правильного истолкования стиха 1-го книги Бытия (гл. 4), изложенного в ивритском оригинале, мы показали, что Каин и Иегова — это одно и то же лицо, а также с учётом раввинского учения, по которому "Кин (Каин), воплощение зла, был рождён Евой от Самаэля — дьявола, занявшего место Адама", и принимая во внимание талмудистское замечание о том, что "злой дух, сатана, и ангел смерти Самаэль суть одно и то же" (Бава Батра, 16a) — можно легко увидеть, что Иегова (человечество, то есть "Иах-хова") и сатана (а следовательно, и змей-искуситель) вплоть до мельчайших

[[Примечания]] —————————————————

[1] Имя "И'хова" (как с масоретскими знаками, так и без оных) уже было разобрано по косточкам десятками самых эрудированных исследователей, предлагавшими самые разные толкования его смысла, и действительно показали многозначность этого имени. Наилучшей из таких работ является книга "Источник мер, иудейско-египетская тайна" ("Source of Measures, the Hebrew Egyptian Mystery").[202]

[2] В вышеупомянутом труде (p. 233, App.) даётся правильный перевод стиха 26 из 4-й главы книги Бытия: "тогда люди начали называть себя Иеговой". Однако объяснение этого даётся, вероятно, не вполне точное, поскольку последнее слово должно писаться Иах (мужчина) Хова (женщина) для того, чтобы подчеркнуть главную мысль: именно в то время и возник род людской в виде сугубо мужских и сугубо женских индивидов.

[3] Более подробно об этом см. превосходно написанные страницы в "Приложении" ("Appendix", p. vii) указанной книги.[203]


[[Том 2, стр.]] 389 ИЕГОВА-ОФИОМОРФОС

черт похожи друг на друга. Вне самого человечества не существует ни дьявола, ни иного источника зла, способного произвести на свет дьявола. Зло составляет необходимый элемент проявленного мироздания и служит ему одной из главных опор.[204] Без него невозможны ни прогресс, ни эволюция: для возникновения дня нужна ночь, а смерть необходима для рождения жизни — вечной жизни человека.

В метафизическом смысле сатана — это не что иное, как оборотная сторона или противоположный полюс всего сущего в природе.[1] Он — "враг" и, выражаясь аллегорически, "человекоубийца",[205] а также великий противник всего и вся лишь потому, что нет ничего во всей вселенной, что не имело бы в себе двух полюсов — двух сторон одной и той же медали. И в этом смысле с тем же правом, что и дьявол, могли бы именоваться сатаной и свет, и благо, и красота, и т.д., поскольку они — противники тьмы, зла и уродства. В этом свете более понятными становятся философия и логические основания некоторых сект периода раннего христианства — сект, прозванных еретическими и про́клятыми как мерзость на все времена. Мы вполне можем понять причины, по которым секта сатанистов полностью выродилась и была проклята без малейшей надежды на какое-либо оправдание в будущем, тем более что свои учения они хранили в тайне. Или почему точно так же выродились каиниты[206] и даже секта (Иуды) искариота,[207] хотя истинный характер этого ренегата-апостола так никогда и не был верно представлен на суд человечества.

Как следствие всего этого, значительно проясняются и принципы учений гностиков. Каждая из их сект была основана тем или иным посвящённым, а в основе их учений лежало точное знание символики всех народов земли. Отсюда понятно и то, почему Илдабаоф у большинства из них считался тем самым богом, о котором говорил Моисей,[208] и понимался как обуянный гордыней амбициозный и нечистый дух, который, злоупотребив своей силой, узурпировал место наивысшего Бога, хотя на самом деле он ничем не отличался от своих собратьев-элохимов — а в некоторых своих чертах был даже гораздо хуже их. Элохимы же представляли собой всеохватное проявленное божество лишь только в том случае, когда рассматривались как единая совокупность — ведь именно они вылепливали самые первые дифференцированные формы из первосубстанции космоса в целях сотворения феноменального универсума.

Именно поэтому гностики и называли Иегову творцом Офиоморфоса — змея, сатаны, то есть ЗЛА — и оба сливались у них в единое целое (см. "Разоблачённая Исида", II, 184[209]). Согласно их учению, Иурбо и Адонай — это просто разные "имена Иао-Иеговы, который является одной из эманаций Илдабаофа" ("Codex Nazaraeus") (см. ниже "Падшие ангелы"[210]). На их языке это означало то же самое, что раввины выражали более завуалированно: "Каин — это порождение Самаэля, то есть сатаны".

[[Примечания]] —————————————————

[1] Согласно демонологии, сатана является главой всех противоборствующих сил ада — царства Вельзевула. Он принадлежит к пятому виду или классу демонов (всего же таких классов девять, как утверждает средневековая демонология) и возглавляет всех ведьм и колдунов. Но обратите внимание в другом месте нашего текста[211] на истинный смысл того, чем является Бафомет — сатана с козлиной головой. Он — то же самое, что и Азазель, израильский козёл отпущения. Природа и есть бог ПАН.


[[Том 2, стр.]] 390 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Во всех древних системах падшие ангелы аллегорически изображаются прототипами падшего человечества, а с эзотерической точки зрения являются самим этим человечеством. Так, согласно семитской традиции, творившие мир элохимы стали "сынами Божиими", "бени-элохим", и в числе их находился сатана.[212] Небесная война между Трайтаоной и змеем-разрушителем Аджи Дахакой[213] завершается на земле, по словам Э. Бюрнуфа, в виде битвы благочестивых людей с силами зла — "иранцев с арийскими браминами из Индии".[214] А борьба богов с асурами повторяется в виде великой войны, описанной в "Махабхарате". В самой молодой религии из всех, в христианстве, все сражающиеся стороны — и боги, и демоны, противники из обоих лагерей — теперь трансформировались в драконов и сатанинских существ ради единственной цели: связать воплощение ЗЛА с образом змея из книги Бытия и тем самым обосновать новую догму.[1]

———————

Ной был кабиром, а значит, по-видимому, бесом?

Вопрос о том, кто именно обучил человека земледелию — Исида (она же Церера, "Кабирия") или всё те же кабиры[215] — не столь уж и важен. Но очень важно другое: необходимо помешать фанатикам монополизировать исторические и легендарные факты и не позволить им взвалить всю ответственность за собственные искажённые представления об истине, истории и преданиях на одного только человека.

Ной — это либо один из многочисленных мифов, либо персонаж предания, восходящего к сказаниям о кабирах и титанах — то есть к той традиции, которая утвердилась в самофракийских мистериях. Именно поэтому монопольных прав на него нет ни у иудеев, ни у христиан. Если Фейбер ценой огромных познаний и исследований пытался доказать, что Ной — это атлант и титан, а члены его семьи — это кабиры, то есть благочестивые титаны и т.д., то в этом случае вся библейская хронология рушится под собственным весом вместе со всеми своими патриархами — допотопными и доатлантийскими титанами.

Как сегодня уже показано и доказано, Каин — это Марс, бог силы и плодородия, и с ним связано первое (при половом акте) пролитие крови.[2] Тувал-Каин — один из кабиров — "был ковачом всех орудий из меди и железа",[216] то есть, если угодно, он — тот же Гефест, или Вулкан. Иавал также принадлежит к числу кабиров — наставников в области земледелия, "отец живущих в шатрах со стадами", а Иувал "был отец всех играющих на гуслях и свирели"[217] — то есть тот или те, кто изготовил арфу для Крона и трезубец для Посейдона.[3]

[[Примечания]] —————————————————

[1] Более подробно о мифе о сатане см. часть II этого тома, посвящённую вопросам символики.

[2] Он также Вулкан,[218] то есть Вул-каин, являвшийся величайшим богом у египтян позднейшего периода, а также величайшим кабиром. Богом времени в Египте был Хиум, то есть Сатурн, он же Сет, а Хиум — то же самое, что и Каин.[219]

[3] См. Страбона, сравнивающего их с циклопами — XIV. p. 653 et seq. (Callim in Del., 31 Stat. Silo. IV., 6, 47; etc., etc.)[220]


[[Том 2, стр.]] 391 ПРЕДАНИЯ О ПОТОПЕ

История или "сказки", связанные с таинственными тельхинами, — а в каждой из этих сказок слышен отзвук событий архаичных времён, о которых рассказывают наши эзотерические учения — дают нам ключ к генеалогии Каина (Быт. 3). Они объясняют, почему римско-католическая церковь связывает "про́клятую кровь" Каина и Хама с колдовством и в этом усматривает причину Потопа. Разве не тельхины — говорят нам — были таинственными кузнецами с острова Родос? теми самыми, что первыми возвели статуи богам, дали им оружие, а людям — секреты магии? И не они ли были погублены потопом по велению Зевса, как и каиниты по воле Иеговы?

Тельхины — это просто-напросто те же кабиры и титаны, только изображённые в другой форме. А кроме того, они — атланты. Как отмечает П. Дешарм,

"подобно Лемносу и Самофракии, Родос — откуда происходят родом тельхины — является островом вулканического происхождения" ("Genii of Fire", p. 271).[221]

По преданиям, остров Родос, ранее поглощённый океаном, неожиданно выступил на поверхность морских вод. Как и Самофракия (кабиров), он остался в людской памяти связанным с легендами о потопе.

На этом мы пока можем поставить точку, поскольку нами сказано уже вполне достаточно по этому вопросу. Однако мы можем добавить несколько слов к тому, что связано с Ноем, — представителем бога на земле, а иудейский бог также имел своего представителя среди людей, как имел его в том или ином образе и каждый языческий бог.

В песнях Гомера в поэтической форме уже изложено всё, что впоследствии было напридумано о патриархах, которые на самом деле являются не чем иным, как звёздными, космическими и числовыми символами и знаками. Попытки оторвать друг от друга две генеалогии — Сифа и Каина[1] — а также последующие (и столь же безуспешные) попытки представить их в виде реально живших исторических персонажей, лишь подстегнули глубокие изыскания в области древней истории и привели к таким открытиям, которые нанесли смертельный удар по [библейской] идее так называемого божественного откровения.

После установления того, например, что Ной и Мелхиседек — это одно и то же лицо, становится уже нетрудно доказать и то, что Мелхиседек — отец Садик — это не кто иной, как Крон-Сатурн.[222]

И это действительно легко доказать, поскольку не отвергается ни одним из христианских исследователей. Так, Дж. Брайент (см. "Analysis of Ancient Mythology",[223] vol. II, p. 760) согласен с теми, кто разделяет мнение, что Сыдик, или

[[Примечания]] —————————————————

[1] Мы утверждаем, что нет ничего более нелепого и по-детски наивного, чем эти тщетные попытки отделить генеалогию Каина от генеалогии Сифа, то есть прикрыть идентичность их имён разным их написанием. Так, сына Каина зовут Енохом, а у Сифа сын носит то же самое имя — Енох (Енос, К'анох, Ханох — с не имеющими огласовки ивритскими именами можно творить всё, что душе заблагорассудится). По линии Каина: у Еноха родился Ирад, Ирад родил Мехиаеля, тот родил Мафусала, а Мафусал — Ламеха. По линии Сифа: Енох родил Каинана; тот родил Малелеила (вариант Мехиаеля); тот, в свою очередь, родил Иареда (то есть Ирада); Иаред же родил Еноха (номер 3), который родил Мафусала, и наконец список завершается Ламехом. Так вот все они (в каббалистической интерпретации) представляют собой не что иное, как символы солнечных и лунных лет, то есть определённых астрономических периодов, а также физиологических (фаллических) функций, и ничем не отличаются от любой другой языческой символической религиозной системы. И эта точка зрения находит своё подтверждение у целого ряда авторов.


[[Том 2, стр.]] 392 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Садик, являлся патриархом Ноем (и Мелхиседеком) и что имя, которое он носил, Садик, соответствует его характеристике, которую мы находим в книге Бытия (6,9)[224].

"Он был צדיק, Садик, праведный человек и непорочный в роде своём. Ему ведомы были все науки и всякие полезные ремёсла, которые были переданы потомству через его сыновей" (см. Abraham Rees, F.R.S, "New Encyclopaedia")[225].

С другой стороны, именно Санхуниатон и сообщает всему миру о том, что кабиры были сыновьями Сыдика или Цедека (Мелхиседека). Да, действительно, эти сведения, дошедшие до нас через Евсевия ("Preparatio Evangelica"), не могут не восприниматься без изрядной доли сомнения, поскольку более чем вероятно, что с трудами Синхуниатона он проделал то же самое, что и с синхронистическими таблицами Манефона. Но давайте предположим, что идентификация Сыдика, Крона (или Сатурна) с Ноем и Мелхиседеком действительно опирается на какую-то из гипотез благочестивого Евсевия. Давайте примем всё, как есть, вместе с определением Ноя как праведника вместе с его гипотетическим двойником, загадочным Мелхиседеком, царём Салимским, "священником Бога Всевышнего", по своему собственному чину (см. Евр. 6, а также 7:1 и след.),[226] и наконец с учётом того, кем они являлись в духовном, астрономическом, психическом и космическом смысле, и рассмотрим теперь, в кого они превращаются в свете учений раввинов и Каббалы.

Говоря об Адаме, Каине, Марсе и т.д. как о персонификациях, мы видим, что автор "Источника мер" в своих каббалистических изысканиях отчётливо проговаривает одно из самых эзотерических положений нашего учения. Так, он пишет:

"Стало быть, именно под властью Марса находились рождение и смерть, появление на свет и гибель, искусство вспашки земли, строительство, скульптура, то есть каменотёсное искусство, зодчество . . . в конечном счёте, всё, что включают в себя понятия ремёсла и искусства (по-английски arts). Он являлся тем самым первоначалом, среди конкретных проявлений которого лежал принцип наличия двух особей противоположного пола для собственного воспроизводства. Также и с астрономической точки зрения,[1] он понимался как место рождения дня и года, как место увеличения его силы, как Овен, и как место его смерти, как Скорпион. Он находился в доме Венеры, а также Скорпиона. Как рождение он был благом, как смерть — злом. Как благо он был светом, как зло — ночью. Как благо он был мужчиной, как зло — женщиной. Он занимал кардинальные точки, и как Каин, или Вулкан,[2] то есть Отец (Патер) Садик (он же Мелхиседек), под властью его находились эклиптика,
[[Примечания]] —————————————————

[1] Эолийским именем Марса было имя Ἄρευς (Ареус), у греков — Ἄρης [Арес]. Над установлением происхождения этого имени без особого успеха бьются по сей день филологи и индологи, специалисты в области греческого языка и санскрита. Как ни странно, но Макс Мюллер соединяет происхождение обоих имён — Марса и Ареса — с санскритским корнем мар, именно к нему он и возводит их происхождение. Отсюда же, утверждает он, происходит и название "маруты" ("боги бурь"). Велькер, однако, предлагает более верную этимологию (см. "Griech. Gotterlehre", I, 415[227]). Но какой бы ни оказалась этимология, знание одних только корней и слов не даст полного понимания их эзотерического смысла, хотя и может натолкнуть на полезные догадки.

[2] Как отмечает тот же автор: "Собственно имя "Вулкаин" встречается в самом же тексте — уже в первых словах 4-й главы книги Бытия (ст. 5) мы обнаруживаем "В'елкаин", то есть "В'улкаин" с более подчёркнутым произношением звука "у" в букве "вау". Исходя из непосредственного контекста, его можно [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 393 ИРАНСКИЕ ЛЕГЕНДЫ
равновесие, линия упорядочения, вот потому-то он и был праведным. Древние придерживались убеждения, что существует семь планет, то есть великих богов, которые вырастают из восьми, а Патер Садик, то есть "праведный" или "правильный", и есть властелин восьмой [планеты] — Матери-Земли (Mater Terra) (см. "Source of Measures," p. 186-170).

После низведения их с этого высокого ранга функции их довольно упрощаются, и становится понятно, кто есть кто на самом деле.

Поскольку уже доказано, что Ноева потопа — как события, изложенного мёртвой буквой предания и вписанного в библейскую хронологию, — никогда не происходило, то и ни на чём не основанные предположения благочестивого епископа Камберленда[228] заводят весь вопрос о потопе в область чистейшего вымысла. В самом деле, какими ещё, как не продиктованными полётом воображения, могут показаться следующие выводы на взгляд любого непредубеждённого читателя:

"[существовали] две отдельные расы кабиров", первая из которых включала в себя Хама и Мицраима — их он[229] толковал как Юпитера и Диониса, о которых рассказывает Мнасий (см.: Append. de Cabiris ap. Orig. Gent. p. 364, 376); а во вторую расу входили "дети Сима, [которые] представляют собой кабиров Сунхуниатона, а их отец Сыдык, следовательно, является Симом из Писания" (см. там же, p. 357)".[230]

Кабиры, "могучие" — это всё те же наши изначальные дхиан-коганы, телесные и бестелесные питри, а также все правители и наставники первых рас: они-то и именуются богами и царями божественных династий.

———————

древнеперсидские предания о затонувших полярных континентах

Полусказочный характер легенд вряд ли мог до неузнаваемости исказить лежащие в их основе события. Между преданиями Египта и Греции, с одной стороны, и Персии — страны, вечно враждовавшей с первыми — с другой, наблюдается слишком большое сходство в персонажах и цифрах, чтобы все эти совпадения можно было приписать чистейшей случайности. И Байи это убедительно доказал. Давайте на время прервём наш рассказ для того, чтобы, обратившись ко всем доступным источникам, внимательнее рассмотреть эти предания и сопоставить сказания магов с так называемыми "сказками" Греции.

Эти легенды перешли ныне в область народных сказаний, в персидский фольклор — точно так же, как и чистейший вымысел в целом ряде случаев стал составной частью нашей мировой истории. Рассказы о короле Артуре и его рыцарях Круглого стола — на первый взгляд, также не более, чем волшебные сказки, однако в их основе лежат реальные события, связанные с историей Англии. Так почему же и иранский фольклор не может составлять неотъемлемую часть истории и не рассказывать даже о доисторических временах Атлантиды? А из этого фольклора можно узнать о следующем.

[[Примечания]] —————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]] прочитать также как "и бог Каин", то есть "Вулкаин". Если, однако, мы хотим найти какие-то дополнительные доказательства этой идеи "Каин — Вулкаин", то мы можем их найти у Фюрста: " קין, Каин, железный наконечник копья", или "кузнец, изобретатель колющих железных инструментов и самого кузнечного дела" (p. 278).


[[Том 2, стр.]] 394 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

До сотворения Адама[231] на земле последовательно жили две расы: дэвы, господствовавшие в течение семи тысяч лет, и пери[1] (или изеды), захватившие лишь две тысячи лет периода существования первых. Дэвы представляли собой могучих и зловредных великанов, а пери уступали им в росте, но зато были умнее и добрее их.

В них мы узнаём исполинов-атлантов и арийцев, ракшасов из "Рамаяны" и детей Бхарата Варши (то есть Индии), допотопных и послепотопных персонажей Библии.

Царём у пери был Джян (а вернее, Джнян — истинная, или оккультная, Мудрость и Знание), которого называли также Джян-бен-Джян (то есть "Мудрость, сын Мудрости"). Подобно Ахиллу, он имел знаменитый щит — правда, защищал тот его не от врагов в битве, а от чёрной магии колдунов-дэвов.

Джян-бен-Джян успел процарствовать две тысячи лет, когда дьявол Иблис с согласия Бога сокрушил пери и отбросил их на край земли.[232] И даже волшебный щит, который был изготовлен по рецептам астрологии и мог разрушать заклятья и злые чары, оказался бессилен против Иблиса — исполнителя воли Судьбы (то есть кармы).[2] Всего насчитывается десять царей, правивших в своей последней столице под названием Ханум,[233] а десятый царь, Каймурат,[234] отождествляется с иудейским Адамом. Эти цари соответствуют тем десяти допотопным коленам царей, которые перечисляются Беросом.[235]

В каком бы искажённом виде ни дошли до нас эти легенды, едва ли можно не заметить их сходства с халдейскими, египетскими, греческими и даже еврейскими преданиями. Хотя иудеи из чувства собственной исключительности и брезгуют говорить о доадамовых народах, они, тем не менее, хранят предания, содержащие в себе прозрачные намёки, из которых следует, что Каин — один из двух единственных обитателей земли — отправляется в землю Нод, где женится и возводит город (Быт. 4[236]) и т.д.

Опять же, если мы сравним те 9 тысяч лет, о которых упоминается в персидских сказаниях, с теми девятью тысячами лет, которые, по словам Платона, миновали с момента гибели остатков Атлантиды, то вырисовывается одно весьма странное обстоятельство. Байи заметил его, но неверно интерпретировал.[237] Однако Тайное учение может восстановить истинные цифры.

"Прежде всего", — читаем мы в "Критии", — 

"припомним, что, согласно преданию, девять тысяч лет тому назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столпов, и всеми теми, кто жил по сю сторону".[238]
[[Примечания]] —————————————————

[1] Некоторые выводят это слово из слова "парас" — отсюда и "парс" и "Персия". Но с тем же правом мы можем его возвести и к словам "питар" или "питри", обозначающим у индуистов предков человечества Пятой расы — "отцов Мудрости" или "сынов Воли и Йоги", — которых называли "питар", так же как и божественных прародителей Первой расы.

[2] Об этих преданиях см.: "Сборник персидских легенд" ("Collection of Persian Legends") на русском, грузинском, армянском и персидском языках; пересказ д'Эрбло в "Légendes Persanes" (B. d'Herbelot, "Bibliothèque Orientale"), p. 298, 387 и др., а также Danville, "Mémoires". Мы излагаем их в сжатом виде, опираясь на данные, разбросанные по сотням томов, изданных на европейских и восточных языках, а также на сообщения, бытующие в изустных традициях.


[[Том 2, стр.]] 395 ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ХРОНОЛОГИЯ

То же самое Платон говорит и в "Тимее".[239]

Если мы скажем, что, по утверждению Тайного учения, большинство из атлантов — превратившихся затем в островитян — погибло в промежутке от 850 тысяч до 700 тысяч лет тому назад и что к моменту погружения под воду первого великого "острова", или материка, арийцы уже успели просуществовать в течение 200 тысяч лет, то на первый взгляд может показаться, что эти цифры вряд ли возможно как-то согласовать между собой. На самом деле, однако, это возможно.

Поскольку Платон был посвящённым, то ему приходилось прибегать к завуалированному храмовому языку — впрочем, как и магам Халдеи и Персии, благодаря экзотерическим откровениям которых персидские легенды смогли сохраниться и дойти до последующих поколений. Так, евреи, например, слово "неделя" могли понимать как "семь дней", а могли понимать и как "неделя лет", в которой каждый из "дней" длился 360 солнечных лет, а вся "неделя" составляла фактически 2520 лет.[240] У них была субботняя неделя, субботний год[241] и т.д. и т.д., и — в тех вычислениях, которые они делали согласно своим тайнам-"содам"[242] — под субботой они равным образом могли понимать как 24 часа, так и 24 тысячи лет. Сегодня мы, например, понимаем под веком "столетие". Во времена же Платона — по крайней мере, посвящённые авторы — под тысячелетием понимали не одну тысячу, а 100 тысяч лет. Индуисты же, державшиеся более независимо, чем остальные, вообще никогда не скрывали своей хронологии.

Поэтому, когда мы сейчас говорим о 9 тысячах лет, то посвящённый сразу поймёт, что речь идёт о целом периоде длиной в 900 тысяч лет: он начался с момента появления арийской расы — именно тогда под воду начали постепенно уходить те участки некогда великой Атлантиды, которые относились к эпохе плиоцена,[1] а на поверхность океана стали подниматься другие континенты — и завершился окончательным исчезновением того маленького островка, который Платон называл Атлантидой. И всё это время арийские расы не прекращали своей борьбы с потомками первых рас исполинов. Эта война продолжалась почти до конца того века, который завершился с началом кали-юги. Именно эта война и стала известна индийской историографии из описания её в "Махабхарате".

Такое смешение событий и эпох, а также сведение сотен тысяч в обычные тысячи лет, нисколько не помешало египетским жрецам точно знать, сколько времени минуло с момента гибели последних остатков Атлантиды, как они прямо и заявили об этом Солону. Эти 9 тысяч лет — совершенно правильная цифра. Само по себе это событие никогда не держалось в секрете, оно просто стёрлось из памяти греков. Египетские жрецы смогли вести свои подробные летописи благодаря изоляции страны: окружённые морем и пустыней, они оставались недосягаемыми для других народов, но этот безмятежный период завершился за несколько тысячелетий до нашей эры.

Впервые Египет с его великими мистериями попадает в поле зрения истории, благодаря Геродоту, если не принимать во внимание Библию с её липовой хронологией.[2] Геродот и сам признаётся в том, как мало он может рассказать нам,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Основная часть континента, как уже отмечалось, погибла в эпоху миоцена.

[2] Начиная с Беды Достопочтенного, все церковные хронологи, не переставая, спорили меж собой и противоречили друг другу. "Хронология, вытекающая из ивритского текста, была грубо искажена, особенно относящаяся к периоду, который следует сразу после Потопа", — пишет Уистон ("Old Test.", p. 20)[243].


[[Том 2, стр.]] 396 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

например, о загадочной гробнице некоего посвящённого в саисском святилище Афины:

"В том же саисском святилище Афины есть и гробница того, чьё имя я не считаю позволительным здесь разглашать . . . Затем внутри этой священной ограды стоят высокие каменные обелиски и расположено озеро, обложенное по краям очень красиво камнем, по-моему, такой же величины, как так называемое Круглое озеро . . . На этом-то озере во время ночных бдений египтяне представляют действа, [изображающие] страдания того, чья гробница стоит в этом святилище. Эти представления они называют мистериями. Впрочем, об этом я буду хранить молчание, хотя и мог бы сообщить более подробно о том, что происходит на этих действах" (ii, 170).[244]

С другой стороны, нужно хорошо понимать, что ни один секрет не хранился древними так строго и не почитался так свято, как секрет, связанный с циклами и их исчислениями. И у египтян, и у иудеев считалось величайшим грехом разгласить что-либо, связанное с правильным исчислением времени. Именно за разглашение тайн богов и был сброшен в преисподнюю Тантал.[245] А хранителям священных Книг Сивилл грозила смертная казнь в случае, если бы кто-нибудь из них посмел разгласить хотя бы слово из этих книг.[246] Сигалионы (изображения Гарпократа[247]) находились в каждом храме — особенно в храмах, посвящённых Исиде и Серапису — и на каждом был изображён бог, прижимающий к губам палец в знак необходимости хранить молчание. По учению же евреев, разгласить тайны Каббалы после посвящения в раввинистические мистерии было равнозначно тому, чтобы съесть плод с дерева познания: такой поступок карался смертью.

И всё же мы, европейцы, приняли именно экзотерическую хронологию иудеев! И стоит ли нам теперь удивляться тому, что она глубоко пропитала и окрасила собою с тех самых пор все наши научные концепции и представления о продолжительности тех или иных событий!

А между тем персидские предания полны рассказов о двух народах, двух расах, ныне, как кое-кто полагает, уже полностью вымерших, тогда как на самом деле они просто трансформировались. В них называются и описываются горы Каф (Кафиристан?) — они таят в себе залы, построенные великаном Ардженком, в которых хранятся статуи древних людей, в которых запечатлён их внешний облик.[248] Называют их Сулиманами (то есть Соломонами) — мудрецами-царями Востока, и всего их там семьдесят два, этих царей.[1] Трое из них правили по тысяче лет каждый (Herbelot, p. 829).

Сиямак — любимый сын Гайомарта[249] (Адама), первого царя, — погиб от руки своего брата-исполина. Отец возжёг вечный огонь на могиле с кремированными останками своего сына, и отсюда, как полагают некоторые востоковеды, и берёт начало культ огня.[250]

Затем на престоле его сменил Хушанг, рассудительный и мудрый правитель. Именно при его правлении и были вновь обнаружены металлы и драгоценные камни, спрятанные дэвами-великанами в недрах земли. Люди вновь научились искусству обработки меди, строительству каналов и земледелию. Обычно именно Хушангу приписывается заслуга написания трактата под названием

[[Примечания]] —————————————————

[1] Отсюда и образ царя Соломона, следы которого не обнаруживаются нигде, кроме Библии, а описание его великолепного дворца и города до мельчайших подробностей совпадает с тем, что рассказывается в персидских преданиях, хотя ни о дворце, ни о городе не упоминает ни один из путешественников-язычников, даже Геродот.


[[Том 2, стр.]] 397 ПЕРСИДСКИЙ ФЕНИКС

"Вечная Мудрость" и даже возведения таких городов, как Луз,[251] Вавилон и Исфахан, хотя на самом деле города эти были построены много веков позже. Действительно, и современный Дели построен на останках шести более древних городов, так что и эти вышеупомянутые города также могли возникнуть на месте других городов, относящихся к невообразимой древности. Что же касается времени его жизни, то об этом можно лишь догадываться, исходя из другой легенды.

В том же самом предании рассказывается о том, как этот мудрый властитель вёл войну с великанами, сидя верхом на двенадцатиногом коне — а конь этот, как считалось, был плодом нежной любви, вспыхнувшей между крокодилом и гиппопотамихой. Двенадцатиногое это создание было обнаружено на "сухом острове" — то есть на новом континенте. Много труда и хитрости пришлось приложить к тому, чтобы объездить его, но едва лишь Хушангу удалось оседлать это удивительное существо, как он тут же обрёл способность сокрушить любого врага. Ни один великан не мог противостоять его чудовищной силе. Но, тем не менее, этот царь царей был всё-таки убит огромной скалой, которую сбросили на него исполины с великой горы Демавенд.[252][1]

Третьим персидским царём становится Тахмурас — иранский Георгий Победоносец, рыцарь, который неизменно побеждает и убивает любого дракона. Он — непримиримый враг дэвов, которые в его времена обитали на горах Каф и время от времени совершали набеги на пери. В старых французских хрониках, пересказывающих персидский фольклор, его называют "дэвбандом" — "сокрушителем великанов-дэвов". Ему также приписывают строительство городов: Вавилона, Ниневии, Диарбека[253] и т.д. и т.д. Как и у его деда Хушанга, у Тахмураса (Таймураза) был свой скакун — весьма редкого и резвого нрава — то была птица под названием Симург-Анка. И умом птица эта вышла, и языками владела, и даже веры крепко держалась — словом, чудо что за птица! (см. "Orient. Collect.", ii, 119). И о чём же рассказывает нам этот персидский Феникс?[254] Да жалуется на долгий век свой, ведь на свет она родилась за много-много циклов до дней Адама (или Гайомарта).[255] Чего только не повидала она за время своей длинной жизни: круги долгих столетий, начало и конец двенадцати циклов по 7 тысяч лет каждый ("Orient. Collect.", ii, 119 и след.),[256] которые при умножении особым эзотерическим способом дают нам всё те же самые 840 тысяч лет.[2]. Значит, из этой "Повести о птице Симург и добром калифе" (см. "Сказки Дербента") следует, что Симург родилась во время последнего потопа, пережитого доадамовыми расами!

А что же об этом говорится в "Книге чисел"? В эзотерическом понимании Адам Ришун — это дух Луны (в определённом смысле он Иегова, то есть питри), а три его сына — Ка-йин, Хабель и Сиф — как мы уже объясняли, олицетворяют три расы.[257] Ной-Ксисутр, в свою очередь, олицетворяет (как позволяет нам это понять космо-геологический ключ) Третью расу после её разделения, а уже его три сына обозначают три её [Третьей расы] последних расы. А кроме того, Хам служит ещё олицетворением той расы, которая обнаружила "наготу" своей родительской расы, расы "неразумных", то есть совершила грех.

[[Примечания]] —————————————————

[1] Orient. Trad., p. 454. См. также: Bailly, "Lettres sur l'Atlantide".

[2] Вспомним, что, согласно учению раввинов, должно произойти семь поочерёдных обновлений планеты и каждый период обновления должен длиться семь тысяч лет — итого 49 тысяч лет (см. "колесо" Равви Парха; а также Kenealy, "Book of God", p. 176). Всё это относится к 7 Кругам, 7 корневым расам и субрасам, фактам вполне оккультным, но в числах серьёзно перепутанным.


[[Том 2, стр.]] 398 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Оседлав своего крылатого коня (Ахримана), Тахмурас отправляется в горы Кох-Каф. Там он узнаёт о том, что великаны притесняют некую пери, и тогда он убивает Ардженка и великана Демруша. Вслед за тем он освобождает добрую пери Мергиану,[1] которую Демруш держал у себя в плену, и уносит её на сухой остров — на новый континент, в Европу.[2]

Тахмураса сменяет на престоле Джамшид, который строит город Истахр, то есть Персеполь. Этот царь правит в течение 700 лет и в великой гордыне своей почитает себя бессмертным и требует для себя уже божественных почестей. Судьба, однако, карает его, и целую сотню лет он блуждает по земле с прозвищем "Зу-л-Карнайн" — "двурогий". Нет, эпитет этот не имеет никакого отношения к тому "двурогому" джентльмену, который вдобавок имел ещё и раздвоенные копыта. "Двурогий" — это выражение, которое применяют в Азии — ещё недостаточно цивилизованной, чтобы знать о наличии у дьявола определённых атрибутов — по отношению к властелинам мира, покорявшим его от востока до запада.

Затем на престол восходит узурпатор Заххак, а за ним Фаридун, один из персидских героев, который свергает первого и заключает его в узилище на горе Демавенд. После них следует длинный ряд других царей вплоть до Кей-Кобада, который основал новую династию.

Такова легендарная история Персии, которую мы сейчас и попробуем проанализировать. И начнём мы с вопроса: что такое горы Каф?

Что бы они ни представляли собой в географическом отношении — горы Кавказа или Центральной Азии, — но легенда помещает землю дэвов и пери (а пери являются древними предками парсов, или фарсов) гораздо севернее этих гор. В восточной традиции то и дело упоминается какое-то неведомое, покрытое льдами мрачное море, а также какая-то тёмная область земли, на территории которой, тем не менее, расположены Счастливые острова — именно там от начала жизни на земле и бурлит источник жизни (д'Эрбло, p. 593; "Армянские сказки", p. 35). Кроме того, по легенде, этот первый остров суши (континент), оторвавшийся от основной части, так и остался там, за горами Кох-Каф, "каменным поясом, окружающим мир". Тот, кто владеет "перстнем Солимана",[258] может за семь месяцев пути добраться до этого "источника", если он будет держать путь прямо — как птица летит — на север. Таким образом, если идти от Персии прямо на север, держась западнее 60° долготы, то этот путь приведёт к Новой Земле. Если же двигаться в сторону вечных льдов Заполярья от Кавказа, то путь этот завершится между 60° и 45° долготы — то есть между Новой Землёй и о-вом Шпицбергена. Но всё это, разумеется, при наличии у путника двенадцатиногого скакуна,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Фея Моргана (или Мергайн), сестра короля Артура, имеет, таким образом, восточное происхождение.

[2] Где мы и встречаем её прямо в Великобритании, в преданиях о рыцарях Круглого стола. Откуда же это сходство между обеими в именах и в том, что обе были феями, если не предположить, что и та, и другая запечатлели одно и то же историческое событие, обросшее затем легендами?


[[Том 2, стр.]] 399 АРКТИЧЕСКИЙ КОНТИНЕНТ

какой был у Хашанга, или крылатой Симург Тахмураса (или Таймураза), без которых невозможно переправиться через Северный Ледовитый океан.[1]

Тем не менее, странствующие сказители и Персии, и Кавказа сообщают ещё и в наши дни о том, что далеко за снежными вершинами Капа (то есть Кавказа) расположен огромный материк, скрытый сегодня от глаз всех людей. А добраться до него можно лишь с помощью двенадцатиногого сына крокодила и гиппопотамихи, ноги которого в мгновение ока способны превращаться в двенадцать крыльев[2]; ну а те, кто не спешит, могут дождаться появления птицы Симург-Анка, некогда пообещавшей, что перед смертью она откроет взору всех живущих этот сокровенный континент, сделает его снова зримым и доступным, а океанские дэвы построят мост, соединяющий этот "сухой остров" с отколовшимися от него частями.[3] Конечно же, в этих сообщениях речь идёт об эпохе Седьмой расы, а под птицей Симург понимается манвантарный цикл.

Очень любопытно, что и Козьма Индикоплов, живший в VI в. по Р.Х., также всегда подчёркивал, что человек родился и поначалу жил в некой стране, расположенной по ту сторону океана, и подтверждения тому он получил от некоего учёного халдея в Индии (см. Козьма Индикоплов, в: Collect. nova Patrum, t. ii, p. 188; см. также: "Journ. des Savants", Suppl. 1707, p. 20). Он пишет:

"Земли, в коих живём мы, окружены океаном, но за океаном сим и другая земля есть, которая соприкасается со стенами небесными. В земле той и родился человек и жил там в раю. Во времена же Потопа Ной принесён был в ковчеге своём в ту землю, в коей и теперь проживают колена его" (там же).[259]

Причём на том же континенте, называвшемся "сухим островом", был найден и двенадцатиногий конь Хушанга (см. ссылку выше, p. 154).[260]

Что касается "Христианской топографии" Козьмы Индикоплова, то качество её хорошо известно. Но дело в том, что в данном случае этот добрый христианин повторяет универсальное предание, которое, к тому же, подкреплено теперь и доказательствами. Все путешественники, побывавшие в Заполярье, высказывают одну и ту же догадку: где-то за линией горизонта, до которой простираются вечные льды, должен находиться "остров суши".

Возможно, теперь читателю станет яснее смысл, заключённый в следующем фрагменте одного из Комментариев:

[[Примечания]] —————————————————

[1] Вплоть до сего дня местные жители Кавказа называют свои горы "Кап-каз", заменяя обычную согласную "в" ("Кавказ") на "п". Но их народные сказители утверждают, что за семь месяцев на лихом коне можно достичь "сухой земли", расположенной за Кафом, если держать путь, не отклоняясь, строго на север.

[2] Байи считал, что под этим конём подразумевается на самом деле 12-вёсельный корабль. Согласно Тайному учению, строить корабли и целые флотилии первое человечество Третьей расы научилось гораздо раньше, чем возводить дома. Вместе с тем "конь" — животное, появившееся значительно позже, — несёт в своём образе немалый древнеоккультный смысл. Дело в том, что и крокодил, и гиппопотам являлись священными животными и их образы служили в качестве божественных символов как у древних египтян, так и у мексиканцев.[261] Посейдон у Гомера изображён богом коня[262] и даже принимает именно этот образ, когда хочет понравиться Церере. А их сын, Арейон, символизирует один из аспектов этого "коня", представляющего собой определённый "цикл".

[3] Отколовшиеся части — это, должно быть, Норвегия и другие приполярные страны.


[[Том 2, стр.]] 400 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
"В начале начал (человеческой) жизни суша находилась лишь в Правом крае[1] сферы — там, где она (глобосфера) недвижима.[2] Вся земля была одной бескрайней водной пустыней, и воды были едва тёплыми. . . . Там и родился человек — в семи зонах твердыни, бессмертной и несокрушимой в течение всей этой манвантары.[3] Там, во мраке, царила вечная весна. (Но) то, что сегодня человеку тьма, для человека на заре его жизни было светом. Там отдыхали боги, и с тех пор там царствует Фохат[4]. . . . А потому мудрые праотцы наши и говорят: человек родился из головы своей матери (земли), а ноги её с левого края произвели (породили) злые ветра, дующие из пасти нижнего Дракона. . . . Между первой и второй (расами) вечная срединная (твердыня) разделена была водой жизни.[5]
Она обтекает её (матери-земли) тело со всех сторон, давая ему жизнь. Она истекает из её головы с одного края и оскверняется, доходя до её ног (Южного полюса). Она очищается (на обратном пути) к её сердцу, что бьётся под подножием священной Шамбалы, которая тогда (в начале всего) ещё не успела родиться. Ибо жизнь и здоровье всего, что живёт и дышит, лежат, спрятанные именно в этом поясе, окружающем обиталище человеческое (землю).[6] Во времена первой и второй (рас) пояс этот покрывали великие воды. (Однако) великая мать, содрогнувшись под водами в корчах, родила новую сушу, которая соединилась с первой, и мудрецы наши называли её колпаком (шапкой). Ради третьей (расы) она поднатужилась ещё сильнее, и над
[[Примечания]] —————————————————

[1] Полюса назывались тогда правым и левым краями планеты — или головой и ногами земли (при этом правым назывался Северный полюс). Всё благотворное (как астральное, так и космическое) приходит с севера, а всё смертоносное — с южного. Эти представления тесно связаны с магией "правой" и "левой" руки и оказываемым на неё влиянием.

[2] Чем ближе к полюсам, тем всё меньше ощущается вращение земли. На самих же полюсах суточное вращение земли совершенно нейтрализуется. Поэтому и говорят, что сфера "недвижима".

[3] Оккультизм утверждает, что эта земля или остров, который, как тюбетейка голову, покрывает собой макушку земли на северном полюсе, — это единственный участок суши, сохраняющийся на протяжении всей манвантары нашего "Круга". Всевозможные центральные континенты и земли ещё будут много раз один за другим возникать из моря, но эта земля не изменится никогда.

[4] Не стоит забывать о том, что в Ведах и в Авесте фохат называется "апам-напат". В Авесте он занимает место между огненными и водными язатами. Его название буквально переводится как "сын вод", но воды эти являются не знакомой нам всем жидкостью, а эфиром — огненными водами пространства. В своём наивысшем аспекте фохат является "сыном эфира", акаши, Матери-Отца[263] изначальных Семерых, а также сыном звука — то есть сыном Логоса. Фохат — это свет Логоса. См. том I.[264]

[5] Эта "вода" является "кровью", флюидом жизни, которая и делает живой землю, уподобленную здесь живому телу.

[6] Оккультное учение подтверждает справедливость народного предания, согласно которому существует некий источник жизни, находящийся глубоко в недрах земли и на Северном полюсе. Это — кровь земли, электромагнитный поток, который циркулирует по всем артериям и, как говорят, сосредотачивается в "пупе" земли.


[[Том 2, стр.]] 401 НЕДОСЯГАЕМАЯ ЗЕМЛЯ
водой появились талия её и пупок. То был пояс, священный Химават, охватывающий собой весь мир.[1] Она раскололась на множество земель и островов в направлении заходящего солнца, начиная от её шеи[2] и далее вниз (в юго-западном направлении), однако вечная её твердыня (шапка) осталась незыблемой. Сухие земли покрыли собою лик безмолвных вод, протянувшись во все четыре стороны света. Все они погибли (в свой черёд). А затем появилась обитель нечестивых (атлантов). Вечная твердыня оказалась отныне скрытой от взоров, ибо воды затвердели (замёрзли) под силой дыхания, исходящего из её ноздрей, и зловредных ветров, дующих из пасти Дракона" и т.д. и т.д.

Всё это говорит о том, что северная Азия — современница Второй расы. Можно даже утверждать, что Азия — ровесница и человечества вообще, поскольку её прародительский, так сказать, континент существовал уже с момента появления человеческой жизни, а та часть света, которую мы называем сегодня Азией, оказалась просто отрезана от этого континента в более позднюю эпоху, и теперь они отделены друг от друга студёными водами.

А значит, если понимать наше учение правильно, то из него следует, что самый первый образовавшийся на земле континент покрывал собою, как шапкой, весь Северный полюс и представлял собой сплошную земную кору, каковым он остаётся и по сей день, находясь по другую сторону внутреннего моря. Он-то и представлялся недосягаемым миражом той горстке путешественников, которые наблюдали его в Заполярье.

В эпоху Второй расы из-под воды появился ещё бо́льший участок суши[265] — он явился как бы продолжением "головы", отходя от "шеи". Начинаясь в обоих полушариях с линии, расположенной выше самой северной точки острова Шпицберген[3] с

[[Примечания]] —————————————————

[1] В оккультизме Гималайскую горную цепь принято называть "поясом" и считается, что она — проходя под водой и по суше — охватывает собой всю планету.[266] "Пуп", по описанию, расположен в направлении заходящего солнца, то есть западнее Химавата, куда своими корнями восходит гора Меру, которая сама находится к северу от Гималаев. Меру — это вовсе не "сказочная гора, расположенная в "пупе" (или центре) земли" — в этом "пупе" находятся лишь её корни, её основание, а сама она находится на крайнем севере. Это обстоятельство роднит её с "центральной нерушимой твердыней" — с той землёй, в которой "день для смертных длится одну половину года, а ночь — другую". Как сказано в "Вишну-пуране", "а потому на севере Меру всегда ночь, когда в других землях день, ибо Меру находится севернее всех двип и варш" (островов и стран) (кн. II, гл. viii). А значит, Меру находится вовсе не в Атласских горах, как предположил Уилфорд, и не располагается, как пытался доказать Уилсон, "в абсолютном центре планеты" лишь по той причине, что "находится относительно севернее, с точки зрения жителей целого ряда регионов, для которых восток находится в той стороне света, откуда восходит солнце".[267]

[2] Даже приведённый нами Комментарий не свободен от восточной образности. Планета уподобляется телу женщины — "матери-земли". Выражение "от шеи и далее вниз" означает: начиная от того внутреннего моря, которое сегодня находится за непроходимым ледяным барьером. Земля, по словам Парашары, — это "мать и кормилица, на службе у которой находится всё сущее со всеми его свойствами, она объемлет собой все миры".[268]

[3] Поскольку в Станцах это место описывается термином, который в комментарии переводится как место, не имеющее географической широты (ниракша), обитель богов. Как указывает схолиаст в "Сурья-Сиддханте":

"Солнце при равноденствиях стоит над ними (Сиддхами[269]); у них на полюсе нет ни равноденственной тени, ни выпуклости ("акшоннати", шл. 42). В обоих направлениях от них[270] находятся две полярных звезды ("дхруватары"), стоящие в середине небес; [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 402 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

нашей стороны по проекции Меркатора, он — со стороны Америки — вполне мог включать в себя всю территорию, ныне занимаемую морем Баффина с прилегающими к Америке островами и её мысами. Там он едва ли простирался южнее, доходя до 70° широты, а здесь образовывал тот самый подковообразный континент, о котором говорится в комментарии. Одна его оконечность включала в себя Гренландию с её продолжением, пересекавшим чуть юго-западнее 50° широты, а другая его оконечность охватывала собой Камчатку, и обе эти оконечности соединялись тем, что сегодня представляет собой северную границу побережья Восточной и Западной Сибири. Однако этот участок суши затем распался и исчез. В первой половине эпохи Третьей расы сформировалась Лемурия (см. выше). После того, как, в свою очередь, разрушилась и она, появилась Атлантида.

———————

греческие и пуранические предания в западных толкованиях

Таким образом, представляется вполне естественным, что даже на основе столь скудных данных, дошедших до непосвящённых историков, такой шведский учёный, как Рудбек, попытался ещё два столетия тому назад доказать, будто Швеция — это и есть платонова Атлантида. В очертаниях древней Упсалы он даже разглядел описанные греческим мудрецом расположение и размеры столицы "Атлантиды". Как доказал Байи, Рудбек ошибался, но ошибался — причём гораздо сильнее — и сам Байи. В самом деле, и Швеция, и Норвегия когда-то входили в состав древней Лемурии, а также Атлантиды — с европейской её стороны, тогда как Восточная и Западная Сибирь и Камчатка образовывали азиатскую её часть. Но вот только — задумаемся ещё раз — когда это было? О приблизительном времени событий мы могли бы лишь строить догадки на основе изучения пуран, не будь в нашем распоряжении тайных учений.

Вот уже три четверти столетия минуло с тех пор, как капитан (ныне уже полковник) Уилфорд выдвинул свою нелепую теорию, согласно которой "Белым островом", Аталой из пуран, являются Британские острова. Это чистейший бред, поскольку Атала — это один из семи двип (или островов), относившихся к нижним локам, это один из семи областей паталы (земли антиподов). Кроме того, как указывает сам же Уилфорд,[1] пураны помещают Аталу "в

[[Примечания]] —————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]] тем, кто находится в местах, не имеющих широты ("ниракша"), каждая видна на своём горизонте и занимает уготовленное ей место. Таким образом, (в той земле) на полюсе нет возвышения, а обе полярных звезды находятся на своих горизонтах. Однако дополнение географической широты ("лумбака") у них составляет 90°. У Меру широта ("акша") аналогична" (шлоки 43 и 44).

[1] Уилфорд ошибается и во многом другом. К примеру, он проводит знак равенства между Швета-двипой ("Белым островом") — "островом, расположенным в северной части Тоямбхуди", — и Англией, а затем ещё пытается отождествить Швета-двипу и с Аталой (областью нижнего мира) и Атлантидой. Но дело в том, что экзотерически Швета-двипа — это обитель Вишну, а Атала — преисподняя. Ко всему прочему, он ещё и помещает её в Эвксинском (Чёрном) море. В другом же месте он пытается объединить её с Африкой и Атласскими горами.


[[Том 2, стр.]] 403 ВОСТОКОВЕДЫ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ НЕ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ

седьмую зону или седьмой климат" — точнее, в седьмую по теплоте климатическую группу: то есть она должна находиться где-то между 24° и 28° северной широты. А значит, искать её надо на широтах тропика Рака, тогда как Англия находится между 50° и 60° северной широты. Уилфорд же рисует её как Аталу, Атлантиду, Белый Остров. И в журнале "Азиатские исследования" ("Journal of Asiatic Researches", том viii, с. 280) он называет даже её врага — "Белого Дьявола", демона ужаса, ибо пишет следующее:

"В их (индуистских и мусульманских — Е.П.Б.) сказаниях мы видим, как Кей-Каус отправляется к горе Ас-бурдж,[271] у подножия которой садится солнце, чтобы сразиться с дэвом-Сефидом, то есть с "белым дьяволом" — Тара-дайтьей из пуран, обитель которого находилась на седьмом уровне мира, что соответствует седьмой зоне буддистов, то есть это Белый Остров".[272]

Итак, востоковеды бились и продолжают биться о ту же стену, пытаясь разгадать эту загадку Сфинкса, а неправильное её решение грозит уничтожить их научный авторитет — а то и личную репутацию — в глазах любого учёного-индуиста, даже непосвящённого.

В самом деле, в пуранах нет ни одного утверждения — а на их противоречивых подробностях Уилфорд и строит все свои рассуждения, — которое не имело бы под собой несколько смыслов и не относилось бы одновременно к мирам физическим и метафизическим. И если древние индуисты географически подразделяли лик планеты на семь зон, климатов, двип, а также — аллегорически — на семь адов и семь раев, то эти семеричные деления не всегда обозначали одни и те же местности в обоих случаях. А седьмым подразделением является как раз Северный полюс, страна "Меру", поскольку именно она соответствует седьмому (метафизически — четвёртому) принципу по оккультному исчислению, ведь именно она и выступает символом области атмы — чистейшей души и духовности.

А потому в "Вишну-пуране" (кн. II, гл. iv) и в других пуранах седьмой зоной (или двипой) изображена Пушкара, охватывающая собой океан Кширу, то есть океан молока (скованную вечными льдами белую область). И Пушкара с двумя её варшами лежит прямо у подножия Меру. Ведь сказано же, что "обе страны, лежащие к северу и югу от Меру, имеют форму согнутого лука",[273] а также "одна половина поверхности земли расположена на юге Меру, а другая — на севере Меру[274] — за которой лежит половина Пушкары"[275] (см. "Вишну-пурана", "Asiatic Researches" и др.). А значит, географически Пушкара — это Америка, Северная и Южная. В аллегорическом же смысле Пушкара — продолжение Джамбу-двипы,[1] в середине которой

[[Примечания]] —————————————————

[1] Любое название, которое мы встречам в пуранах, необходимо рассматривать, как минимум, в двух аспектах: географическом и метафизическом (изложенном аллегорическим языком). Так, например, (синюю) гору Нилу, стоящую на одной из северных границ Меру, опять-таки следует в географическом смысле искать то ли в горной гряде Ориссы,[276] то ли в какой-то совершенно другой горе (в Западной Африке).[277] Джамбу-двипа — это царство Вишну, это мир, который, согласно пуранам, существует только в нашей глобосфере[278] и там находится одна только Меру. Но, с другой стороны, она включает в себя ещё и Бхарата-варшу (Индию) — наилучшую и наипрекраснейшую, по словам Парашары, область. Точно так же обстоит вопрос и с Пушкарой и всеми другими.


[[Том 2, стр.]] 404 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

находится Меру, поскольку страна эта населена существами, живущими по десять тысяч лет, свободными от болезней и горестей, в той стране нет ни добродетели, ни порока, нет ни каст, ни законов, ибо люди эти "одной природы с богами" ("Вишну-пурана", кн. II, гл. iv)[279].

Уилфорд склонен усматривать Меру в горе Атлас и помещает там же Лока-локи. Но ведь нам сообщают, что Меру — Свар-лока, обитель Брахмы и Вишну, Олимп индийских экзотерических религий — в географическом смысле представляет собой гору, "проходящую сквозь середину планеты-земли и выходящую на поверхность с обеих сторон" ("Сурья-Сиддханта", шл. 5, в переводе Уитни).[280] На её вершине располагаются боги, а у подножья (на Южном полюсе) находится обитель демонов (преисподняя). Как же в таком случае гора Меру может являться Атласом? А в добавок ко всему, демон Тарадайтья никак не может быть помещён в седьмую зону, коль скоро последняя определяется как "Белый" Остров (Швета-двипа) по причинам, которые мы уже указали в своём примечании.

Уилфорд обвиняет современных браминов в том, что они "смешали всё (острова и страны — Е.П.Б.) в одну кучу" (A.R., III, 300[281]), но сам-то он внёс в этот вопрос ещё больший сумбур. Поскольку, как он полагает, "Брахманда-пурана" и "Ваю-пурана" подразделяют древний континент на семь двип, окружённых, согласно описанию, обширным океаном, по другую сторону которого и находятся области и горы Аталы (см. там же), то

"отсюда, скорее всего, и берут своё начало представления греков о знаменитой Атлантиде. Поскольку же они так и не смогли вновь найти эту однажды уже обнаруженную Атлантиду, то и решили, будто она погибла от какого-то стихийного бедствия."[282]

Нам трудно поверить в то, что и египетские жрецы, и Платон, и даже Гомер строили все свои представления об Атлантиде, взяв за образец Аталу — низшую область, расположенную на Южном полюсе, — а поэтому мы предпочитаем придерживаться того, о чём говорится в тайных книгах. Мы твёрдо убеждены в реальности этих семи "континентов", четыре из которых уже отжили свой век, пятый пока существует, а два других должны появиться в будущем. Убеждены мы также и в том, что ни один из них не является собственно континентом в современном понимании этого слова.

Что же касается их наименований, то каждое из них — от Джамбу до Пушкары[1] — это географические названия, которые присваивались (1) тем участкам суши, которые покрывали собой поверхность земли в течение целой эпохи той или иной корневой расы в целом; (2) тем территориям, которые оставались от первых после той или иной геологической (или расовой) пралайи: например, "Джамбу"; и (3) тем территориям, которым ещё только предстоит — после будущих катаклизмов — войти в состав новых мировых "континентов", полуостровов, или двип[2] — поскольку в определённом смысле любой континент представляет собой просто-напросто больший или меньший участок суши, окружённый водой. Таким образом,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Джамбу, Плакша, Шалмали, Куша, Краунча, Шака и Пушкара.

[2] Таких, к примеру, как Шака и Пушкара, которых пока нет, но в состав которых со временем войдут отдельные фрагменты Америки, Африки и Центральной Азии вместе с регионом Гоби. Не будем при этом забывать, что существует ещё такой термин, как "упадвпипа", что значит "корневой" остров, то есть суша в целом.


[[Том 2, стр.]] 405 БУДУЩИЕ КОНТИНЕНТЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ СИМВОЛИЧЕСКИ

то, что непосвящённому может представляться терминологическим сумбуром, на самом деле не является таковым для того, кто владеет ключом.

Так, с нашей точки зрения, хотя два из описываемых в пуранах "островов" — шестой и седьмой "континенты" — ещё только должны появиться, тем не менее, мы точно знаем, что уже были в прошлом и существуют сегодня такие земли, которые войдут в состав будущих участков суши, суши будущих земель, географический облик которых резко изменится, как он изменялся и в прошлом.

А потому мы и читаем в пуранах о том, что Шака-двипа является (или будет являться) отдельным континентом, а Шанкха-двипа, судя по её описанию в "Ваю-пуране", — это лишь "крохотный островок", один из девяти территориальных единиц (к которым "Ваю" добавляет ещё шесть) Бхарата-варши. А поскольку жившие в Шанкха-двипе "млеччхи (нечистые чужеземцы — Е.П.Б.) поклонялись индуистским божествам", то, значит, они были связаны с Индией.[1] Существует рассказ о Шанкхасуре, царствовавшем в одной из частей Шанкха-двипы и впоследствии убитом Кришной. Так вот этот царь жил во дворце, "представлявшем собой океанскую раковину, и подданные его жили также в морских раковинах", — пишет Уилфорд.[283]

"На берегах Нила[2] (? — Е.П.Б.) не раз вспыхивали сражения между дэватами (божественными существами, полубогами — Е.П.Б.) и дайтьями (исполинами — Е.П.Б.). Однако племя последних взяло над первыми верх, и их царь Шанкхасура, который жил в океане, совершал частые набеги по ночам" ("As. Res.", Vol. III, 225).[284]

Сражения эти, однако, происходили вовсе не на берегах реки Нил, а на западноафриканском побережье, расположенном южнее нынешнего Марокко. Было время, когда вся пустыня Сахара представляла собой сплошное море, после чего на этом месте возник континент, такой же плодородный, как и район дельты Нила. И только потом, после очередного временного погружения, место это превратилось в пустыню, похожую на другую дикую местность — на пустыню Шамо, или Гоби. Об этом рассказывает одно из преданий в пуранах, и на той же вышеуказанной странице говорится:

"Люди оказались между двух огней: если Шанкхасура опустошал континент с одной его стороны, то царь Краунча-двипы (Кракача) разорял континент с другой его стороны, и так оба войска . . . превратили эту плодороднейшую область в дикую пустыню".[285]

Не подлежит никакому сомнению то, что до появления Европы существовал не один только описанный Платоном остров, а огромный материк, сначала разделившийся, а затем и расколовшийся на семь полуостровов и островов (называвшихся двипами). Он охватывал собой территорию всей северной и южной Атлантики, захватывал частично северную и южную акваторию Тихого океана и имел свои острова даже в Индийском океане (остатки Лемурии). Подтверждение этого мы находим в индийских пуранах, у греческих писателей, а также в восточных персидских и магометанских[286] преданиях. И это ясно доказывает Уилфорд, хотя и грубо смешивает между собой индуистские и мусульманские предания (см. "Asiatic Researches", тома VIII, X и XI).

[[Примечания]] —————————————————

[1] Они были настолько нечестивы, что их называли демонами, асурами, исполинами и чудовищами, а потому и родина их всегда уподоблялась Атале — преисподней.

[2] Конечно же, не на берегах реки Нил, а в окрестностях горы под названием Нила, расположенной в Атласской гряде.


[[Том 2, стр.]] 406 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

А те факты и цитаты, которые он приводит из пуран, прямо и убедительно свидетельствуют о том, что индоарийцы и другие древние народы овладели искусством мореходства раньше финикийцев, которых сегодня принято считать первыми мореходами, появившимися после потопа. Вот что говорится в "Журнале Азиатского общества" ("Journal of the Asiatic Society", III, pp. 325 и след.): — 

"В отчаянии те немногочисленные народы, что остались в живых (после войны между дэватами и дайтьями — Е.П.Б.) воздели руки к Бхагавану: "Пусть тот, кто спасёт нас . . . и станет царём нашим". При этом они произнесли слово "и'т" (магическое слово, очевидно, не понятое Уилфордом — Е.П.Б.), и слово это громко отдалось во всех уголках их страны".

А затем

"налетела страшная буря, воды Кали странно вспучились, и тогда из волн . . . [речных — перев.] явился некий человек, впоследствии носивший имя и'т, а с ним — несчётное войско. Он сказал: "Абхаян" — то есть "не страшитесь"

и разбил наголову врага. По объяснению Уилфорда,

"царь и'т — это низшее воплощение М'риры (может быть, Мриды, одной из форм, которые принимал Рудра? — Е.П.Б.). Он восстановил мир и процветание по всей Шанкха-двипе — в Барбарадесе, Хисаст'хане[287] и Авастхане,[288] то есть в Аравии . . . " и т.д. и т.д.

Если индуистские пураны дают нам описание войн, происходивших на континентах и островах, расположенных по другую сторону от атлантического побережья Западной Африки; если их авторы рассказывают о барбарах и таких других народах, как арабы, — как известно, никуда не плававших и никогда не пересекавших Кала-пани ("чёрные воды Океана") в те времена, когда финикийцы уже бороздили просторы морей — то это, без сомнения, может означать лишь одно: их пураны должны быть древнее финикийцев (время существования которых датируется II-III тысячелетиями до Р.Х.). В любом случае эти предания должны быть старше [последних],[1] поскольку, как пишет один адепт,

"В приведённых сказаниях индуисты говорят об этом острове как о реально существующем и находящемся в зените своего могущества, а значит, он должен был существовать более 11 тысяч лет тому назад".[289]

Однако мы можем привести ещё одни расчёты и ещё одно доказательство, говорящее об огромной древности этих индоарийцев, которые знали (поскольку когда-то жили на нём) и описали последний сохранившийся остров Атлантиды — а точнее, фрагмент восточной части бывшего континента, который

[[Примечания]] —————————————————

[1] Вот что Уилфорд рассказывает о территориальном делении Атлантиды и Бхараты (Индии), смешивая друг с другом два разных предания и Прияврату с Медхатитхи: "Разделил страну на части Прияврата . . . У него было десять сыновей, и он вознамерился поделить весь мир на части. Таким же точно образом и Нептун разделил Атлантиду между десятью своими сыновьями. . . . Один из них получил оконечность Атлантиды", которая "вероятно, представляет собой древний континент. . . . Эту Атлантиду поразил потоп, . . . и, судя по всему, под Атлантидой нам следует понимать нашу Землю допотопных времён и, чтобы править ею, были рождены десять властителей — так гласит западная (да и восточная — Е.П.Б.) мифология. Однако на трон взошли только семеро" (vol. III, p. 286)[290] . . . "Кроме того, существует мнение, что в результате потопа погибли шесть из семи двип" (vol. VIII, p. 367).[291] Уилфорд считает, что речь идёт о "Кадисе, включавшем в себя Испанию", однако — если быть точнее — это и есть описанный Платоном остров.


[[Том 2, стр.]] 407 ЗАГАДКИ ДРЕВНОСТИ

погиб вскоре после подъёма из воды обеих Америк[1] — двух варш Пушкары. Кроме того, хорошим доказательством могут служить астрономические данные, представленные одним адептом, критикующим Уилфорда. Так, в связи с высказанным востоковедом суждением о горе Ашбурдж[292] — "у подножия которой садится солнце" — и в связи с тем, что там произошла война между дэватами и дайтьями, он пишет:

" . . . давайте же посмотрим, на какой широте и долготе находились этот исчезнувший остров и остатки горы Ашбурдж. Находился он на седьмом уровне мира,[2] то есть в седьмом климате (расположенном между 24° и 28° северной широты) . . . Этот остров, дочь Океана, нередко описывают лежащим на западе, и солнце, как говорят, садится у подножия его горы (Ашбурдж, Атлас, Тенерифе или Нила — конкретное название не имеет значения — Е.П.Б.), чтобы поразить белого Дьявола "Белого Острова".[293]

Итак, мы имеем перед собой замечание, сделанное с астрономической точки зрения. Мы также знаем, что Кришна — это инкарнация Солнца (Вишну). Он является одним из солнечных богов и, по преданию, убивает Дэва Сефида, "белого великана" — служившего, вероятно, персонифицированным образом древних обитателей территории, прилегавшей к Атласским горам. Так, может быть, Кришна был всего лишь символом вертикальных лучей солнца? Диодор, как мы видели, обвиняет этих самых жителей ("атлантидов") в том, что они каждый день посылают проклятия солнцу и вечно противостоят его воздействию.[294] Такова, разумеется, астрономическая интерпретация. Но мы сейчас докажем, что и Шанкхасура, и Шанкха-двипа, и вся их история как географически, так и этнологически — не что иное, как Атлантида Платона, лишь прикрытая индуистскими одеждами.

Как мы чуть выше отметили, в пуранах говорится об этом острове как о всё ещё существующем в те времена, когда писались пураны, а значит, эти предания должны быть древнее, чем те 11 тысяч лет, что прошли с момента исчезновения Шанкха-двипы, или Посейдониса Атлантиды. Но могли ли индусы ничего не знать об этом острове и в более древние времена?

Давайте обратимся ещё раз к астрономическим данным, которые дадут нам очень ясный ответ на этот вопрос, если мы согласимся со словами всё того же адепта, который подчёркивает:

"в тот период, когда летний тропический "колюр"[295] проходил через Плеяды, когда Cor Leonis[296] находился на экваторе, а Лев был перпендикулярен к Цейлону при заходе солнца — тогда Телец находился перпендикулярно к острову Атлантиды в полдень".

Теперь, по крайней мере, становится понятно, почему сингальцы — наследники

[[Примечания]] —————————————————

[1] Таким образом, получается, что Америка, "Новый" свет, хоть и ненамного, но всё же старше "Старого света", Европы.

[2] Обитель Дива или Дэва Сефида (Тарадайтьи) оказывается на седьмом уровне[297] по той причине, что он явился из Пушкары — Паталы (страны антиподов), о которой говорят в Индии, то есть из Америки. А Америка, так сказать, тёрлась одним своим боком с Атлантидой, пока та не затонула окончательно. Слово "Патала", означающее одновременно и страны антиподов, и инфернальные области, сделало синонимичными оба этих понятия как по смыслу, так и по атрибутам и наименованию.


[[Том 2, стр.]] 408 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

ланкийских ракшасов и великанов, а также прямые потомки Льва (Сингха)[298] — оказались связаны с Шанкха-двипой, или Посейдонисом (платоновой Атлантидой). Да вот только — по астрономическим данным — как показывает С. Макки в своей "Сфинксиаде", это должно было происходить примерно 23 тысячи лет тому назад. Именно в тот период наклонение эклиптики должно было значительно превышать 27°, а значит, Телец должен был проходить над "Атлантидой", или "Шанкха-двипой".[299] А то, что всё обстояло именно так, чётко доказывается.

В Комментариях сказано:

"Священный бык Нанди приводился из Бхараты в Шанкху для встречи с Ришабхой[300] (Тельцом( — Е.П.Б.).) каждую кальпу. Но те с Белого Острова (те, кто изначально происходил родом из Швета-двипы — Е.П.Б.),[1] кто смешался с дайтьями (исполинами — Е.П.Б.) из земли нечестивых, почернели от греха. И тогда Нанди остался навечно на "Белом Острове" (в Швета-двипе — Е.П.Б.). Те, кто принадлежал к Четвёртому Миру (расе — Е.П.Б.), утратили АУМ".

Гора Асбурдж (или Азбурдж) — подразумеваем ли мы под ней Тенерифе или что-то иное — это вулкан, который начал извергаться во время погружения под воду "западной Аталы" (преисподней), и выжившие в катаклизме люди передавали впоследствии это предание своим детям. Атлантида Платона погибла, поглощённая водой снизу и охваченная огнём сверху, ибо огромная гора изрыгала из себя пламя не переставая. "Изрыгающее огонь чудовище"[301] — вот и всё, что осталось от злосчастного острова.

Неужели же греки, которых и без того обвиняют в заимствовании у индуистов чистой "фикции" ("Аталы")[302] и измышлении на её основе другой "выдумки" (Атлантиды), заслуживают ещё и обвинения в краже у индуистов и географических понятий, и представлений о числе "семь" (см. часть II, разделы, посвящённые семеричности в природе[303])?

"Знаменитой Атлантиды больше не существует," — говорит Прокл, . . . — "но вряд ли мы можем сомневаться в том, что когда-то она действительно существовала. В самом деле, писавший об эфиопской истории Марцелл утверждает, что именно такой — поистине огромный — остров когда-то действительно существовал, и это подтверждают все авторы, писавшие истории о внешнем море. И они действительно сообщают, что в те времена в Атлантическом море существовало семь островов, поклонявшихся Прозерпине, а также три гигантских по величине острова, где поклонялись Плутону . . . Юпитеру . . . и Нептуну." Помимо этого, жители этого последнего острова (Посейдониса) сохранили память о необыкновенной величине Атлантического острова в преданиях, дошедших до них от предков. Помнили они и о том, что в течение долгого периода он господствовал над всеми островами в Атлантическом море. С этого острова можно было переходить на другие огромные
[[Примечания]] —————————————————

[1] Ни Атлантиду, ни Шанкха-двипу никогда не называли "Белым островом". Да, в предании говорится о том, что "Белый остров почернел из-за греховности людской", но под этим подразумевается всего лишь то, что жители "Белого острова", Сиддхапуры или Швета-двипы, спускавшиеся в Атлантиду в эпохи Третьей и Четвёртой рас, чтобы "одухотворить их человечества, а, воплотившись, стали тёмными от греха" — это просто метафора. Все аватары Вишну, по преданиям, являлись из Белого острова. Согласно тибетской традиции, Белый остров остаётся единственным, который не разделяет общей судьбы других двип и не может быть уничтожен ни огнём, ни водой — а значит, это "вечная земля".


[[Том 2, стр.]] 409 О ЧЁМ СООБЩАЕТ МАРЦЕЛЛ
острова, лежавшие ещё дальше и расположенные недалеко от твёрдой земли, близ которой находится настоящее море.[304]
. . . Семь этих двип, неточно называемых островами, и составляли, по Марцеллу, общую территорию знаменитой Атлантиды . . . Из этого со всей очевидностью следует, что Атлантида — это древний континент . . . Атлантида была разрушена страшной бурей (? — Е.П.Б.): это хорошо знают пураны, и в некоторых из них говорится о том, что в результате этого ужасного природного катаклизма шесть этих двип исчезли . . . " (xi, 27).[305]

Казалось бы, доказательств представлено вполне достаточно для того, чтобы убедить любого скептика. Тем не менее, сюда можно добавить и несколько прямых доказательств, опирающихся на данные точных наук. Об этом можно написать целые тома, но они окажутся бесполезными для тех, кто способен видеть и слышать лишь глазами и ушами заслуживающих их доверия авторитетов.

Отсюда, в частности, и учение римско-католических схолиастов, согласно которому гора Ермон (Hermon), расположенная в земле Массифе — а слово это означает "анафема", "разрушение",[306] — это то же самое, что и другая гора Ермон (Armon).[307] В качестве же доказательства они часто ссылаются на слова Иосифа [Флавия] о том, что ещё в его времена чуть ли не каждый день на этой горе откапывали гигантские кости исполинов. На самом же деле, это была земля прорицателя Валаама, которого "Господь возлюбил", и всё здесь — и события, и действующие лица — так перемешалось в мозгах у схолиастов, что, когда "Зохар" объясняет: под вдохновлявшими Валаама "птицами" подразумеваются "Змеи"[308] — то есть те мудрецы и адепты, у которых он научился таинству прорицания,[309] — они вновь принимаются за своё и рассказывают, будто на горе Ермон живут "крылатые драконы Зла, а главным среди них является Самаэль"[310] (иудейский сатана).

"Именно к этим нечистым духам, прикованным к горе Ермон в пустыне, и был отправлен израильский козёл искупления, взявший имя одного из них (Азаз(и)ела)" (Spencer).[311]

Мы же говорим: всё это не так. "Зохар" следующим образом поясняет практику магии, которая на иврите называется нехашим, то есть "деяния змеев" (часть III, кол. 302):

"Именуется она нехашим по той причине, что действуют маги (практические каббалисты — Е.П.Б.) в окружении света, исходящего от древнейшего змея, воспринимая его в небе в виде светящейся области, состоящей из мириад мелких звёзд",

— то есть это просто-напросто астральный свет, как его называют мартинисты, Элифас Леви, а сегодня и все современные оккультисты (об этом см. соответствующие разделы).[312]

———————

"проклятие" с философской точки зрения

Все учения тайной доктрины, о которых у нас шла речь выше и которые находят своё подтверждение в мировых традициях, должны были уже показать читателю, что брахманы и пураны, ятхи и другие маздеистские священные писания


[[Том 2, стр.]] 410 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

вплоть до египетской, греко-римской и наконец иудейской сокровенной литературы — все они имеют одно и то же происхождение. Ни в одном из этих источников не содержится ни единого бессмысленного или ни на чём не основанного предания, специально придуманного для того, чтобы поймать в свои сети доверчивого профана-простака: все они представляют собой определённые иносказания, задача которых состоит в том, чтобы с помощью более или менее фантастических образов передать те великие истины, которые были собраны в соответствующих областях доисторической традиции.

Объём книги не позволяет нам включить в два этих тома многие подробности, касающиеся тех четырёх рас, что предшествовали нашей собственной. Но прежде чем мы предложим изучающему тайное учение познакомиться с историей психической и духовной эволюции прямых допотопных предков нашего Пятого (арийского) человечества и прежде чем мы покажем, как влиял ход этой эволюции на все остальные побочные побеги, выросшие из того же самого ствола, мы должны прояснить ещё несколько вопросов.

Опираясь на свидетельства, собранные со всего массива литературы древнего мира, и на интуитивные размышления целого ряда философов и учёных более поздних веков, мы показали, что практически в каждом случае наша эзотерическая доктрина в самых своих основах подтверждается либо косвенными, либо прямыми доказательствами. Таким образом, ни "легендарные" исполины, ни погибшие континенты, ни тем более эволюция предыдущих рас вовсе не являются досужим вымыслом. В "Дополнениях", которыми завершается этот том, мы покажем, что наука всё ещё неспособна дать ответ на эти вопросы. Но мы тешим себя надеждой, что сможем наконец развеять все сомнения науки в том, что касается подлинной роли священного принципа чисел в природе да и всех приведённых нами цифр в целом (см. параграфы, посвящённые разъяснению принципа семеричности).[313]

А пока мы должны покончить с одним не до конца решённым вопросом, составляющим самую вредную из всех богословских догм, — он касается того проклятия, которое заставило человечество страдать с того самого момента, как Адам и Ева якобы нарушили правила поведения в своём эдемском будуаре.

Заложенные в человеке способности к творению были даром божественной мудрости, но никак не результатом совершённого ими греха. Это со всей отчётливостью проявляется в парадоксальном поведении Иеговы: вначале он проклинает Адама и Еву (то есть всё человечество) за якобы совершённое ими преступление, а позднее сам же и благословляет свой "избранный народ" со словами: "Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю" (Быт. 9,1).

Это проклятье не явилось результатом каких-то неправильных действий со стороны человечества Четвёртой расы, поскольку сравнительно безгрешная Третья раса — раса ещё более огромных допотопных исполинов — погибла точно таким же образом. А значит, потоп — это была никакая не кара, а просто-напросто следствие некоего периодически действующего геологического закона. Точно так же и проклятье явилось кармой вовсе не за человеческое стремление к естественному соединению — так поступает весь неразумный животный мир при наступлении соответствующего времени года, — а за злоупотребление человеком своей творческой силой, за осквернение божественного дара и за растрату своей жизненной эссенции бесцельно — всего лишь ради удовлетворения личных животных желаний.

При правильном прочтении текста окажется, что третья глава Книги бытия относится к Адаму и Еве конца Третьей и начала Четвёртой рас. В самом начале процесс зачатья у женщины протекал так же безболезненно, как и у всех животных. Природа никогда не стремилась сделать так, чтобы женщина рожала детей своих "в болезни". Теперь же, когда на свет появлялось


[[Том 2, стр.]] 411 ЧЕЛОВЕК ДРЕВНИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ

человечество Четвёртой расы, возникла вражда между её семенем и семенем "змея" — между последствием кармы и произведением божественной мудрости. Ибо женское семя — похоть — "поразило в голову" семя плода мудрости и знания, превратив священное таинство размножения в процесс животного наслаждения. А потому закон кармы "ужалил в пяту" расу атлантов, постепенно преобразив её физиологически, нравственно, физически и умственно — словом, всю природу человечества Четвёртой расы, так что в конце концов из вполне здорового царя животного мира эпохи Третьей расы человек Пятой расы превратился в беспомощное чахлое существо,[1] и в наши дни оказался богатейшим на всей земле наследником разнообразных конституциональных и наследственных заболеваний и первым зверем из всех зверей — при этом обладая наивысшим сознанием и разумом![2]

Вот в чём состоит подлинная суть проклятия с физиологической точки зрения — практически единственной, которая затрагивается в эзотерике Каббалы. Если рассматривать его именно в этом ключе, то факт проклятья неопровержим, поскольку совершенно очевиден. Однако и интеллектуальная эволюция, протекавшая рука об руку с физической, обернулась, несомненно, проклятием и не стала никаким благословением — а ведь то был дар "Владык Мудрости", проливших свежую росу из собственного духа и собственной эссенции на человеческий манас. А значит, напрасными оказались и страдания того божественного титана, и нам остаётся лишь пожалеть его за попытку облагодетельствовать человечество и грустно вздохнуть, вспоминая те дни, столь ярко описанные Эсхилом в "Прометее прикованном". А тогда, в конце первого века титанов (века, последовавшего за эпохой человечества бестелесного, эфирообразного, к которому принадлежали благочестивые Канду и Прамлоча), только-только нарождавшееся физическое человечество — ещё лишённое ума и не испытывавшее никаких (физиологических) чувств — представляло собой таких вот существ:

"Они глаза имели, но не видели,
Не слышали, имея уши. Теням снов
Подобны были люди, весь свой долгий век
Ни в чем не смысля".[314]

Наши Спасители, агнишватты и другие божественные "сыны пламени мудрости" (персонифицированные греками в образе Прометея[3]), в силу

[[Примечания]] —————————————————

[1] Как мудры и величественны, как дальновидны и нравственно высоки законы Ману, регулирующие супружеские отношения, в сравнении с той полной свободой действий, негласно предоставляемой мужчине в цивилизованных странах. И то, что эти законы не исполнялись на протяжении последних двух тысячелетий, ничуть не мешает нам восхищаться их глубокой продуманностью. Каждый брамин — до определённого периода своей жизни — оставался грихастой, то есть семейным человеком, но после рождения сына он порывал с супружеской жизнью и становился целомудренным йогом. Но даже и сами отношения между супругами всегда регулировались брамином-астрологом, следившим за их соответствием с природой брамина. А потому в таких регионах, как, например, Пенджаб, где тлетворное влияние моральной распущенности мусульман, а позже и европейцев, лишь едва-едва затронуло касты арийцев-ортодоксов, можно ещё и сегодня встретить мужчин, по своему физическому сложению и силе не имеющих себе равных в мире. Однако те богатыри, что жили в древности, сменились в Деккане — и особенно в Бенгалии — поколением людей, с каждым веком (а то и с каждым годом) всё более мельчающим и слабым.

[2] Многочисленные болезни и перенаселённость — это факты, которые невозможно отрицать.

[3] Говоря о "Прометее прикованном" (т. II, сс. 146, 147), Анна Свонвик в своей многотомной книге "Драмы Эсхила" отмечает, что Прометей изображён в ней [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 412 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

несправедливости человеческого сердца, вполне могут так и остаться без признания и благодарности человека. В силу нашего незнания истины мы ещё можем как-то косвенно клясть их за этот дар Пандоры. Но когда лукавыми их объявляет и именует духовенство, то это становится уже слишком тяжкой кармой для "него" — того, кто "самовольно спас" от гибели "племя смертное", когда Зевс воспылал желанием истребить весь род людской, или, как об этом говорит сам страдающий титан:

"Истребить людей
Хотел он даже, чтобы новый род растить.
Никто, кроме меня, тому противиться
Не стал. А я посмел. Я племя смертное
От гибели в Аиде самовольно спас . . . "[315]

Обращаясь к титану, хор весьма уместно замечает:

"Благодеянье это, и немалое [для смертных] . . . "

В ответ Прометей говорит:

"Вдобавок я же и огонь доставил им.
Предводительница хора:
И пламенем владеют те, чей век — как день?
Прометей:
Оно научит их искусствам всяческим . . . "[316]

Однако для обучившихся этим искусствам людей получение ими ещё и огня обратилось в тяжкое проклятье: животное начало, присутствующее в человеке и ясно им осознаваемое, превратил периодически вспыхивающий инстинкт в хроническую животность и подневольность чувствам.[1] Этот дар обернулся страшным дамокловым мечом, который висит с тех пор над головой человечества. Отсюда возникает и ответственность за предоставленную человеку свободу воли, а владеющие титанами страсти показывают нам человечество во всём его неприглядном убожестве, ведь титанами движет

"ненасытная жажда низменных страстей и желаний, заставляющих их ради дерзостного самоутверждения бросать вызов любым ограничениям закона".[2]

Прометей, как сказано в "Протагоре" у Платона, наделил людей лишь той "мудростью, которая относится к физическому благополучию", но низший, животный аспект манаса (кама) у человека не изменился,

[[Примечания]] —————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]] истинным "поборником и благодетелем человечества, пребывавшим, . . . как описывается в трагедии, в момент крайней слабости и обрушившихся на него бедствий. . . . Зевс, говорится в трагедии, вознамерился истребить этих никчёмных и хлипких существ и насадить вместо них на земле новую расу людей".[317] Но, как мы видим, Владыки Бытия делают то же самое: они уничтожают самый первый продукт творения природы и моря (см. Стансу V и след.) "Прометей же в трагедии разрушает эти планы и потому подвергается — за помощь смертным — страшнейшим мучениям, к которым его приговаривает жестокий и беспощадный Зевс. Таким образом, этот титан, символ ограниченности разума и свободы воли (то есть символ человечества, наделённого умом, высшим аспектом манаса — Е.П.Б.), предстаёт перед нами в возвышенном образе человеколюбца, а Зевс — наивысшее эллинское божество — выведен в образе жестокого самодура-деспота, то есть образа, глубоко противного душе афинянина".[318] Причину этого мы объясним ниже. Дело в том, что в любом древнем пантеоне — в том числе и у иудеев — "Верховное Божество" всегда носит двойственный характер: оно и свет, и тень одновременно.

[1] Мир животных управляется лишь простейшим инстинктом, и для его удовлетворения существует период размножения. В остальное же время половые различия между животными сводятся к минимуму. А потому свободное животное и знает болезнь лишь один раз в жизни — перед смертью.

[2] "Прометей прикованный". Введение, с. 152.


[[Том 2, стр.]] 413 КАРИКАТУРА НА ПРОМЕТЕЯ

а потому оказалось, что вместо "незамутнённого ума, дара первейшего небес" (по Эсхилу), был сотворён вечный коршун ничем неутолимого желания, сожаления и отчаяния, и это при том, что был

"слеп и бессилен род человечий, немощью, словно сном, скованный",[319]

и таким оставался вплоть до того самого дня, пока Прометея не освободил от страданий назначенный небесами его избавитель — Геракл.

И вот теперь христиане — католики в особенности — пытаются представить эту драму в виде пророчества о будущем пришествии Христа. Трудно придумать более грубое заблуждение, чем это. Но истинный теософ, последователь божественной мудрости и почитатель абсолютного совершенства — того неведомого божества, которое не является ни Зевсом, ни Иеговой — категорически отвергнет подобную идею. Опираясь на всё наследие древности, он докажет, что никакого первородного греха не существовало и в помине, а случилось лишь злоупотребление физическим умом — его психическое начало пошло на поводу у животного, и совместными усилиями они погасили свет его духовного начала.

"Все вы, — скажет он, — умеющие читать между строк, постигайте древнюю мудрость, изложенную в старинных драмах — индийских ли или греческих. Да прочтите внимательно хотя бы ту, о которой мы сейчас говорим, — трагедию, ставившуюся в театрах Афин 2400 лет тому назад, "Прометей прикованный".

Авторами этого мифа не являются ни Гесиод, ни Эсхил. Как отмечает Бунзен, "он старше самих эллинов", поскольку на самом деле он возник ещё на заре человеческого сознания. Распятый титан — это персонифицированный символ коллективного Логоса, "Воинства", а также "Владык Мудрости", то есть того самого небесного человека, который воплотился в человечество. К тому же, само его имя — Про-ме-теус — означает "тот, кто видит перед собой", то есть предвидит будущность. Оно показывает,[1] что в тех искусствах, которые Прометей изобрёл[320] и которым обучил человечество, не последнее место занимает его глубокое знание психологических начал. Вот он сетует, обращаясь к дочерям Океана:

"Я ввёл разнообразные гадания
И первый распознал, какие сбудутся
Сны и какие — нет. И тёмных знамений,
Да и примет дорожных объяснил я смысл. (484-487)
. . . и знаков огненных
Смысл, непонятный прежде, объяснить сумел (498-499)
. . . все искусства — Прометеев дар (506)"
[[Примечания]] —————————————————

[1] От πρὸ μῆτις, "про метис" "предвидение". "Профессор Кун," — как сказано в уже упомянутой нами книге "Драмы Эсхила", — "полагает, что имя титана происходит от санскритского слова "праманта" — этим словом называют инструмент, при помощи которого разжигают огонь.[321] Корень этого слова, "манд" или "мант", подразумевает вращательное движение. А слово "мантами" (обозначающее сам процесс разжигания огня) приобрело второе значение смысле "унести", "убрать" что-либо. Отсюда происходит и однокоренное слово "прамата", "кража" . . . " В находчивости автору не откажешь, но всё же мысль эта не вполне верна. К тому же всё обстоит гораздо прозаичнее. Несомненно, в физической природе высшие формы могут развиваться из низших, но в мире мысли всё обстоит не совсем так. И если нам говорят, что слово "мантами" перешло в греческий язык и превратилось в "мантано", "учиться", то есть приобретать знания, то отсюда мы получаем и слово "прометея", то есть "знание о будущем" и "предусмотрительность". Но если поискать, то мы сможем найти и более поэтичный источник происхождения для слова "огненосец",[322] чем указанный санскритский. И свастика — священный знак и орудие для разведения священного огня — может объяснить это лучше всего. "Прометей — огненосец, воплощение праманты", — пишет далее автор, — "и прототипом его является арийский [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 414 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

В этом месте мы на время оставим главный предмет нашего повествования и посвятим несколько следующих страниц вопросу о том, какой же скрытый смысл может быть заложен в этой самой древней — и столь же красноречивой — из всех традиционных аллегорий. А поскольку она имеет самое прямое отношение к первым человеческим расам, то мы на самом-то деле и не отступим очень далеко от нашей главной нити.

Главный сюжет драмы Эсхила (а вся трилогия до нас не дошла) хорошо известен любому культурному читателю. Этот полубог похищает у богов (элохимов) их секрет — тайну творящего огня. За такое кощунство Крон[1] его низвергает и отправляет к Зевсу — отцу и творцу человечества, которое, как хотелось ему, должно было пребывать в умственной слепоте и жить чисто животной жизнью. Таким образом, он представляет собой такое божество-личность, которое не желало, чтобы человек стал, "как один из нас". И вот Прометей — "огненосец и светоносец" — приковывается к скале Кавказских гор и, по приговору, должен терпеть муки. Но три Мойры (карма), воле которых, как говорит титан, подчиняется даже Зевс:

"И Зевс от предрешённой не уйдёт судьбы . . . "[323]

— решают, что эти страдания будут продолжаться лишь до того дня, пока у Зевса не родится сын:

"Сын у неё родится посильней отца "[324]
. . . . . . . . . . .
"Он из твоих [Ио] потомков, избавитель мой . . . "[325]

Этот "сын" и должен будет избавить Прометея (страждущее человечество) от его же собственного рокового дара. А имя его: "Тот, кто грядёт . . . "

Итак, на основании этих нескольких строф — которые, как и любую фразу аллегории, можно переиначить по-всякому — а именно: на основании слов Прометея, обращённых к Ио, гонимой Зевсом дочери Инаха, некоторыми авторами-католиками строится целое пророчество. Вот что говорит распятый[326] титан: — 

. . . И вещие, о, диво, те дубы растут,
Которые, не обинуясь, явственно
Тебя супругой Зевсовою будущей
Назвали славной . . . [327]
. . . Там от безумья Зевс тебя и вылечит,
К тебе рукою прикоснувшись ласково,
И ты родишь Эпафа темнокожего,
Дитя прикосновенья.[328]

Из всего этого некоторые фанатики — де Муссо и де Мир-

[[Примечания]] —————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]] Матаришван — божество, . . . тесно связанное с ведийским богом огня Агни . . . " На санскрите слово "мати" означает "понимание" и является синонимом слов "махат" и "манас", а потому оно, несомненно, должно иметь какое-то отношение к происхождению имени титана. А Промати — это сын Фохата, но это уже другая история.

[1] Крон — это "время", и аллегория, таким образом, становится достаточно прозрачной (см. заключительные страницы этого подраздела).


[[Том 2, стр.]] 415 ОБЪЕДИНЕНИЕ ХРИСТА С ЭПАФОМ

виль в том числе — выстроили для себя ясное пророчество. Ио — это, как нам говорят, "матерь Божья", а "темнокожий Эпаф" — Христос. Но дело в том, что Христос никогда не свергал своего отца — разве только чисто метафорически, если за этого "Отца" принять Иегову — да и не низвергал никогда христианский Спаситель своего отца в Гадес.

Вот Прометей говорит о будущем унижении Зевса:

. . . При всем своем тщеславье даже Зевс ещё
Научится смиренью. Он готовится
К такой женитьбе, что во мрак безвестности
Его с престола сбросит. Тут и сбудется
Проклятье Крона[1] полностью, которое,
С престолом расставаясь, произнес отец . . .
. . . Пускай же он упорствует,
Кичась громами в небесах и пламенем
Пылающие стрелы с высоты меча.
Всё это не поможет: от бесславного
И страшного паденья не спасётся Зевс . . . [329]

"Эпаф темнокожий" — это Дионис-Сабазий, сын Зевса от Деметры в мистериях Сабазия, в ходе которых "отец богов", приняв вид змея, производил на свет от Деметры Диониса, или солнечного Вакха. Ио — это луна и в то же время Ева новой расы, так же как и Деметра — в данном случае.

Миф о Прометее — это действительно пророчество, но вовсе не связанное с циклами Спасителей, которые периодически появлялись в различных странах и у разных народов, переживавших переходные периоды своей эволюции. Он указывает на последнее таинство из тех циклических трансформаций, в ходе которых человечество сначала перешло от бестелесного, эфирообразного к плотному физическому состоянию и от духовного к физиологическому способу размножения, и вот теперь оно уносится дальше, стремясь вступить на противоположную дугу цикла, навстречу той второй фазе его первобытного состояния, когда женщина не знала мужчины, а человеческое потомство появлялось на свет в результате сотворения, а не зачатья.

Человечество и мир в целом ещё вернутся к этому состоянию, но прежде, чем это произойдёт, и человек, и мир должны будут для себя открыть и во всей глубине оценить те истины, на которых построена эта обширная проблема взаимоотношения полов. Эти истины станут подобно "свету, ещё никогда не озарявшему собой ни морские, ни земные просторы", и прийти к людям свет должен через Теософское общество. Этот свет будет звать навстречу к истинно духовной интуиции, будет возвышать до её уровня. И тогда (как сказано в письме одному теософу) "в мире возникнет раса Будд и Христов, ибо мир обнаружит, что в каждом человеке заложена способность рождать на свет детей, подобных Будде, — или демонов. Когда придёт это знание — тогда умрут все догматические религии, а вместе с ними и демоны".[330]

Загадку[331] можно разгадать, если задуматься над всем ходом развития сюжета этой аллегории и над характерами её героев. Крон — это, разумеется, само "время" в его циклическом течении. Он проглатывает своих детей — в том числе и понимаемых как

[[Примечания]] —————————————————

[1] Разъяснение смысла этого проклятья см. на последней странице этого подраздела.


[[Том 2, стр.]] 416 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

личностные боги экзотерических догм. Однако вместо Зевса он проглотил его каменный идол, и символ этот разросся и лишь укрепился в фантазии человечества по мере его циклического движения в сторону одного только физического и интеллектуального — но не духовного — совершенствования. Но когда человечество далеко продвинется на пути своей духовной эволюции, Крона уже больше нельзя будет обмануть. И тогда вместо каменного образа он проглотит и саму эту антропоморфную фикцию. Ибо змей мудрости, который в ходе Сабазийских мистерий изображался в виде антропоморфного Логоса — единства духовных и физических сил — породит во Времени (в Кроне) новое потомство — Диониса-Вакха, или "Эпафа темнокожего", "могучего" — то есть расу тех, кто низвергнет его.

Но где же суждено ему родиться? О его происхождении и месте рождения Прометей сообщает Ио в своём пророчестве. Ио — это лунная богиня деторождения, ибо она — Исида и Ева, великая матерь.[1] Он с максимально возможной ясностью указывает тропы, по которым ей (а вместе с ней и нашей расе) предстоит блуждать. Она должна будет покинуть Европу и уйти в Азиатский континент, где ей предстоит добраться до гор Кавказа (719[332]). Вот что говорит ей титан:

"Поток у кромки двух материков проплыв,
К восходу солнца, на восток пылающий, . . . "[333]

то есть, идя на восток, она должна переправиться сначала через "киммерийский Босфор",[334] а затем, по всей очевидности, через то, что мы сегодня называем Волгой и городом Астрахань на Каспийском море. После этого ей придётся столкнуться с "яростными северными ветрами" и двигаться дальше в землю "рати аримаспов" (эта земля лежит к востоку от описанной Геродотом Скифии),

" . . . у Плутонова
Потока золотого обитающих . . . "[335]

По верной догадке профессора Ньюмена, под этим описанием скрывается

[[Примечания]] —————————————————

[1] Как пишет с сожалением автор перевода "Прометея прикованного", в маршруте странствий Ио "нет соответствий с сегодняшними географическими реалиями" (p. 191, Vol. II). Однако на то могут существовать весьма веские причины. Во-первых, речь идёт о странствованиях и блужданиях той расы, из которой должен выйти "десятый" по счёту аватара — так называемый Аватара Калки. Именно её он [Эсхил] и называет "аргосским царским родом" (869). Но этот Аргос не имеет никакого отношения к греческому Аргосу. Это название происходит от слова "арга" или "арка" — женская детородящая сила, символом которой является луна — та самая лодка-арга[336] из мистерий, обозначающая царицу небес. Как отмечает Евстафий [Антиохийский], в диалекте арг-осцев имя Ио обозначает луну. Эзотерически же это божественный андрогин, или мистическая десятка. У иудеев 10 — число совершенства, или Иегова. На санскрите слово "аргья" обозначает чашу для возлияний при жертвоприношениях — сосуд в виде лодки, в котором богам в качестве жертвоприношений подносятся различные цветы и плоды. "Аргьянатхом" называют Маха-Когана, что значит "Владыка жертвенных возлияний", а выражение "Аргья Варша" — то есть "земля жертвенных возлияний" — это тайное наименование территории, простирающейся от горы Кайлас почти до пустыни Шамо [Гоби — перев.], из которой и должен появиться Аватара Калки. В чисто географическом смысле это то же самое, что и зороастрийская Аирьяна Ваэджо.[337] Сегодня под ней понимают территорию, находящуюся между Аральским морем, Балтистаном[338] и Малым Тибетом. В древние же времена, территория эта была намного шире, и именно она является родиной физического человечества, матерью и символом которого выступает Ио.


[[Том 2, стр.]] 417 ОБЪЯСНЕНИЕ ОШИБКИ АРРИАНА

Урал, а те аримаспы, о которых рассказывает Геродот, — это "известные жители указанного золотоносного региона".[339]

И вот здесь, между строфами 806 и 816 возникает загадка для любого толкователя-европейца. Титан произносит следующие слова:

"Ты к ним (к аримаспам и грифам — Е.П.Б.) не
приближайся. В дальний край затем
Придёшь, где племя чёрных возле утренней
Живёт зари. Течёт там Эфиоп-река.
Её высоким берегом дойди потом
До водопада, где с отрогов Библоса
Нил многочтимый чистую струю стремит . . . "[340]

Там Ио и предстояло поселиться вместе со своими потомками. А теперь давайте посмотрим, как этот фрагмент понимается различными толкователями. Поскольку Ио велено держать путь на восток, пока она не дойдёт до Эфиоп-реки, а дальше она должна прийти к месту впадения реки в Нил, то вот здесь-то и возникает загвоздка. Автор перевода "Прометея прикованного" пишет:

"Исходя из географических представлений древнейших греков, этой конечной целью [Ио] должна была стать река Инд. Арриан (vi. i.)[341] рассказывает о том, как Александр Великий, готовясь плыть вниз по Инду (и увидев в ней крокодилов, которые не водятся больше нигде, кроме Нила . . . ), решил, что обнаружил истоки Нила, и предположил, что Нил, начинаясь где-то в Индии, протекает далее через обширные пустынные земли и там теряет своё название Инд, а дальше . . . он проходит через обитаемые территории и проживающие в тех местах эфиопы, а затем и египтяне, называют уже реку Нилом. Эхо этого совершеннейшего заблуждения слышится и у Вергилия[342] в его 4-й Георгике" (p. 197, Vol. II.).[343]

Может быть, Александр и Вергилий и допускали серьёзные ошибки в своих представлениях о географии мира, но пророчество Прометея от этого ничуть не пострадало — по крайней мере, в том, что касается эзотерического духа его пророчества. Когда мы имеем дело с аллегорией, с символическим описанием какой-то расы и рассказом о связанных с её историей событиях, то для описания странствий, совершаемых персонифицированным образом, не требуется никакой топографической точности. Но всё дело в том, что "Эфиоп-река" — это действительно Инд и в то же самое время это — Нил или Нила. Эта река берёт своё начало на горе Кайлас — (небесной) обители богов — на высоте 22 тыс. футов[344] над уровнем моря. Это — "Эфиоп-река", и так её назвали действительно греки, но ещё задолго до времени жизни Александра, поскольку по её берегам от Аттока до Синда[345] селились племена, в целом известные как "восточные эфиопы". Индия и Египет — это были две близкородственные страны, а восточные эфиопы — могучие строители — вышли из Индии, что́, как мы надеемся, достаточно убедительно было доказано в "Разоблачённой Исиде" (vol. I, p. 569-570).[346]

Так почему бы Александру и тем более высокоучёному Вергилию не применить это название — "Нил" или "Нейлос" — по отношению к Инду, коль скоро это действительно одно из названий реки? В окрестностях Калабага[347] эту реку и по сей день называют "нил" ("синяя") или "Нила" (что значит "синяя река"). Вода в этом месте имеет такой тёмно-синий цвет, что название это закрепилось за рекой в незапамятные времена, а по имени реки назвали и


[[Том 2, стр.]] 418 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

расположенный на её берегу посёлок. Очевидно, Арриан, период деятельности которого пришёлся на времена гораздо более поздние, чем время жизни Александра, просто не знал о древнем названии этой реки и невольно возвёл напраслину на греческого полководца. Но и наши современные историки проявляют не больше знаний в своих сегодняшних суждениях, ибо нередко делают чересчур категоричные заявления, опираясь лишь на то, что лежит на поверхности, и не углубляясь в факты. В этом они похожи на своих древних коллег, живших во дни глубокой старины, когда в их распоряжении ещё не имелось столько всевозможных энциклопедий, как в наше время.

Раса Ио — "девы с коровьими рогами"[348] — это, таким образом, раса пионеров-первопроходцев, раса тех самых эфиопов, которых она привела когда-то с берегов Инда на берега Нила — реки, получившей своё название по имени родной реки этих переселенцев из Индии[1]. Ведь Прометей прямо говорит Ио,[2] что священный Нейлос (не река, а бог)

" . . . Тебя он в треугольную и выведет
Ту землю (то есть в ту дельту, которую её сыновьям и
суждено обжить — Е.П.Б.), Ио, где тебе с потомками
Вдали от мест родимых суждено осесть".[349]

Там-то и возникнет некая новая раса (египтян). Однако "сёстры", принадлежащие к "пятому колену" "Эпафа темнокожего",

"Пятьдесят числом, вернутся в Аргос".

А затем лишь одна из этих пятидесяти дев уступит любви,[350]

"И от неё аргосский царский род пойдёт.
. . . . . . . .
Но семя это даст того отважного
Стрелка из лука, что меня от мук моих
Избавит"[351]

О том, когда же именно родится этот герой, титан не говорит ни слова. Он лишь замечает:

" . . . об этом много времени
Речь заняла б, да и тебе что проку в том?"[352]
[[Примечания]] —————————————————

[1] Александр, который был знаком с Аттоком гораздо лучше, чем с Индией (в которой он никогда не бывал), не мог не знать, что река Инд в своих истоках называется "Нил" или "Нила". И даже если он и ошибся, то эта ошибка легко объяснима.

[2] То, что Ио в аллегорическом смысле — то же самое, что и Исида, явствует уже из самого её описания — "волнорогая". Не подлежит никакому сомнению, что эта аллегория пришла в Грецию из Индии, где Вач — "сладкозвучная корова" ("Ригведа"), "прародительница человечества" ("Бхагавата-пурана") изображена в "Айтарея-брахмане" как жертва преследования со стороны её же собственного отца Брахмы, который в приступе порочной страсти обратил её в лань. А потому и Ио, не желающая уступить домогательствам Юпитера, становится "рогатой". В любой стране корова являлась символом пассивного живородящего начала в природе: Исида, Вач, Венера, мать плодовитого бога любви Купидона, но одновременно и мать Логоса, символом которого у египтян и индийцев стал бык, о чём свидетельствуют и Апис, и изображения быков в большинстве древнейших индуистских храмов. В эзотерической философии корова выступает символом творящей природы, а бык (её телёнок) — это оживляющий её дух, то есть "Дух Святой",[353] как показывает Кенили. Отсюда и символика рогов. Они являлись священным символом и у иудеев, которые помещали у алтаря рога из дерева ситтим: любой преступник, ухватившись за них, избавлялся от преследования.


[[Том 2, стр.]] 419 БЫЛ ЛИ ЭСХИЛ ПОСВЯЩЁННЫМ?

Но ведь Аргос — это же Аргья Варша, та самая земля жертвенных возлияний, о которой говорили древние иерофанты: именно оттуда и должен явиться спаситель человечества. С течением веков это имя стало обозначать и соседнюю с ней страну, Индию — древнюю Арья-варту.

То, что именно эти вопросы отчасти составляли содержание Сабазийских мистерий, стало известно, благодаря нескольким древним авторам: Цицерону ("Тускуланские беседы", I, ii. No. 20) и Клименту Александрийскому ("Строматы", I, ii., oper. tom. 1, p. 467 — Ed. Potter's).[354] И только эти последние авторы и сообщают об истинной причине того, почему Эсхил был обвинён афинянами в кощунстве и приговорён к побиению камнями. По их словам,[355] не будучи посвящённым, Эсхил, тем не менее, осквернил мистерии, раскрыв их таинства в своей трилогии, представленной на театральной сцене на всеобщее обозрение.[1] Будь он посвящённым, он не избег бы наказания, но, скорее всего, он всё-таки был посвящённым, иначе, как и Сократ, он должен был бы иметь какого-то даймона,[356] который и раскрыл ему секрет и священный смысл аллегорической драмы посвящения. Во всяком случае, "отец греческой трагедии" не выдумал пророчество Прометея, а лишь передал в театрализованной форме то, что раскрывалось жрецами в ходе Сабазийских мистерий.[2] А между тем эти мистерии принадлежат к числу древнейших священных торжеств, происхождение которых остаётся неизвестным историкам и по сей день. Мифологи связывают их через Митру (солнце, которое на некоторых древних памятниках именуется Сабазием) с Юпитером и Вакхом. Но они никогда не принадлежали исключительно грекам, поскольку ведут своё начало с незапамятных времён.

Переводчики этой трагедии удивляются тому, что Эсхил решился изобразить Зевса в "Прометее прикованном" столь разительно непохожим на тот его образ, каким он был выведен в других его драмах (А. Суонвик). Дело в том, что Эсхил, как и Шекспир, был и навсегда останется интеллектуальным "Сфинксом" всех веков. Между Зевсом — абстрактным божеством греческой мысли — и Зевсом Олимпийским пролегала пропасть. В ходе мистерий последний символизировал начало, не превосходящее низшего аспекта физического рассудка человека — манаса, сопряжённого с камой. Прометей же — это божественный аспект манаса, устремлённый к буддхи и сливающийся с ним. Он символизировал душу божественную. Зевс же олицетворял человеческую душу и ничего более. Он выведен как существо, полностью отдающееся своим низменным страстям, — это бог ревнивый, мстительный и безжалостный в своём эгоизме, то есть в погружённости в собственное "я". Вот почему Зевс и изображается в виде змея[357] — интеллектуального искусителя человека, — который, тем не менее, порождает в ходе

[[Примечания]] —————————————————

[1] По предположениям Геродота и Павсания, Эсхил был осуждён якобы за то, что, приняв теогонию египтян, он изобразил Диану дочерью Цереры, а не Латоны [см. К. Элиан, "Разнообразная история" (AElian, "Var. Hist.", I, v. c., xviii, tom. 1, p. 433, Edition Gronov)].[358] Эсхил, однако, был посвящённым.

[2] Сабазия представляла собой регулярно проводившиеся торжества, во время которых разыгрывались мистерии в честь тех или иных богов — что-то вроде мистерий Митры. Во время них устраивались представления, изображавшие весь процесс эволюции рас.


[[Том 2, стр.]] 420 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

цикличной эволюции "Человека-Спасителя", солнечного Вакха, или "Диониса" — существа, представляющего собой нечто большее, чем просто человек.[359]

Дионис — то же самое, что Осирис, Кришна и Будда (обладатели небесной мудрости), а также он является и грядущим (десятым) аватарой — прославленным духовным Христосом, который должен спасти Хрестоса страждущего (человечество, или Прометея, проходящего свой путь тяжких испытаний). Это, гласят браминские и буддистские легенды — а им вторят зороастрийское, а теперь и христианское учения (последнее трактует эту идею в своём собственном ключе) — должно произойти в конце кали-юги. И только после появления Аватары Калки (или Сосиоша) человек начнёт рождаться от женщины безгрешно. Вот тогда-то и индуистское божество Брахма, и зороастрийский Ахура-Мазда (Ормазд), и греко-олимпийский Дон-Жуан Зевс, и ревнивый, непостоянный, жестокий племенной бог израильтян Иегова и все им подобные представители рождённого человеческой фантазией мирового пантеона богов исчезнут и растают без следа. А вместе с ними исчезнут и их тени — тёмные аспекты всех этих божеств, которые всегда изображаются их "братьями-близнецами" или их собственными творениями, по экзотерическим легендам, и их собственные отражения на земле — согласно эзотерической философии. Все эти Ахриманы и Тифоны, Самаэли и Сатаны должны быть низвергнуты в тот день, когда будут обузданы все тёмные и злобные страсти.

В природе действует один вечный закон — тот, который всегда стремится уравновесить противоположности и привести их к окончательной гармонии. Благодаря именно этому закону духовного развития, которое должно прийти на смену физическому и чисто интеллектуальному, человечество и освободится от лжебогов и в конце концов придёт к САМОИСКУПЛЕНИЮ.

Древний миф о Прометее в той последней форме откровения, в какой он окончательно сложился, — а его первообразы и противообразы обнаруживаются в любой древней теогонии — связан в каждой такой теогонии с первоистоками физического зла, поскольку восходит к самому началу возникновения жизни человечества как физических существ. Крон — это "Время", первым законом которого является сохранение строгой упорядоченности и гармоничности всех фаз эволюции в ходе циклического развития под страхом суровой кары за любые отклонения от нормы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В программе развития человека вовсе не предусматривалось превращение его — пусть и самого высшего животного — сразу в того полубога, каким он является сегодня на земле, с точки зрения его интеллекта, духовности и психики, тогда как его физическая форма по-прежнему оставалась бы слабее, беззащитнее и тоньше практически любого крупного млекопитающего. Это противоречие слишком нелепо-уродливо и велико. Такая скиния слишком уж недостойна пребывающего в ней бога.

Вот почему дар Прометея фактически обратился в проклятье — о чём прекрасно знал и что точно предвидел тот сонм существ, который выведен в трагедии в персонифицированном образе её главного героя. Да на это обстоятельство указывает и само его имя.[1] В этом-то и заключаются одновременно

[[Примечания]] —————————————————

[1] См выше примечание об этимологии слова προμῆτις, то есть "предумышленность". Прометей в трагедии делает следующее признание: [[Продолжение примечания на следующей странице]]


[[Том 2, стр.]] 421 ОДНА ИЗ ФУНКЦИЙ ЗЕВСА

и грех человечества, и его искупление. Ибо тот сонм существ, который воплотился — пусть и по воле кармы или Немезиды — в часть человечества, всё-таки сделал свой выбор в пользу свободы воли, отказавшись от рабства бездействия, он выбрал боль, которую несёт с собой интеллектуальное самосознание, и даже страдание — "муку терпеть тысячи лет, вечную вечность",[360] — отвергнув бессмысленное, тупое блаженство, построенное на одних лишь инстинктах.

Зная, что воплощение это будет преждевременным, что оно не заложено в программе природы, это небесное воинство — Прометей, — тем не менее, пожертвовало собой во благо человечества — хотя бы для какой-то его части.[1] Однако, спасая человека от мрака невежества, оно одновременно обрекло его и на муки осознания ответственности за собственные действия — последствие обретения свободы воли, — не говоря уже о всех тех бедствиях, которые одновременно с этим обрушились на всякого смертного человека и его плоть. И Прометей добровольно принял на себя все эти муки, поскольку отныне воинство это соединилось со святилищем, скинией, уже подготовленной для него, но пока ещё недоступной для людей на этом этапе их формирования.

В этой самой невозможности для духовной эволюции следовать бок о бок с физической — ибо чистота духовной однородности уже была замутнена примесью — и кроется объяснение того, что полученный дар обратился в главную — если не единственную — причину происхождения зла.[2] Глубокий философский смысл заложен в событиях, о которых повествует эта аллегория — о том, как Зевс был проклят Кроном за низвержение его с престола (произошедшее в те первые дни "золотого века" при правлении Сатурна, когда все люди были полубогами); о том, как была сотворена раса физических людей, немощных и беззащитных в сравнении с первыми, и о том, как в отместку за это Зевсу был послан "смутьян", отнявший у богов их исключительное право творить и тем самым возвысивший человека и интеллектуально, и духовно до их собственного уровня. В этой истории с Прометеем Зевс олицетворяет собой сонм древнейших предков, питар, "Отцов", сотворивших человека, лишённого чувств

[[Примечания]] —————————————————————————

[[Продолжение примечания с предыдущей страницы]]

"О свод небес, о ветры быстрокрылые, . . .
Глядите все, что боги богу сделали!..
Напрасен ропот! Всё, что предстоит снести,
Мне хорошо известно.
. . . С величайшей лёгкостью
Принять я должен жребий свой. Ведь знаю же,
Что нет сильнее силы, чем всевластный рок. . . . "[361]

 

Под "роком" здесь подразумевается карма, или Немезида.

[1] Очевидно, что всё человечество разделено на людей боговдохновенных и низших существ человеческого рода. То интеллектуальное различие, которое сохраняется между арийским и другими цивилизованными народами, с одной стороны, и дикарями вроде островитян южных морей, с другой, невозможно объяснить никакими другими причинами. Ни какие бы то ни было попытки оказания на них культурного влияния, ни обучение целого ряда их поколений в среде цивилизации так и не помогли поднять таких представителей человеческого рода, как бушмены, цейлонские ведды или некоторые племена африканских народов до интеллектуального уровня арийцев, семитов и так называемых туранцев. Нет у них той самой "священной искры", а потому именно они, единственные низшие народы на земле, к счастью — благодаря мудрому регулированию со стороны природы, неустанно трудящейся в этом направлении — стремительно вымирают. Вот уж действительно — весь род человеческий от "одной крови",[362] но не от одной эссенции. Мы — тепличные растения. Взятые из дикой природы, мы получили ускорение в своём росте искусственным путём, ибо оказались наделены этой искрой, тогда как у них эта искра пребывает в латентном состоянии.

[2] Философия индийских метафизиков усматривает корень зла в дифференциации однородного в разнородное, единицы во множественность.


[[Том 2, стр.]] 422 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

и ума, а божественный титан — это символ творцов духовных, тех самых дэв, которые "опустились" до физического размножения. Первые в духовном смысле стоят ниже "прометеев", но зато физически гораздо сильнее их: а потому последние в аллегории и терпят поражение.

Тот "низший сонм существ, деятельность которых нарушил титан, тем самым сорвав планы Зевса", пребывал на нашей земле в своей собственной сфере, на своём родном плане деятельности. Сонм же высших существ был изгнан с небес, поскольку запутался в сетях материи. Под властью первых (низшего "сонма") находились все космические и низшие титанические силы, а единственное, чем обладали высшие титаны, — это был огонь ума и духа. Эта драма борьбы Прометея с олимпийским тираном и деспотом, чувственным Зевсом, как мы видим, разворачивается каждый день и среди нынешнего человечества: низменные страсти приковывают высокие устремления к скале материи, порождая во многих случаях коршуна мук, боли и раскаяния. И раз за разом мы видим одно и то же:

" . . . вот я, скованный, несчастный бог.
Да, я ненавистен и Зевсу, и всем
Богам, что при Зевсовом служат дворе . . . "[363]

Зевс лишён даже той высокой мысли о самопожертвовании, которая утешала титана — 

"меры не знал я, смертных любя . . . "[364]

Титаном движет альтруизм, смертным же человеком — неизменно себялюбие и эгоизм.

Сегодня Прометей больше напоминает Эпи-метея, "крепкого задним умом",[365] ибо та всеобъемлющая любовь, которую испытывал к человеку первый, давно уже выродилась в эгоизм и самолюбование. Человек ещё сможет стать снова тем свободным титаном, каким он был в древности, но не раньше, чем в процессе цикличной эволюции будет восстановлена нарушенная гармония между его двумя природами — земной и божественной. И вот тогда-то он и окажется недоступным для низших титанических сил, неуязвимым как личность и бессмертным как индивидуальность, но это случится лишь после того, как ему удастся изжить в себе всё то животное, что присутствует в его природе. И лишь тогда, когда человек осознает, что "Deus non fecit mortem" (Sap. I., 13)[366] и что человек сотворил её сам[367] — вот тогда-то он и станет вновь тем Прометеем, каким он был когда-то до своего грехопадения.

Полностью о символике образа Прометея и о происхождении этого мифа в Греции читатель узнает в части II этого тома, в главе "Второй ключ к образу Прометея" и т.д.[368] В этой второй части книги — в своего рода приложении к нынешнему разделу — мы представим все дополнительные сведения по тем положениям, которые вызывают больше всего споров и вопросов. Излагаемые в этой книге трактовки настолько резко расходятся со стандартами, общепризнанными в богословии и в современной науке, что нам придётся использовать все возможные свидетельства, чтобы доказать: эти стандарты зачастую занимают незаслуженное место в качестве непререкаемых авторитетов.


[[Том 2, стр.]] 423 "БУДДЫ ПОКАЯНИЯ"


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ФРАГМЕНТЫ ИЗ КОММЕНТАРИЯ К СТИХАМ СТАНСЫ XII.

Та рукопись, из которой взяты эти дополнительные разъяснения, принадлежит к группе сочинений, известных под экзотерическим названием "Tongshaktchi Sangye Songa", то есть "Писания тридцати пяти будд покаяния". Персонажи эти, хотя и называются у северных буддистов "буддами", с тем же успехом могут именоваться и "риши", и "аватарами" и т.д., ибо "буддами, что предшествовали Шакьямуни", они назывались лишь теми последователями этического учения Гаутамы, которые жили на севере страны. Всё это — великие махатмы, или будды, принадлежащие в равной степени всему человечеству, ибо они были исторически засвидетельствованными мудрецами — во всяком случае, в глазах тех оккультистов, которые убеждены в существовании этой иерархии мудрецов, ибо факт этот был доказан им учёными членами Братства. Они выбраны из девяноста семи будд, входивших в одну группу, и из пятидесяти трёх, входивших в другую,[1] — в основном, это всё вымышленные персонажи, представляющие собой на самом деле лишь персонификации тех сил, которыми обладали вышеуказанные будды.[2] Эти древние сочинения, написанные на пальмовых листьях, — "корзины" — хранятся в глубокой тайне. К каждой рукописи прилагается краткое описание истории той субрасы, к которой относится соответствующий "будда-лха".

Но есть среди них одна особая рукопись, из которой мы и взяли следующие ниже фрагменты, а затем изложили их содержание на более понятном языке. Рассказывают, что текст её был скопирован с каменных табличек, принадлежавших некоему будде, который жил в самом начале эпохи Пятой расы — вот он-то и засвидетельствовал наступление Потопа и погружение под воду главных континентов, на которых обитали представители расы атлантов.

Совсем недалёк тот день, когда если не всё, то многое из того, о чём говорится в этой архаичной летописи, получит своё подтверждение. И тогда современные символоги убедятся в том, что даже О́дин — или бог Водан, наивысший бог в германо-скандинавской мифологии — входит в число этих тридцати пяти будд.[369] Причём он окажется в этом списке в числе первых, поскольку тот континент, на котором жили и он сам, и его раса, также является одним из древнейших. Действительно, это было настолько давно, что в те дни ещё господствовала тропическая природа в тех местах, которые сегодня покрывают вечные, никогда не тающие снега, а из нынешней Норвегии через Исландию и Гренландию можно было легко добраться до земель, ныне окружающих

[[Примечания]] —————————————————

[1] Гаутама Будда под именем Шакья Туб-па указан в списке второй группы двадцать седьмым, поскольку большинство этих будд принадлежит к божественным династиям — наставникам рода человеческого.

[2] Из этих "будд", "Просветлённых", — дальних-дальних предков Гаутамы Будды, которые, согласно нашему учению, когда-то были живыми людьми, великими адептами и святыми, в которых некогда воплотились "сыны Мудрости" и которые, таким образом, являлись как бы малыми аватарами небесных существ, — лишь одиннадцать относятся к расе атлантов, а остальные двадцать четыре принадлежат к эпохе Пятой расы, включая её самые первые дни существования. Они — то же самое, что тиртханкары у джайнов.


[[Том 2, стр.]] 424 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Гудзонов пролив, [1] поскольку они представляли собой практически одну сплошную сушу. В дни расцвета цивилизации гигантов-атлантов — сынов "исполинов с Востока" — путник точно так же мог пешком пройти из того, что сегодня является пустыней Сахарой, в земли, ныне покоящиеся глубоким сном на дне Мексиканского залива и Карибского моря.

Те события, воспоминания о которых всегда хранились только в человеческой памяти и никогда ни на чём не записывались, а лишь благоговейно передавались изустно от поколения к поколению и от расы к расе, вероятно, потому и сохранились, что неизменно фиксировались "на страницах книги ума" — причём это продолжалось целые эоны, а по точности и достоверности эти предания превосходят любой письменный документ или памятник.

"То, что составляет часть нашей души, — бессмертно," — пишет Теккерей. А что может быть ближе душе, чем события, происходившие у каждого на заре его жизни? Прожитым жизням несть числа, но душа и дух, что даруют нам жизнь, остаются неизменными на протяжении всех этих мириад прожитых жизней, и если из "страниц книги" нашего физического мозга могут стираться какие-то события, ограниченные рамками одной земной жизни, то весь массив воспоминаний, связанных с общей цепочкой прожитых жизней, никогда не покидает пребывающую в нас божественную душу. Шёпот её может быть едва слышен, а нашёптываемые ею слова исходят из столь далёкого от нас плана, что их трудно уловить с помощью наших физических органов чувств. Но всё-таки тени событий прошлого, как и тени событий грядущего, могут быть восприняты человеком и стоят вечно живые перед его духовным оком.

Вот этот-то внутренний голос души, вероятно, и сообщает всем тем, кто доверяет традиции больше, чем фактам письменной истории, что всё нижеследующее есть истинная правда и относится к событиям доисторических времён.

Вот что говорится в одном из фрагментов: — 

"И Цари Света удалились во гневе. Грехи человеческие стали столь тяжкими и чёрными, что Земля содрогается в безмерном страдании . . . Престолы лазоревые пустуют. Кто из Коричневых, кто из Красных и кто из числа даже Чёрных (рас) способен воссесть на престолы Благословенных, на престолы знания и милосердия? Кто способен воспринять цветок могущества — тот, что держится на стебле золотом и раскрывается лазоревым цветом?"
[[Примечания]] —————————————————

[1] Этим может объясняться и сходство между искусственно возведёнными курганами, встречающимися в Соединённых Штатах Америки, и могильными холмами в Норвегии.[370] Именно это сходство и навело некоторых американских археологов на мысль о том, что норвежские мореходы могли открыть Америку ещё тысячу лет тому назад (см. Holmboe, "Traces de Bouddhisme en Norvège", p. 23)[371]. Вне всякого сомнения, Америка и есть та "далёкая-далёкая земля, в которую благочестивые люди и яростные бури занесли священное учение" — именно так предположил Нойман, исходя из приведённого описания, оставленного неким китайским автором.[372] Но ни стокгольмский профессор Гольмбое, ни американские археологи так и не смогли установить верный возраст этих холмов или курганов. То обстоятельство, что норвежцы вполне могли заново открыть землю, которая, по утверждению их давным-давно забытых предков, погибла, целиком погрузившись под воды океана, ничуть не противоречит другому обстоятельству, а именно: что Тайное учение той земли, которая стала колыбелью физического человечества и Пятой расы, могло проникнуть в так называемый Новый свет за многие и многие века до того, как туда попало "священное учение" буддизма.


[[Том 2, стр.]] 425 ДРЕВНЕЙШИЕ ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ ОБ АТЛАНТАХ

Во всех древних письменных памятниках "царями света" назывались правители из божественных династий. В некоторых документах выражение "лазоревые престолы" переводится как "небесные троны". Под "цветком могущества" сегодня понимается лотос, но кто знает, что́ могло под этим подразумеваться в те далёкие времена?

А далее автор рукописи, подобно Иеремии более поздних веков, начинает оплакивать судьбу своего народа. Их покинули "лазоревые" (небесные) цари: "те, что были цвета дэв", то есть с лицами цвета луны, и "те, чьи лица блистали (золотом)" ушли "в землю блаженства, в землю металла и огня", то есть — согласно правилам символики — в земли, лежавшие на севере и востоке, откуда "великие воды были сметены прочь, поглощены землёй и растаяли в воздухе". Мудрые народы заметили "чёрных драконов бурь, ниспосланных драконами мудрости", и "бежали прочь, ведомые сияющими Хранителями Великолепнейшей Земли" — вероятно, великими древними адептами, теми самыми, которых индуисты называют ману и риши. Одним из них был Ману Вайвасвата.

"Желтокожие" — это предки всех тех, кого современная этнология относит к туранцам — монголам, китайцам и к другим древним народам, а земля, в которую они бежали — не что иное, как Центральная Азия. Именно там возникли целые новые расы, там они жили и умирали в течение всего периода до разделения народов. Но "разделение" это произошло вовсе не в тех регионах, которые называет современная наука, и вовсе не так, как об этом пишут Макс Мюллер и другие специалисты по арийским народам на примере разделения и размежевания арийской расы.

С момента переселения минуло почти две трети общего периода в миллион лет. Желтолицые гиганты пост-атлантийских веков имели вполне достаточно времени для того, чтобы на протяжении почти 700 тысяч лет разбиться на совершенно разнородные и разнообразные типы — находясь в границах своего нового вынужденного места обитания в одной части света и сохраняя чистоту расовой крови, к которой не добавлялись никакие свежие примеси.

То же самое происходило и в Африке: ни в каком другом месте нашей планеты не существует более разительного многообразия типов — от чернокожих до почти белокожих, от великанов до карликов, и причина этого коренится лишь в их вынужденной изолированности. В течение сотен тысяч лет африканцы никогда не покидали пределов своего континента. Если вдруг завтра исчезнет Европа, а вместо неё из-под воды вновь выйдут на поверхность какие-то другие земли, и если африканские племена распадутся на множество мелких и заполонят собою всю поверхность земли, то именно они за какую-нибудь сотню тысяч лет составят основу всех цивилизованных наций. А те потомки наших высоко культурных наций, которые, возможно, и выживут на каком-нибудь острове, впадут вновь в состояние относительной дикости, не имея возможности плавать в другие моря. Вот почему те причины, которыми [наукой] объясняется разделение человечества на высшие и низшие расы, не выдерживают никакой критики и являются просто заблуждением.


[[Том 2, стр.]] 426 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Таковы сообщения и факты, приведённые в письменных памятниках архаичных времён. Связывая и сопоставляя их с некоторыми современными теориями эволюции — за вычетом теории естественного отбора (см. работу члена Королевского общества Дж.Дж. Роменса "Физиологический отбор"),[373] — нельзя не прийти к заключению, что все эти сообщения выглядят вполне разумными и логичными.[1]

Так, если арийцы являются потомками желтокожих Адамов — гигантов из великой цивилизации атланто-арийцев, то семиты — включая евреев — это потомки краснокожего Адама,[374] а потому здесь правы и де Катрфаж,[375] и авторы моисеевой книги Бытия. В самом деле, если сравнить главу 5 первой книги Моисея с родословными человечества, обнаруженными в нашей Библии архаичных времён, то окажется, что период между Адамом и Ноем[376] отражён и в ней — разумеется под другими названиями, а соответствующие годы жизни патриархов превращены в простые периоды времени, и всё вместе это изложено символическим и аллегорическим языком.

В той рукописи, о которой у нас идёт речь, содержится множество упоминаний об огромных знаниях и высоком уровне цивилизации у народов Атлантиды, мы узнаём из неё о государственном строе у некоторых из них, о характере их искусств, ремёсел и наук. Если Третья корневая раса — лемуро-атлантов — как уже было сказано, погибла "вместе со всей своей высокой цивилизацией и богами" [см. ("Эзотерический буддизм") "Esoteric Buddhism", p. 65], то сколько же аналогичного можно было бы рассказать о цивилизации атлантов!

Именно у Четвёртой расы первые арийцы и позаимствовали их познания — то "собрание вещей чудесных", сабха и майясабха, которые, как сказано в "Махабхарате", Маясура подарил Пандавам. Именно у них они научились и искусству воздухоплавания, "виван видье" ("искусству полёта на воздушных колесницах"),[377] а значит, и почерпнули у них обширные познания в области метеорографии и метеорологии. И опять-таки именно от них арийцы унаследовали важнейшие знания о скрытых свойствах драгоценных и других камней, познакомились с химией — а точнее, с алхимией, — с минералогией, геологией, физикой и астрономией.

Сколько раз автор этих строк задавала себе один и тот же вопрос: вот вся эта книга Исход, в том виде, как она изложена в Ветхом Завете, хотя бы в самых общих чертах, — это первоисточник или нет? Что если, как и история, связанная с самим Моисеем и со многими другими, — это лишь пересказ преданий, повествующих об атлантах? В самом деле, как, услышав легенды о последних, не заметить огромного сходства между ними в самых главных своих чертах? Гнев "Божий", вызванный упрямством фараона, его [Бога] наказ своим "избранным" перед уходом из Египта оставить его жителей без "вещей серебряных и вещей золотых" (Исх. 11)[378] и наконец рассказ о том, как египтяне вместе со своим фараоном утонули в Красном море. А вот фрагмент из более древнего предания, содержащегося в Комментарии:

[[Примечания]] —————————————————

[1] См. первые страницы части III "Дополнения. Сопоставление науки и Тайного учения".[379]


[[Том 2, стр.]] 427 ГОРЬКАЯ СУДЬБА АТЛАНТИДЫ
" . . . И опечалился "могучий светозарноликий[380] царь", властелин всех желтоликих, увидев, как велики были грехи, свершённые черноликими.
И отправил он благочестивых людей в своих воздушных колесницах ("виванах") ко всем своим собратьям-повелителям (повелителям других народов и племён) со следующими словами:
"Готовьтесь! Восстаньте все люди, следующие доброму закону, и переправляйтесь по земле, пока она ещё суха.
Владыки бурь грядут. Их колесницы уже недалеко от земли. Ещё лишь одну ночь и два дня проживут Владыки Тёмного Лика (колдуны) на этой многотерпеливой земле. Она обречена, и они должны сгинуть вместе с ней. Нижние Владыки Огней (гномы и элементалы огня) уже готовят свои магические агнеястры (огненное оружие, приводившееся в действие магическим способом).[381] Однако они (элементалы) слабее Владык Тёмного Ока ("дурного глаза") и находятся в рабстве у могучих. Они [могучие] искусны в Аштар (видье, наивысшем знании магии).[1] Явитесь же и примените своё (то есть ваши собственные магические способности для противодействия колдунам). Пусть каждый светозарноликий владыка (адепт белой магии) заполучит в свои руки (в своё владение) виван каждого темноликого владыки, дабы никто из них (колдунов) не смог избежать на нём гибели в водах, ускользнуть от жезла Четырёх (кармических божеств) и спасти от гибели нечестивых своих (последователей или людей)
Пусть каждый желтоликий нашлёт сон (загипнотизирует?) на каждого темноликого. Ибо да избегнут даже они (колдуны) боли и страданий. Пусть каждый истинно преданный богам Солнца свяжет (парализует) [чувства] всякого поклоняющегося богам лунным, дабы принял тот участь свою без мук.
И каждый желтоликий пусть отдаст от своей воды жизни (крови) всякому говорящему темноликому животному, дабы не разбудило оно своего хозяина.[2]
Час пробил, ночь кромешная уже на подходе" и т.д. и т.д.
. . . . . . . . . . . . . . .
Да исполнится жребий их! Мы служим великим Четырём.[3] Пусть цари света вернутся назад".
[[Примечания]] —————————————————

[1] Вот что писал ныне покойный Брахмачари Бава, известный своей святостью йог: "Были собраны обширные труды в области аштар видьи, написанные в разное время на существовавших в те времена языках. Оригиналы же этих трудов, написанные на санскрите, были утрачены во время потопа, частично захватившего нашу страну" . . . (см. "Theosophist", June, 1880, ["Кое-что из того, что было известно арийцам"] "Some Things the Aryans Knew").[382] Об агнеястре см. Wilson's "Specimens of the Hindu Theatre", I., p. 297.[383]

[2] Это некое чудесное, искусственно сделанное животное существо, наподобие творения Франкенштейна, которое было способно говорить и могло предупредить хозяина о грозящей опасности.[384] Хозяином его являлся "чёрный маг", а механическое животное, по рассказам, оживало за счёт того, что в него вселялся некий джинн (элементал). Уничтожить его была способна лишь кровь человека с чистой душой. Об этом см. часть II, § xxvii, "Семёрка в астрономии, науке и магии".

[3] Четыре кармических бога, которые в Станцах называются Четырьмя Махараджами.[385]


[[Том 2, стр.]] 428 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
"Великий царь пал светозарным ликом своим ниц, рыдая . . .
Когда же собрались цари, воды уже надвигались. . . .
(Но) народы успели переправиться на сухие земли. Они были недосягаемы для вод. И цари их прибыли к ним на своих виванах и повели их дальше в земли огня и металла (на восток и север)".
. . . . . . . . . . . . . . .

А вот ещё одно место, в котором рассказывается следующее:

". . . . Звёзды (метеоры) сплошным потоком обрушились на земли черноликих, но те спали.
Говорящие животные (магические стражи) ни о чём не тревожились.
Владыки нижних миров ожидали приказов, но так их и не дождались, ибо хозяева их спали крепким сном.
И поднялись воды, и накрыли собой все долины от одного края земли до другого. Сухими остались лишь возвышенности и дно земли (земли антиподов). Там и поселились те, кто спасся от гибели — люди желтоликие и люди прямого ока (люди честные с искренней душой).
Когда же проснулись от сна владыки темноликих и вспомнили о своих виванах, чтобы спастись от поднимавшихся вод, то не нашли на месте ни одного".

А дальше рассказывается о том, как самые могущественные маги из числа черноликих — они проснулись раньше других — бросились в погоню за теми, кто их "обокрал", пытаясь настичь людей, замыкавших строй, ибо

"уведённые народы были столь же многочисленны, как звёзды Млечного пути",

как говорится в одном более позднем комментарии, написанном только на санскрите.

"Подобно змею-дракону, медленно расправляющему свои кольца, сыны людей выступали вперёд всё более широкими рядами, расходясь и растекаясь, подобно стремительному потоку чистых вод. . . . Многие из них, что были слабы духом, погибли на этом пути. Но большинство из них выжило".

Однако их преследователи, "головы и тела которых по грудь выступали из воды", продолжали гнаться за ними ещё "три лунных срока", пока наконец их самих не настигли бурные волны и они не погибли все, вплоть до последнего, и почва ушла у них из-под ног, и земля поглотила тех, кто бесчестил её.

Очень похоже на то, что это предание послужило оригиналом для аналогичной истории, изложенной сотни и сотни тысяч лет позднее в книге Исхода. Жизнеописание Моисея, история, связанная с его рождением, детством и тем, как он был спасён из вод Нила дочерью фараона, как мы теперь видим, является переделкой халдейского предания о Саргоне. И ассирийская табличка с этим преданием хранится ныне в Британском музее в качестве доказательства. Но почему же в таком случае и рассказ о том, как евреи похитили у египтян их драгоценности, как погибли фараон и его армия, а также многое другое, не может быть таким же заимствованием? Гиганты-маги с островов Рута и Дайтья — "черноликие владыки" — могли в более поздней версии превратиться в египетских магов, а желтоликие народы


[[Том 2, стр.]] 429 ТУМАННЫЕ НАПОМИНАНИЯ О ПРОШЛОМ

Пятой расы — в благочестивых сыновей Иакова, в "избранный народ" . . .

Здесь необходимо сделать ещё одно замечание. Существовало несколько божественных династий[386] — у каждой корневой расы, начиная с третьей, — и каждая такая династия соответствовала своему человечеству. Те последние семь династий, которые упоминаются в египетских и халдейских хрониках, относятся к Пятой расе. Хотя Пятая раса и носит общее название арийской, она не была таковой целиком, поскольку всё больше смешивалась с другими расами, которым этнологи дают иные названия. Ввиду ограниченности объёма этой книги, мы не можем ещё дальше углубляться в описание жизни атлантов, в существовании которых весь Восток убеждён так же, как мы убеждены в существовании древних египтян. Однако большинство представителей западной науки отрицают факт существования Атлантиды, как до этого они отрицали и множество других исторических фактов — от существования Гомера до наличия в древности голубиной почты.

По своему уровню цивилизация атлантов стояла намного выше даже цивилизации египтян. И самые первые пирамиды в Египте были возведены уже теми выродившимися потомками атлантов, что населяли платонову Атлантиду. И произошло это, вне всякого сомнения, ещё до прихода в эти места "восточных эфиопов", как Геродот называет египтян. Этот вывод логично следует из слов Аммиана Марцеллина, говорившего о пирамидах, что

"есть там и подземные каналы, и извилистые подземные ходы. Рассказывают, что знатоки древних обычаев, предвидя в будущем потоп и опасаясь исчезновения памяти о религиозных церемониях, с великим трудом соорудили их в разных местах".[387]

Но люди, "предвидевшие в будущем потоп", не были египтянами, у которых никогда не бывало потопов, кроме периодических разливов Нила. Тогда кто же они были?

Мы утверждаем: это были последние остатки атлантов — то есть те самые расы, о существовании которых смутно догадывается наука и о которых широко известный геолог Ч. Гулд говорит следующее:

"Да можем ли мы предположить, что вообще познали целиком великий музей природы? Да удалось ли нам заглянуть дальше его, собственно говоря, вестибюля? Да разве охватывает письменная история человечества, ограниченная несколькими тысячелетиями, весь путь его разумного существования? И разве те долгие мифологические эпохи, простирающиеся на многие сотни тысячелетий и отражённые в хронологиях Халдеи и Китая, не служат нам туманным напоминанием о доисторическом человечестве — напоминанием, переданным нам в виде традиции и, возможно, принесённым с собою на существовавшие земли горсткой выживших переселенцев с каких-то иных земель вроде сказочной (?)[388] Атлантиды Платона, которые могли погрузиться под воду океана или стать местом какой-то величайшей катастрофы, погубившей их вместе с их цивилизацией?" (см. "Mythical Monsters," p. 19).

Теперь читатель уже может с бо́льшим доверием отнестись к словам одного из Учителей, который — за несколько лет до того, как Ч. Гулд написал свои строки, — сообщал следующее:

"Четвёртая раса не раз переживала в прошлом периоды расцвета своей цивилизации. Греки и римляне, да даже и египтяне — ничто по срав-

[[Том 2, стр.]] 430 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА
нению с теми цивилизациями, которые начали возникать ещё в эпоху Третьей расы"[389] — 

после произошедшего в ней разделения полов.

Но если в отношении цивилизаций и расцвета искусств и наук во времена Третьей и Четвёртой рас и существуют определённые сомнения, то уж никакому сомнению не подлежит то обстоятельство, что за великими цивилизациями древности — такими, как цивилизации Египта и Индии — последовали тёмные века грубого невежества и варварства, протянувшиеся от начала христианской эры вплоть до периода нашей цивилизации, и за это время были начисто стёрты из памяти все воспоминания об этих преданиях. Как уже было сказано нами в "Разоблачённой Исиде",

"Почему мы забываем о том, что за многие и многие века до того, как галеры храбрецов-генуэзцев впервые осмелились рассечь воды западных морей, океанские просторы всей планеты уже бороздили суда финикийцев, которые несли с собой цивилизацию в места, ныне погрузившиеся в безмолвие и запустение? У кого из археологов сегодня хватит духу поручиться за то, что это не одна и та же рука вычертила планы египетских пирамид, храмов Карнака и тысяч других сооружений, ныне рассыпающихся в прах забвения на песчаных берегах Нила, с одной стороны, и воздвигла монументальный храм Ангкор-Вата в Камбодже, с другой? и начертала иероглифы на обелисках и вратах в ныне заброшенной индейской деревушке, недавно обнаруженной в Британской Колумбии лордом Дафферином? И не она ли оставила письмена на развалинах храмов в Паленке и Ушмале в Центральной Америке? Да разве все те реликвии, что мы храним в своих музеях, — эти последние свидетельства давно "умолкнувших искусств" — не говорят во всеуслышание о существовании какой-то цивилизации в древности? И разве не доказывают они вновь и вновь, что все те давно ушедшие народы и континенты унесли с собой в могилу и свои искусства, ремёсла и науки, возродить которые не смогли (да и не смогут — по крайней мере, в нынешнем веке) ни в самом первом тигле, нагретом когда-то в средневековом монастыре, ни в самом последнем, расколотом для исследования современным химиком".[390]

Мы можем и сегодня задать тот же самый вопрос, какой задавали тогда:

"Отчего так происходит, что, восходя к окутанной туманом альпийской вершине знаний, мы даже в самой высшей точке этого пути, какой только можно достичь в наше время, обнаруживаем не что иное, как следы опередивших нас каких-то исследователей — они на этом плато уже побывали до нас и оставили там весомые доказательства своего пребывания?
Если современные мастера и в самом деле так далеко обошли древних, то почему же тогда они не в состоянии восстановить для нас утерянные ремёсла наших прадедов, живших во времена после потопа? Почему не могут они воссоздать для нас неувядающие краски Луксора — тирский пурпур, яркую киноварь и ослепительную голубизну, украшающие стены этого дворца, и эти краски до сих пор столь же свежи, как и в тот день, когда были впервые нанесены? Не поддающийся разрушению цемент пирамид и древних акведуков или дамасский клинок, который можно было скрутить в штопор в ножнах, и он при этом ничуть не ломался? А изумительные и ни с чем не сравнимые оттенки цветного витражного стекла, обнаруженного в пыли древних развалин и оконных балок древних соборов? А секрет изготовления настоящего ковкого стекла? Да если химия не в силах тягаться хотя бы с искусством раннего средневековья, то зачем же так кичиться своими достижениями, которые,

[[Том 2, стр.]] 431 ОШИБКИ ЕГИПТОЛОГОВ
как мы сильно подозреваем, были в совершенстве известны многие тысячи лет тому назад?
Чем дальше в своих изысканиях продвигаются археология и филология, тем унизительней для нашей гордыни оказываются их чуть ли не ежедневные открытия, и тем убедительнее становятся яркие свидетельства в пользу тех, кто — вероятно, в силу одной лишь отдалённости от нас во времени — и поныне считаются неучами-невеждами, глубоко погрязшими в трясине суеверия".[391]

Кроме этих искусств, ремёсел и наук, древние народы — да-да, как правопреемники знаний атлантов — занимались изучением астрономии и символики, куда входило и знание зодиака.

Как мы уже говорили, вся эпоха древности жила в убеждении — имея вполне серьёзные на то основания, — что человечество со всеми его расами теснейшим образом связано с планетами, а те — со знаками зодиака. И вот в них-то и записана вся история мира. Об этом свидетельствует и дендерский зодиак, обнаруженный в древнеегипетских храмах. Однако точную копию этой удивительной "антологии", касающейся прошлой — а также и будущей — истории нашей планеты, автор этих строк встречала только однажды — в одном арабском сочинении, находящимся в собственности у некоего суфия. Однако, несомненно, существует где-то и оригинал этой летописи.

Поскольку европейцы ничего не знают о подлинных индийских зодиаках, а если им и случается познакомиться с какими-то образцами, то ничего в них не понимают (см. работы Бентли), то за подтверждением этого нашего вывода мы рекомендуем читателю обратиться к книге В. Денона ("Путешествия в Египте", том II)[392], в которой при правильном понимании можно увидеть и внимательно рассмотреть два знаменитых египетских зодиака. Как уже было сказано, автор этих строк видела их собственными глазами, а потому ей нет нужды верить на слово другим исследователям, весьма тщательно изучившим и описавшим оба зодиака.

Египетские жрецы рассказывали Геродоту о том, что земные полюса и полюса эклиптики раньше совпадали. Их слова подтверждаются также и тем, что пишет в своей книге Макки.[1] Эти полюса, как он утверждает, изображены на зодиаках в обоих положениях:

"А в изображении того [положения], где полюса (полярные оси) показаны под прямым углом, имеются пометки, доказывающие, что "в таком положении они находились не в последний, а в самый первый раз" после того, как были нарисованы эти зодиаки".[393]

"Созвездие Козерога", — пишет он далее, — 

"представлено у Северного полюса, а Рак разделён почти пополам у Южного полюса. Это говорит о том, что изначально зима у них наступала, когда Солнце находилось в Раке. Однако главными признаками того, что в этом памятнике запечатлён самый первый раз, когда полюс находился в таком положении, являются созвездия Льва и Девы"[394] (см. об этом часть II, § "Тайна зодиака"[395])

По самым приблизительным подсчётам египтологов, великая пирамида была построена за 3350 лет до Р.Х. (см. Proctor, "Knowledge", Vol. I, pp. 242, 400)[396]; а Менес и его династия царствовали за 750 лет до появления четвёртой

[[Примечания]] —————————————————

[1] В книге "The Mythological Astronomy of the Ancients Demonstrated" ("Подтверждения мифологической астрономии у древних народов"), принадлежащей перу символога и астронома, своеобразного адепта-самородка из Нориджа, обладавшего на удивление глубокой интуицией. Работы его относятся к первой четверти нашего века.


[[Том 2, стр.]] 432 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

династия (при которой предположительно и были построены пирамиды) (см. Стэниленд Уэйк, "Великая пирамида")[397]. Таким образом, Менес правил Египтом за 4100 лет до Р.Х. Но в таком случае крайне важно следующее замечание Сэра Дж. Гарднера Уилкинсона, разрушающее это предположение:

"все имеющиеся факты приводят нас к выводу о том, что египтяне добились весьма значительного прогресса в ремёслах своей цивилизации ещё задолго до эпохи Менеса и, вероятно, ещё до того, как они успели переселиться в долину Нила" (Rawlinson's "Herodotus," vol. ii. p. 345).

Это замечание указывает на существование некой великой цивилизации, сложившейся ещё в доисторические времена и даже в ещё более глубокой древности. В Египте поселились люди, называвшие себя "шесу-Хор" ("служители Гора") и, как утверждает Г. Масперо, именно этому доисторическому народу и

"принадлежит честь . . . основания главных городов Египта и учреждения его важнейших святилищ".[398]

Всё это происходило ещё до эпохи великой пирамиды, когда Египет только-только успел подняться на поверхность из морских вод. Но, тем не менее,

"они уже обладали характерной для египтян иероглифической формой письменности и, по-видимому, значительно продвинутым уровнем цивилизации[399] . . . По словам Ленормана, "это была страна с крупнейшими доисторическими святилищами — центрами жреческой власти — сыгравшими важнейшую роль в рождении этой цивилизации".[400]

Каким же периодом датируется время жизни этого народа? Мы слышим такие цифры: четвёртое — самое большее пятое (Масперо) — тысячелетие до Р.Х. С другой стороны, раздаются заявления о том, что установить примерный год возведения великой пирамиды можно с помощью цикла в 25868 лет (сидерический год).[401]

"Предположив, что тот длинный узкий наклонный проход, который начинается от входа в пирамиду, был проложен строителями в направлении тогдашней полярной звезды, астрономы доказали, что . . . в требуемом положении тогдашняя полярная звезда, Альфа Дракона, находилась примерно в 3350 и в 2170 годах до Р.Х. (Р. Проктор, цит. по книге С. Уэйка).[402]

Кроме того, нам сообщают, что

"это относительное положение Альфы Дракона и Альционы имеет исключительно важное значение . . . и не повторяется больше в течение всего сидерического года " (там же).[403]

Но коль скоро дендерский зодиак отображает прохождение трёх сидерических лет, то это доказывает, что великая пирамида, должно быть, была построена 78 тысяч лет тому назад, и в любом случае вероятность этой датировки заслуживает не менее серьёзного внимания, чем и более поздняя дата — 3350 год до Р.Х.

Однако в одном из храмов, расположенных на севере Индии, хранится зодиак, на котором воспроизведены все характерные особенности дендерского зодиака. Всякий, кто хорошо знаком с индуистскими символикой и созвездиями, может легко убедиться в точности его хронологических данных на основании египетского зодиака. В том дендерском зодиаке, который хранится у современных коптских и греческих адептов в Египте и который несколько иначе толкуется Макки, Лев изображён стоящим на Гидре, при этом хвост его представляет почти прямую линию, опускающуюся под углом 40°-50°, что вполне согласуется с изначальным расположением этих созвездий.

Как отмечает Макки,

"Но во многих местах мы видим, что у Льва (Симхи)

[[Том 2, стр.]] 433 ТЕОРИИ АДЕПТА-САМОРОДКА
хвост приподнят над спиной и заканчивается головой змеи. Это указывает на то, что изображение Льва было "перевёрнуто", и это характерно, по-видимому, для всего зодиака и для любого другого созвездия в тот период, когда полюс принял перевёрнутое положение".[404]

Что же касается круглого зодиака, также приведённого Деноном, Макки отмечает, что там

"Лев стоит на Змее, а хвост его изогнут дугой вниз, из чего можно заключить, что, хотя между первоначальным и вторым положением существует промежуток в шестьсот-семьсот тысячелетий, созвездия Льва и Гидры мало чем отличаются друг от друга. А вот созвездие Девы в обоих зодиаках изображено очень по-разному. В круглом зодиаке Дева нянчит своего ребёнка. Однако, судя по всему, они не имели в виду эту идею в то время, когда полюс впервые совпадал с плоскостью эклиптики, так как в этом зодиаке, приведённом Деноном, мы видим сразу трёх Дев, расположенных между Львом и Весами, и при этом последняя Дева держит в руке пшеничный колос. Остаётся лишь сожалеть о том, что в этом зодиаке имеется пропуск — не изображены конец Льва и начало Девы, то есть в каждом из знаков отсутствует треть изображения".[405]

Тем не менее, совершенно понятно, о чём здесь идёт речь, — эти три зодиака относятся к трём различным эпохам, к трём последним расовым семействам, принадлежащим к четвёртой субрасе Пятой корневой расы, каждая из которых должна была существовать примерно в течение 25-30 тысяч лет.

Первое из этих семейств ("арийцы-азиаты") оказалось свидетелем заката "великих атлантов",[1] погибших около 850 тысяч лет тому назад (острова-континенты Рута и Дайтья) в конце эпохи миоцена.[2] На глазах у четвёртой субрасы произошло разрушение последнего пристанища атлантов (атлантоарийцев) — острова Атлантиды — около 11 тысяч лет тому назад. Для того чтобы лучше понять это,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Термин "атланты" не должен вводить читателя в заблуждение, поскольку он не обозначает ни какую-то одну расу, ни даже какой-то один народ. Он употребляется в таком же обобщённом смысле, в каком мы употребляем слово "азиаты". Атланты включали в себе множество самых разных человеческих типов и практически не поддающееся подсчёту множество рас и народов. Если бы мы распространили понятие "европейцы" на все пять континентов нашего мира, — что при сохранении нынешних темпов колонизации, вероятно, и произойдёт менее чем за 200-300 ближайших лет, — то и тогда мы не получили бы точного представления о многообразии того, что представляли собой атланты. Атланты включали в себя народы, имевшие коричневый, красный, жёлтый, белый и чёрный цвет кожи, среди них были великаны и карлики (примерно такими же даже сегодня являются некоторые африканские племена).

[2] В книге "Эзотерический буддизм" на с. 64[406] один из учителей говорит: "В эпоху эоцена, уже в первой её половине, великий цикл четвёртой человеческой расы, (лемуро-)атлантов, достиг своей высшей точки (в развитии цивилизации), и великий континент, прародитель почти всех нынешних континентов, начал проявлять первые признаки погружения под воду . . . " А на с. 70 говорится, что Атлантида полностью погибла в эпоху миоцена. Чтобы лучше представить себе, как континенты, расы, народы и циклы частично пересекаются во времени друг с другом, нужно вспомнить о Лемурии, о том, что последняя из её земель исчезла примерно за 700 тысяч лет до наступления третичного периода (см. с. 65 той же книги), а последние остатки "Атлантиды" ушли под воду лишь 11 тысяч тому назад, а значит, произошло наложение двух периодов друг на друга — атлантического периода и арийского.


[[Том 2, стр.]] 434 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

мы предлагаем читателю взглянуть на схематичное изображение генеалогического древа Пятой корневой расы — как принято не вполне правильно обозначать арийскую расу — и прилагаемые к нему разъяснения.

Пусть читатель хорошенько вспомнит всё, что уже было сказано в нашей книге о периодизации эпох корневых рас и процессе эволюции человечества, а также то, что в ясном и сжатом виде изложено в книге А. Синнетта "Эзотерический буддизм".

RRcactus1. Каждая манвантара делится на семь кругов.[407] Переживаемый нами круг является четвёртым по счёту, и сейчас мы все живём в эпоху Пятой корневой расы.

2. Каждая корневая раса делится на семь субрас.

3. Каждая субраса также подразделяется семь ветвей, которые мы можем назвать "ветвями" или расовыми "семействами".

4. Количество же мелких племён, ответвлений и боковых отростков в пределах этих "семейств" не подлежит подсчёту и зависит лишь от кармических причин. Посмотрите на представленное здесь "генеалогическое древо", и вам всё станет понятно. Конечно, это только условная схема, рассчитанная лишь на то, чтобы помочь читателю получить более-менее ясное представление о предмете нашего разговора на фоне различных терминов, применявшихся в разное время для классификации всего человечества. Мы попытались дать также и привязку во времени — очень приблизительную и условную — в рамках которого можно отделить одно от другого. Если бы мы попытались указать более точную хронологизацию, то это окончательно запутало бы читателя, поскольку расы, субрасы и т.д. и т.д. — вплоть до их самых мелких ответвлений — пересекаются и переплетаются друг с другом до такой степени, что уже становится почти невозможным провести между ними какую-то ясную границу.

Весь человеческий род уподобляется дереву, и этот образ служит наилучшей тому иллюстрацией.

Главный ствол этого дерева можно уподобить корневой расе (a).


[[Том 2, стр.]] 435 РАЗЪЯСНЕНИЕ ПОНЯТИЯ "РАСЫ"

Самые крупные его ветки обозначают субрасы — их всего семь (b1, b2).

А от каждой крупной ветки отходят семь ветвей или расовых семейств (c).

Наилучшим примером для нас может даже служить такое растение, как кактус, у которого мясистые "листья" покрыты острыми шипами, и каждый из них можно уподобить какому-то человеческому народу или племени.

Итак, наша Пятая корневая раса — как раса sui generis,[408] независимая от общего родительского ствола — существует уже примерно 1 миллион лет. А из этого следует, что каждая из наших предыдущих четырёх субрас существовала в течение примерно 210 тысяч лет, а каждое расовое семейство — в среднем около 30 тысяч лет. Таким образом, у европейского "расового семейства" есть ещё в запасе не одно тысячелетие для своего существования, хотя количество народов, то есть "шипов" на этой ветке, может меняться с каждым последующим "сезоном", длящимся 3-4 тысячи лет. И здесь небезынтересно отметить, что период жизни одного "расового семейства" примерно совпадает с периодом одного "сидерического года".

Те сведения, которые мы только что привели, а также знание точной и верной периодизации всегда составляли неотъемлемую часть мистерий, в течение которых с этими науками знакомились ученики и происходила передача этих наук от одного иерофанта к другому.

Общеизвестно, что европейские астрономы относят (довольно произвольно) время изобретения египетского зодиака к 2000-2400 годам до Р.Х. (Проктор) и настаивают на том, что появление зодиака по времени совпадает со строительством великой пирамиды. Но, с точки зрения любого оккультиста и восточного астронома, такие утверждения совершенно нелепы. Считается, что кали-юга началась в ночь с 17 на 18 февраля 3102 г. до Р.Х.[409] Далее, как утверждают индуисты, их зодиак возник за 20400 лет до начала кали-юги, и это событие совпало с весенним равноденствием — тогда имело место сочетание солнца с луной, — и в ходе долгого и тщательного вычисления этой даты Байи доказал, что та эпоха, с которой индуисты отсчитывают наступление своей кали-юги — пусть даже она является и простой выдумкой — абсолютно верна. Эта "эпоха — 3102 год до н.э.", — пишет он[410] (см. т. I, часть III, "Учёный выступает в защиту индусской астрономии").[411]

Лунное затмение произошло всего через две недели после наступления "чёрного века" — оно случилось в точке, расположенной между колосом Девы и звездой θ того же созвездия. Таким образом, один из самых эзотерических циклов имеет в своей основе определённые сочетания и соответствующие положения Девы и Плеяд ("криттика"). А поскольку египтяне заимствовали свой зодиак из южной Индии и Ланки,[1] то потому и эзотерический смысл был очевидно один и тот же. Эти три "Девы" — то есть одно и то же созвездие Девы, но находившееся в трёх разных положениях — и там, и там, обозначали первые три "божественных или астрономических династии", которые сначала обучали человечество Третьей

[[Примечания]] —————————————————

[1] Остров Цейлон.


[[Том 2, стр.]] 436 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

корневой расы, а затем — после того, как они покинули атлантов, предоставив их своей собственной судьбе, — вернулись (а вернее, вновь спустились) к человечеству третьей субрасы Пятой расы, чтобы открыть спасшемуся человечеству тайны своей родины — звёздных небес.

Тот же символ — как память о прежних человеческих расах и трёх династиях (богах; манах — полубожественных астральных существах Третьей и Четвёртой рас; и "героях" Пятой расы), которые правили до чисто человеческих царей — был обнаружен и в особом расположении ярусов и коридоров в египетском лабиринте. Поскольку три случившихся инверсии полюсов, несомненно, не могли не отразиться на зодиаке, то каждый раз его приходилось выстраивать заново.

Смелые рассуждения автора "Сфинксиады", Макки, должно быть, приводили в ужас ортодоксально мыслящую часть населения Нориджа, ведь он говорил, по сути дела, о вещах совершенно фантастических:

"В конечном же счёте, максимальный период времени, зафиксированный указанными памятниками (лабиринтом, пирамидами и зодиаками — Е.П.Б.), не превышает и пяти миллионов лет (это не так — Е.П.Б.),[1] и расширяют этот диапазон лишь (эзотерические — Е.П.Б.) памятники китайцев и индусов. Так, у последних зафиксировано знание периода времени, достигающего семи-восьми миллионов лет,[2] и я убедился в этом на примере одного талисмана, сделанного из фарфора . . . "[412]

Египетские жрецы — как до сих пор и индусы — пользовались зодиаками, составленными атлантом Асура-Майей. Как сказано в "Эзотерическом буддизме", жившие несколько тысяч лет тому назад египтяне, а также греки с "римлянами", представляли собой "остатки атланто-арийцев": то есть первые происходили от более древних атлантов — жителей острова Рута, а вторые являлись потомками самой последней расы, обитавшей на том самом острове, о внезапном исчезновении которого Солону поведали египетские посвящённые.

Человеческая династия древнеегипетских царей, начавшаяся с Менеса, располагала всеми знаниями, накопленными атлантами,[413] хотя в жилах у них и не текло более ни одной капли крови атлантов. Тем не менее, они сохранили все летописи атлантов, уходящие в архаичные времена. Всё это уже было продемонстрировано нами много лет назад.[3] Греческий зодиак потому значительно и моложе, а старшим был египетский — возраст его составляет 75-80 тысяч лет. И К. Вольней был совершенно прав, когда в своей книге "Руины империи" (с. 360) он указывал, что греческому зодиаку всего лишь 16984 года, то есть на сегодняшний день — 17082 года.[4]

[[Примечания]] —————————————————

[1] Предки ариев-браминов получили свой зодиак и основанные на нём расчёты в наследство от родившихся силой крияшакти "сынов йоги", а египтяне — от атлантов с острова Рута.

[2] Первые [арии-брамины], следовательно, могли регистрировать время в отрезке 7-8 миллионов лет, а египтяне просто не умели этого делать.

[3] Этот вопрос получил достаточно широкое обсуждение и глубокий анализ, и на него даны убедительные ответы. См. "Пять лет теософии" ("Five Years of Theosophy", статья: "Эзотерический буддизм м-ра Синнетта" ["Mr. Sinnett's Esoteric Buddhism," pp. 325-346]).

[4] Как пишет К. Вольней, "Овен находился в 15° в 1447 году до Р.Х., а отсюда следует, что первый градус Весов мог бы совпасть с весенним равноденствием не раньше 15194 года до Р.Х. Если к этому периоду мы прибавим 1790 лет, прошедших по Р.Х. (на то время, когда об этом писал Вольней — Е.П.Б.), то получается, что возраст (греческого, а точнее эллинского — Е.П.Б.) зодиака составляет 16984 года".


[[Том 2, стр.]] 437 ПОДРОБНОСТИ В СЛЕДУЮЩИХ ТОМАХ


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Объём книги не позволяет нам развернуть эту тему ещё шире, и на этом первую часть "Тайной доктрины" нам придётся завершить. Сорок девять Станс и несколько фрагментов из Комментариев — это всё, что может быть опубликовано в настоящих томах. Эти сведения, а также несколько ещё более древних летописей — к которым имеют доступ лишь наивысшие посвящённые — и целая библиотека, состоящая из комментариев, уточнений и пояснений, составляют то, что можно назвать краткой историей происхождения человечества.

Именно из этих Комментариев мы и приводили до сих пор цитаты, стараясь разъяснить тайный смысл некоторых преданий, чтобы таким образом показать подлинные взгляды древней эзотерики на вопросы геологии, антропологии и даже этнологии. В следующей части мы попытаемся указать на наличие гораздо более тесной метафизической связи, существовавшей между первыми человеческими расами и их творцами — божественными людьми из иных миров, — сопроводив высказанные нами утверждения самыми убедительными доказательствами, почерпнутыми из эзотерической астрономии и символики.

В томе III нашей книги (а он вместе с томом IV уже почти готов) мы изложим в хронологическом порядке краткую историю жизнедеятельности всех великих адептов, известных как в древности, так и в наши дни. Как бы с высоты птичьего полёта мы обозрим всю историю мистерий, увидим, как они зародились, как развивались, как стали приходить в упадок и наконец погибли — в Европе. В данном томе уже не осталось свободного места для рассказа обо всём этом. А том IV будет почти исключительно посвящён описанию оккультных учений.

Те периоды, что отделяют в пространстве и времени Четвёртую расу от Пятой — если иметь в виду исторические[1] или даже легендарные начала последней — характеризуются столь гигантской протяжённостью, что мы не видим для себя никакой возможности предложить сколь-нибудь подробный рассказ о них даже вниманию теософов. В те века, что минули со времени великого потопа, — века, отмеченные в некоторые эпохи этого периода самыми ужасными катаклизмами, — на свет появилось и бесследно исчезло слишком много рас и народов, чтобы о них можно было более-менее связно поведать читателю. Автор этих строк не может ничего сказать по поводу того, владеют ли Учители мудрости последовательной и полной историей нашей расы от момента её зарождения вплоть до наших дней и обладают ли они не прерывающейся летописью жизнедеятельности человечества с того момента, как человек превратился в законченное физическое существо и стал, таким образом, властителем всего животного царства и хозяином земли. Скорее всего, обладают,

[[Примечания]] —————————————————

[1] Мы говорим "исторические", потому что как бы историки ни сокращали почти до нелепости расстояние, отделяющее некоторые события от наших дней, эти события, тем не менее, являются общеизвестными и общепринятыми, а значит, принадлежат истории. Одним из таких исторических событий является, например, Троянская война, и, хотя историки считают, что случилась она менее чем за тысячу лет до Р.Х., на самом деле событие это следует датировать 6-5 тысячелетием до Р.Х., а ещё точнее — ближе к 6 тысячелетию.


[[Том 2, стр.]] 438 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

и мы в этом твёрдо убеждены. Но в таком случае знания эти являются достоянием лишь наивысших посвящённых, которые не могут доверить их даже своим ученикам. А потому автор этих строк может сообщить лишь о том, что было передано лично ей, и ничего сверх того.

Но неподготовленному читателю даже это покажется скорее диковинным, фантастическим сном, чем возможной реальностью.

Всё это вполне естественно и не может быть иначе — именно к такому выводу пришла с годами и та, что смиренно пишет эти строки. Родившись и сформировавшись в так называемых цивилизованных и прагматично мыслящих европейских странах, она и сама усваивала всё вышеизложенное с неимоверным трудом. Но существуют такие факты, которые носят характер неопровержимых доказательств и в глазах любого честно и непредвзято настроенного человека в конечном счёте перерастают в бесспорные истины. Именно с этими истинами она и знакомилась в течение длинного ряда лет, и теперь у неё не осталось ни малейшей тени сомнений в том, что наша нынешняя планета и все её человеческие расы зародились, укрепились и прошли свой путь развития именно так и никак иначе.

Однако всё это — не что иное, как личная точка зрения, которой придерживается автор этой книги, и её убеждённость в своей правоте не может рассчитывать на то, чтобы возобладать хоть в какой-то мере над всякой другой "правотой" в глазах тех, кто привык воспринимать любую свежую мысль как "ересь" до тех самых пор, пока эта "ересь" не становится вполне доказанным фактом. Именно в силу этого нас, оккультистов, ничуть не смущают вопросы такого, например, рода: "А где гарантия того, что все эти схемы — не плод авторского воображения? И кто может поручиться за то, что все эти стансы и связанные с ними рассказы не результат фантазии древних народов, даже если автор ничего и не выдумал сам? Да и как они умудрились сохранить до наших дней все эти хроники, относящиеся к такой гигантской, такой невообразимой древности?"

Разумеется, скептиков вряд ли удовлетворят ответы в духе того, что вся история нашего мира от начала и до конца "записана в звёздах", то есть зафиксирована в зодиаке и универсальной символике, ключами к которой располагают лишь посвящённые. Большие сомнения вызывает древность египетского зодиака, а уж что касается зодиака индийского, то ему напрямую отказывают в праве на существование. "Вы чаще всего приходите к блестящим выводам, но почему-то всегда исходите из сомнительных посылок", — как-то раз заметил писательнице один из её непосвящённых друзей. В ответ ему было сказано, что счёт в нашем нынешнем споре с научными силлогизмами пока, как минимум, 1:0 не в пользу последних. Ведь за исключением очень узкого круга проблем, относящихся к области чистой физики, столь же гипотетичными, сколь и почти всегда ошибочными, являются как посылки, так и выводы представителей науки. И если рядовой человек не замечает этого, то лишь по одной простой причине: принимая ту или иную научную информацию на веру, такой человек даже не догадывается, что как исходные посылки, так и выводы, к которым приходит учёный, как правило, являются продуктом одного и того же ума, но каким бы блестящим этот ум ни был, ему всегда свойственно ошибаться — это трюизм, доказываемый ежедневно заменами одних научных теорий и рассуждений на другие и их многочисленным последующим пересмотром.

Что же касается достоверности храмовых летописей — сделанных на основе зодиака или преданий, — а также памятников идеографической письменности Востока в толковании


[[Том 2, стр.]] 439 НЕДОВЕРИЕ К СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ

адептов тайной науки и "видьи", то почему они должны вызывать хоть на йоту больше сомнений, чем, например, так называемая древняя история европейских народов, новое исправленное издание которой недавно было осуществлено на основе археологических открытий, сделанных за последние полвека? или чем весьма спорные толкования фрагментов клинописных текстов ассирийских табличек или египетских иероглифических памятников? Точно такого же доверия заслуживают и наши данные, опирающиеся на толкования тех же адептов. Мы уже не говорим о практически бессчётном множестве тайных книг, о которых Европа не имеет ни малейшего представления. А к сказанному следует добавить ещё и абсолютное знание посвящёнными того, как следует понимать любое слово, написанное на языке символики в этих книгах.

Некоторые из этих рукописей относятся ко временам невообразимой древности. Любому археологу или палеонтологу хорошо известно о существовании идеографической письменности у некоторых полудиких племён, которые испокон веков предпочитали излагать свои мысли на языке символов. Таков был древнейший способ, позволявший зафиксировать то или иное событие и выразить ту или иную идею на письме. А о степени древности тех знаний, которыми располагал род человеческий, можно судить по некоторым значкам — без сомнения, идеографическому письму, — которые обнаруживаются, например, на топориках эпохи палеолита. А сравнительно недавно несколько индейских племён обратились к президенту Соединённых Штатов с просьбой передать им во владение четыре небольших озерца. Их обращение было написано на крохотном лоскутке ткани, испещрённом изображениями около дюжины различных животных и птиц (см. Лаббок[414]).

У живущих в Америке диких племён имеется несколько разновидностей такого письма, но пока ещё ни одному учёному ничего не известно и никогда не доводилось даже слышать о существовании одного древнего вида иероглифической тайнописи, которой и по сей день пользуются в некоторых братствах, — "сензара", как его называют оккультисты. Более того, все те, кто предпочитает взирать на такой способ письма — используемый, например, в идеограммах американских индейцев или даже в китайских иероглифах — лишь как на "неуклюжие попытки древних людей выразить на письме свои мысли", несомненно, выступят категорически против нашего утверждения о том, что письменность была впервые изобретена никакими не финикийцами, а атлантами. Разумеется, заявлять о том, что письменность была известна человечеству уже сотни тысяч лет тому назад, вопреки всем утверждениям филологов, решивших, будто в Индии письменности не существовало ни до, ни при жизни Панини,[415] а в Греции она отсутствовала в период жизни Гомера, — означает навлечь на себя всеобщее неодобрение, а то и молчаливое презрение.

Но, невзирая на все протесты и насмешки, оккультисты будут стоять на своём по одной простой причине: начиная с времён Бэкона и кончая нынешним Королевским обществом, мы наблюдали слишком долгий период, изобилующий самыми смехотворными ошибками со стороны науки, чтобы позволить себе довериться догадкам современной науки, а не опровержениям этих догадок, сделанных нашими Учителями.

Панини, говорят наши учёные, не умел писать. И это говорится о мудреце, который каким-то образом сумел составить грамматику, включавшую в себя 3996 правил, — самую совершенную грамматику из всех когда-либо созданных! По самым скромным оценкам, период жизни Панини пришёлся лишь на последние века до Р.Х. Однако скалы в Иране и Центральной Азии (откуда, как утверждают филологи и историки


[[Том 2, стр.]] 440 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

и явились в Индию брамины — предки того же самого Панини) покрыты письменами, возраст которых составляет 2-3 тысячи лет (или 12 тысяч лет, по подсчётам самых бесстрашных палеонтологов).

Если верить Дж. Гроуту, то письменность представляла собой ars incognita[416] во времена Гесиода и Гомера и греки не владели ею ещё в 770 году до Р.Х. Но дело в том, что финикийцы, которые изобрели письменность и владели ею уже начиная с XV века[1] до Р.Х., всё это время жили среди греков, находясь в самом тесном общении с ними! Однако все эти противоречивые суждения учёных рассеялись, словно дым, после того, как Шлиман (а) открыл местонахождение древней Трои, считавшейся исключительно легендарным городом, и (б) в ходе археологических раскопок обнаружил глиняную посуду с письменами, неизвестными ни палеонтологам, ни всеотрицающим санскритологам. И кто теперь осмелится поставить под сомнение существование Трои или этих древнейших надписей? Как свидетельствует профессор Р. Вирхов:

"Я лично присутствовал при двух подобных открытиях и помогал собирать обнаруженные артефакты. Теперь клеветники уже не смели и рта открыть, хотя ещё недавно не стыдились обвинять первооткрывателя в мошенничестве".[2]

Под удар одновременно с мужчинами-учёными попали и честные учёные-женщины: Дю Шайю, Гордон-Камминг, мадам Мериан,[3] Брюс — все они и множество других людей в своё время обвинялись во лжи.[417]

Обо этом же пишет в своём "Введении" и автор "Чудовищ из мифов":

"Около двухсот лет тому назад в сознательной фальсификации была обвинена мадам Мериан, которая представила научное описание паука-птицееда. Сегодня, однако, . . . надёжные источники подтвердили, что такой паук действительно существует в Южной Америке, Индии и в других регионах мира.
А Дж. Одюбона ботаники обвинили в том, будто он выдумал некую жёлтую водяную лилию, которую описал в своей книге "Южные птицы" и дал ей название Nymphaea lutea. Многие годы он был вынужден жить с этим пятном на своей репутации, . . . и только в 1876 году его открытие наконец получило своё подтверждение, когда этот редкий цветок был обнаружен во Флориде (см. "Pop. Sci. Monthly", No. 60, April 1877).[418]

Учёные называли лжецом Одюбона не только за обнаружение этого цветка, но и за его открытие Holiaetus Washingtonii,[4] они высмеивали Виктора Гюго за замечательное литературное описание спрута и за рассказ о том, как некий человек пал несчастной жертвой этого морского чудовища.

"Писателя подвергли насмешкам за придуманную им совершенно "невозможную" историю, но уже буквально через несколько лет у берегов Ньюфаундленда были обнаружены каракатицы, длина щупальцев у которых достигала тридцати футов[419] и которые были вполне способны утащить на морское дно не самую маленькую лодку,
[[Примечания]] —————————————————

[1] Исторически подтверждённым фактом является то, что Санхуниатон на основе хроник и государственных документов, хранившихся в архивах гораздо более древних финикийских городов, ещё в 1250 году до Р.Х. составил подробное описание их религиозных воззрений и в своей работе пользовался финикийским алфавитом.

[2] Проф. Вирхов, см. Приложение I к: Schliemann, "Ilios". Murray, 1880.[420]

[3] Ф. Госсе пишет о ней так: "Её выставляют сущим еретиком, ни единому слову которой будто верить нельзя, её считают фальсификатором естественной истории и лжеучёным" ("Romance of Natural History," p. 227).[421]

[4] Д-р Кавер (Cover) пишет: "Эта знаменитая птица, якобы обитающая в окрестностях Вашингтона, является чистым мифом. Либо Одюбон ошибается, либо, как прямо утверждают некоторые, он просто лжёт".[422]


[[Том 2, стр.]] 441 ОТРИЦАНИЕ ВСЕГО И ВСЯ
причём подобные случаи, происходившие и в прежние века, были отражены в произведениях . . . некоторых японских художников" ("Mythical Monsters," p. 11, "Introd.").

И если учёные долго отказывались верить в существование Трои, считая её мифом, если города Геркуланум и Помпеи были объявлены фикцией, если рассказы Марко Поло о своих путешествиях вызывали смех и воспринимались как нелепые выдумки барона Мюнхгаузена, то с какой стати автору "Разоблачённой Исиды" и "Тайной доктрины" рассчитывать на какое-то иное отношение к себе?

Автор вышеуказанной книги Чарльз Гулд приводит в своей замечательной работе несколько строк из журнала "Макмилланз Мэгэзин" (1860), которые настолько соответствуют правде жизни и так здесь уместны, что мы не можем не воспроизвести их и в нашей книге:

"Как только натуралист — путешествуя ли где-нибудь в малодоступной пока части земли или по чистой своей удаче — обнаруживает какое-нибудь весьма необычное и странное растение или животное, на него тут же обрушиваются с обвинениями в сочинительстве . . . Стоит лишь установить, что этот вид не вписывается в уже сложившиеся представления, как тут же великий направляющий (или сбивающий с толку?) дух — уже априорно считающийся таковым по самому своему названию и наделяющий философов даром всезнания pro re natâ[423] — нашёптывает, что такого быть не может, и вот вам уже готово обвинение в мистификации . . .
В мистификациях уже объявлены и сами небеса. Когда Леверьер и Адамс[424] на основании собственных расчётов предсказали существование некой планеты, то в некоторых кругах стали грозно заявлять, что эта высчитанная планета вовсе не та самая планета, а какая-то иная, и она каким-то непостижимым и самым непотребным образом оказалась по соседству от подлинного небесного тела. Склонность подозревать всё и вся в мистификации оказывается сильнее самой склонности к мистификации. Кто там впервые заявил о том, будто всё классическое наследие Греции и Рима есть не что иное, как одно сплошное надувательство, и повинны в нём якобы монахи, жившие в тот период времени, который высказавший это мнение человек уж никак не меньше самого д-ра Мэйтленда желал бы назвать "тёмными веками"?" (с. 13).[425]

Что ж, пусть всё остаётся, как есть. Ни одному скептику, считающему "Тайную доктрину" очередной "мистификацией", мы не навязываем своих взглядов и даже не предлагаем поверить нам. А между тем основные положения нашей книги уже стали комментироваться именно в этом духе некоторыми умниками-журналистами в Америке, хотя работа наша ещё даже не была тогда отправлена в типографию.[1]

Да и, в конце концов, почему все должны верить оккультным наукам и древним учениям, ведь человек сперва должен хоть что-то узнать о своей собственной душе или даже просто

[[Примечания]] —————————————————

[1] Ещё в июле 1888 г., когда рукопись этой книги преспокойно лежала на моём рабочем столе и "Тайная доктрина" не была известна ни одному человеку в мире, стали раздаваться заявления, будто всё в ней сказанное есть лишь плод моего воображения и ничего более. Вот, например, какой "лестный" отзыв появился в американской "Ивнинг Телеграф" об этой ещё не вышедшей в свет книге в номере от 30 июня 1888 г.: "В числе занимательных книг для июльского чтения находится и новое сочинение г-жи Блаватской о теософии . . . (! — Е.П.Б.) "Тайная доктрина". . . . Но ввиду её склонности то и дело обращаться к авторитету невежественных браминов . . . (!? — Е.П.Б.) . . . нет никаких оснований с доверием относиться ко всему тому, о чём она пишет".[426] Эта предвзятая публикация оставляет неверное впечатление, будто книга моя уже увидела свет и литературный обозреватель уже успел ознакомиться с ней, что не является и никак не может являться правдой, но теперь, когда книга действительно выходит в свет, критику придётся подкрепить свои первоначальные — справедливые или несправедливые — слова какими-то доказательствами и выйти из неловкого положения, в котором он оказался, — по-видимому, ему придётся разругать её вообще в пух и прах.


[[Том 2, стр.]] 442 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

поверить в то, что она у него есть. Ни одна великая истина ещё никогда не принималась априорно, и должно было пройти одно, а то и два столетия, прежде чем в сознании человека начинало брезжить подозрение о том, что, может быть, это правда — исключение здесь составляют лишь случаи, когда открытие тут же подтверждалось как очевидный и явный факт. Утвердившиеся сегодня истины — это всё "заблуждения" и "ошибки" дня вчерашнего и наоборот. А потому можно рассчитывать лишь на то, что положения нашей книги — если не полностью, то частично — найдут своё признание не ранее, чем в XX веке.

Таким образом, нашим словам ничуть не противоречит и утверждение Сэра Джона Эванса о том, что в период каменного века не существовало никакой письменности вообще. Да, в тот период, через который проходило человечество Пятой арийской расы, письменности могло и не быть, но ею в совершенстве могли владеть атланты Четвёртой расы, когда они переживали пик своей собственной цивилизации. Здесь нельзя забывать о наличии циклов в развитии наций и рас, о периодах их подъёма и упадка.

Если нам скажут, что легковерную публику уже не раз и прежде потчевали всевозможными литературными подделками и что наша работа сродни книге Жакольё "Библия в Индии"[427] (в которой, кстати говоря, наряду со всеми её заблуждениями, содержится истин поболе, чем в сочинениях "правильных" и общепризнанных востоковедов), то ни эти обвинения, ни это сравнение нас ничуть не смутят. Мы никуда не спешим. И даже знаменитая в прошлом веке "Эзурведа", которую Вольтер назвал "драгоценнейшим даром Востока Западу", а Макс Мюллер — "наиглупейшей книгой, какую только доводилось читать",[428] не состоит из одних только нелепостей и ошибок. Те случаи, когда априорные опровержения полностью подтверждались специалистами последующих поколений, составляют лишь ничтожный процент. В подавляющем же большинстве случаев новым поколениям лишь приходилось констатировать верность сделанных ранее открытий, к великому неудовольствию и смущению учёных критиков. "Эзурведа" выглядит лишь редким исключением на фоне полного триумфа идей Сэра Уильяма Джонса, Анкетиля де Перрона[429] и некоторых других востоковедов в области исследования санскрита и написанной на нём литературы.

Да о том же самом говорит и профессор Макс Мюллер, который, касаясь полного фиаско идей Дугалда Стюарта и Ко. в этой области, отмечает:

"Дугалд Стюарт[430] был достаточно умён, чтобы не понимать: если всё, что говорится о санскрите, соответствует истине, то из этого должен последовать ряд неизбежных выводов. А потому он поставил под сомнение само существование такого языка, как санскрит, и в своём знаменитом эссе он попытался доказать, будто санскрит был искусственно создан по образцу греческого языка и латыни этими великими прохвостами и лжецами, брахманами, а вся санскритская литература — это сплошное надувательство" (Science of Language, p. 168).[431]

Автор этих строк ничуть не возражает и даже гордится, когда её ставят в один ряд с брахманами и другими "лжецами" минувших веков истории, выражаясь языком всех этих современных дугалдов стюартов. Она прожила достаточно долгую жизнь и за плечами у неё стоит достаточно богатый личный опыт, чтобы не строить никаких иллюзий насчёт человеческой натуры. "Если сомневаешься — ничего не предпринимай", — говорит мудрый Зороастр,[432]


[[Том 2, стр.]] 443 ПАРАДОКСЫ НАУКИ

и справедливость его разумного афоризма находит своё ежеминутное подтверждение в нашей повседневной жизни. Но, как и Иоанн Креститель, этот великий мудрец прошлого как будто вопиет в пустыни вместе с ещё одним философом более поздних времён, а именно Бэконом, который дарит нам ещё одну бесценную крупицу полезной мудрости:

"Точно так же и в размышлениях (а мы добавили бы, в любом вопросе, касающемся процесса познания — Е.П.Б.): если кто-нибудь отправляется от установленных положений, он приходит под конец к сомнению, если же начинает с сомнений и терпеливо справляется с ними, то через какое-то время приходит к правильному выводу".[433]

Этим советом отца английской философии, обращённым к представителям британского скептицизма, мы и должны закончить этот спор, но наши читатели-теософы вправе ожидать от нас заключительной точки, сделанной с позиций оккультизма.

Уже достаточно много было сказано для того, чтобы подчеркнуть эту важную мысль: эволюция в целом, все события, само человечество и всё остальное в природе движутся вперёд циклически. Мы рассказали о семи расах, пять из которых уже почти завершили свой земной путь. Мы уже отметили, что каждая корневая раса вместе со всеми её субрасами и бесчисленными расовыми семействами и племенами коренным образом отличалась как от своей предшественницы, так и от своей преемницы. Разумеется, нам будут возражать, опираясь на одинаковый опыт, накопленный антропологией и этнологией в этом вопросе.

Человек — скажут нам натуралисты — за исключением цвета кожи, типа и, пожалуй, некоторых различий в чертах лица и объёме черепа — не претерпел никаких изменений, несмотря на пребывание в самых разных климатических условиях во всех уголках мира. Он не изменился даже в росте! И это при том, что те же самые натуралисты утверждают, будто человек происходит от того же неведомого предка, что и обезьяна. Но подобное утверждение будет логически несостоятельно, если оно не предполагает, что на протяжении всей своей эволюции вплоть до превращения в двуногое существо человек должен был проявлять бесконечное разнообразие как в своём росте, так и во внешнем облике. Все эти строго логичные мыслители, из уст которых исходят оба эти утверждения, разумеется, вольны оставаться при своих парадоксальных взглядах.

Мы же хотим ещё раз обратиться лишь к тем людям, которые сомневаются в том, что все мифы рождаются из одного только "созерцания видимой деятельности внешней природы"[434] и которым

"гораздо больше верится, что в основе всех этих волшебных сказок о богах и полубогах, о великанах и гномах, о драконах и всевозможных чудовищах лежат реальные превращения, трансформации, и всё это вовсе не является одним лишь досужим вымыслом".[435]

Вот на эти-то "трансформации", происходящие в физической природе и сохранившиеся в памяти и представлениях нашего современного человечества, и указывает Тайная доктрина. Чисто спекулятивным гипотезам современной науки, построенным на опыте и точных наблюдениях лишь горстки последних веков, она противопоставляет непрерывную традицию и хранящиеся в её святилищах памятники прошлого. И, убирая паутину разнообразных теорий, выросшую во мраке времён, насчитывающих какие-нибудь жалкие несколько тысячелетий — а европейцы именно этот период и называют своей "историей" — Древняя Наука говорит, обращаясь к нам: "А вот теперь послушайте-ка мой рассказ о том, что́ на самом деле хранит в себе память человечества".

Все человеческие расы рождаются одна от другой, а затем они растут, крепнут, дряхлеют


[[Том 2, стр.]] 444 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

и умирают. Этому же закону подчиняются и все субрасы и все народы. Да, ваша всё отвергающая современная наука и так называемая философия не отрицают того, что семья человечества состоит из множества чётко различающихся типов и рас, но это лишь результат бесспорности самого этого факта. Никому и в голову не может прийти отрицать наличие внешних различий между англичанином и африканским негром, японцем или китайцем. Но с другой стороны, большинство натуралистов официально отрицает тот факт, что даже в наши дни происходит процесс смешения человеческих рас — то есть процесс зарождения таких рас, которые коренным образом отличаются от всех ныне существующих. А ведь именно об этом говорит и Катрфаж,[436] и ряд других учёных, имея для этого самые веские основания.

И, тем не менее, ни одно из главных положений нашего учения не будет принято. Нам скажут, что, каковы бы ни были те внешние формы, через которые прошёл в своём развитии в далёком доисторическом прошлом человек, в будущем с ним больше не произойдёт никаких изменений (кроме тех некоторых различий, которые характерны для человечества сегодня). А значит, и все наши разговоры о Шестой и Седьмой расах — сплошная фикция.

Но в ответ на это мы можем лишь снова повторить: да откуда вам-то это известно? Весь-то ваш опыт ограничен лишь несколькими тысячелетиями — а это меньше, чем краткий день одного века жизни человечества — и знанием того, как выглядят континенты и острова сегодня, в эпоху нашей Пятой расы. Откуда вам известно, что может, а что не может случиться в будущем? А между тем пророчества о грядущем содержатся в тайных книгах, и они не оставляют никаких сомнений в том, каким именно это грядущее будет.

Со времени появления расы атлантов уже минуло много миллионов лет, однако мы видим, что последние представители атлантов продолжали смешиваться с арийцами 11 тысяч лет тому назад. Вот вам пример гигантского временно́го наложения эпохи одной расы на эпоху последующей, при котором старшая раса теряет свои внешние характерные особенности и приобретает новые черты более молодой расы. Этот закон проявляется при формировании всех смешанных человеческих рас. И, как учит оккультная философия, даже в наши дни прямо у нас на глазах готова сформироваться новая раса и даже расы, и произойдёт эта трансформация именно в Америке, где этот процесс уже исподволь начался.

Из чистейших англосаксов, какими американцы Соединённых Штатов были всего каких-нибудь триста лет тому назад, они сегодня превратились в отдельную нацию, и, благодаря мощному притоку представителей многих других национальностей и смешанным бракам, образовалась почти что самостоятельная раса, причём не только по своему общему менталитету, но и в чисто физическом смысле.

Как отмечает де Катрфаж:

"Любая смешанная раса, став единообразной и устойчивой, оказывалась способна играть роль проторасы при дальнейших смешениях. Именно так и сформировалось человечество в его нынешнем виде — главным образом, конечно, за счёт последовательного смешения целого ряда рас, которые сегодня уже не поддаются определению" ("The Human Species," p. 274.)

Так всего лишь за три столетия американцы на какое-то время превратились в "проторасу", которая затем станет отдельной расой, резко отличающейся от всех других ныне существующих рас. Одним словом, они представляют собой зачаток шестой субрасы, и всего за несколько следующих веков они,


[[Том 2, стр.]] 445 ГРЯДУЩАЯ НОВАЯ РАСА

вне всякого сомнения, станут пионерами той расы, которой предстоит быть наследницей нынешних европейцев — то есть пятой субрасы — по всем своим новым характеристикам. А примерно ещё через 25 тысяч лет они начнут готовиться к появлению седьмой субрасы, и в конце концов в результате катаклизмов — самых первых из той серии катаклизмов, которые должны будут однажды разрушить сначала Европу, а позднее и всю арийскую расу (включая обе Америки) с большинством тех земель, которые сегодня совпадают с географическими очертаниями наших континентов и островов — на арену нашего Круга выйдет Шестая корневая раса.

Когда это случится? Об этом знают, наверное, лишь Учителя Мудрости, но они хранят по этому вопросу такое же молчание, как и снежные вершины возвышающихся над ними гор. Нам известно лишь одно: она будет возникать исподволь, настолько незаметно, что её пионеры — удивительные дети, из которых будут вырастать удивительные мужчины и женщины — в течение долгих тысячелетий будут всеми считаться какими-то странными капризами природы, lusus naturae, как с точки зрения их физического строения, так и с точки зрения их менталитета.

А затем по мере увеличения их числа с каждым новым веком они однажды с удивлением для себя обнаружат, что уже составляют большинство человечества. И тогда именно нынешние люди будут выбиваться из общего правила и считаться дикарями, и уже в свою очередь они сойдут на нет в цивилизованных странах и сохранятся лишь в виде малых групп на отдельных островах — нынешних горных вершинах — где и будут прозябать и постепенно вырождаться, пока через миллионы лет не вымрут окончательно, как вымерли когда-то ацтеки и как сегодня вымирают народ ньям-ньям[437] и карлики мула курумба в горах Нилгири. А ведь это всё остатки некогда могучих рас, любые воспоминания о существовании которых начисто стёрлись из памяти сегодняшних поколений, так же как и о нас никто не вспомнит в эпоху человечества Шестой расы. В течение многих сотен тысячелетий Шестая раса будет сосуществовать с Пятой, однако последняя будет изменяться медленнее той, что идёт ей на смену, но всё равно и она будет изменяться и в том, что касается роста её представителей, их физического телосложения и менталитета — всё будет так же, как в период сосуществования Четвёртой расы с нашей арийской и Третьей расы с расой атлантов.

Этот процесс подготовки перехода к эпохе Шестой великой расы должен длиться в течение всего периода существования шестой и седьмой субрас (см. выше "Генеалогическое древо Пятой расы"). Однако последние остатки Пятого континента полностью исчезнут лишь спустя некоторое время после рождения новой расы, когда на лике планеты над волнами новых морей поднимется ещё одно, новое место обитания, шестой континент, который и примет на свою территорию юного незнакомца. Туда же переселятся и там осядут и все те, кому посчастливится спастись от новой всемирной катастрофы. Когда всему этому суждено случиться — как мы уже отметили выше, — автору этих строк знать не дано. Важно здесь помнить лишь одно: как человек не превращается мгновенно из ребёнка в зрелого человека, так и природа не развивается судорожными скачками, а значит, всемирный катаклизм предварит серия более мелких катастроф с уходом суши под воду и более мелкими разрушениями как силами воды, так и силами вулканического огня.

Ещё долгое время будет бодро и радостно биться


[[Том 2, стр.]] 446 ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

пульс жизни в сердце той расы, что ныне проживает в американской зоне, но к началу эпохи Шестой расы от нынешних американцев уже ничего не останется — как, впрочем, и от европейцев, — ибо к этому моменту они успеют превратиться в новую расу, состоящую из множества новых народов. Но Пятая раса пока ещё не умрёт, и какое-то время она ещё будет продолжать жить на земле: в течение ещё сотен и сотен тысяч лет она будет существовать одновременно с новой Расой и будет вместе с ней изменяться — медленнее, чем новопришелица, — но, тем не менее, и она пройдёт через коренные изменения в менталитете, физическом сложении и росте. Однако человечество уже не станет вновь теми гигантами, какими были лемурийцы и атланты, ибо если эволюция привела Четвёртую расу на самое дно материальности в её физическом развитии, то наша раса уже начала подъём по восходящей дуге, и Шестая раса очень быстро освободится от оков материи и даже плоти.

Таким образом, на человечество именно Нового света — который на самом деле гораздо старше Старого, о чём люди уже также давно позабыли — на человечество Паталы (страны антиподов, или Нижнего мира, как Америку называли в Индии) и выпала кармическая миссия стать семенем для прорастания грядущей, ещё более великой и ещё более славной расы, примера которой и не сыскать среди сегодняшнего человечества. На смену циклов материальности придут циклы духовности и полностью сформированного ума. По закону параллелизма истории и развития рас, большинство будущего человечества будет состоять из славных адептов. Человеческий род — это дитя циклической Судьбы, и ни одна из его частиц не может избежать уготовленной бессознательно для него миссии или освободиться от бремени совместного с природой труда. Так человечество и будет — раса за расой — проходить назначенный ему цикл странствий. Климатические условия будут — и уже начали — изменяться, с каждым тропическим годом будет со сцены сходить очередная субраса, но всё это лишь затем, чтобы на восходящей дуге эволюции дать жизнь какой-то новой, более высокой расе, в то время как ряд других, менее удачливых групп — ошибок природы — будут, как это случается и с отдельными индивидами среди людей, покидать семью человечества, не оставляя после себя ни малейшего следа.

Такова поступь Природы, находящейся под властью закона кармы: вечно сущей и одновременно пребывающей в состоянии вечного становления. Ибо, по словам известного лишь горстке оккультистов мудреца:

"Настоящее есть дитя прошлого, а будущее — плод настоящего. И всё же, о, миг текущий! Ужель неведомо тебе то, что нет у тебя родителя и не может быть потомка? Что вновь и вновь порождаешь ты лишь самоё себя? Не успеешь ты вымолвить: "Я есть дитя мгновения минувшего, потомок прошлого", как ты уже само это прошлое. Не успеет с уст твоих сорваться последний звук, как, глядь, а ты уже не настоящее, а воистину само будущее. Таковы прошлое, настоящее и будущее, таково это вечно живое триединство — махамайя Абсолютного ЕСТЬ".

———————


Примечания переводчика

[1] См. "Тайная доктрина", т. II, с. 282, подраздел "Исполины: вымысел или правда": " . . . Вамадэва (Шива) возрождается как кумара в каждую кальпу (в данном случае: в каждой расе) в виде четырёх юных отроков: четырёх — белых [цвета луны]; четырёх — красных; четырёх — жёлтых; и четырёх — тёмных, или коричневых"; см. также: "Vishṇu Purāṇa": "В "Линга-пуране" рассказывается о неоднократном рождении Шивы, или Вамадэвы, в виде Кумары, или отрока . . . в каждой кальпе, и каждый раз этот Кумара учетверяется. Так, в период двадцать девятой кальпы . . . он превращается [в четырёх отроков], . . . и все они имеют белый цвет кожи. В период тридцатой кальпы Кумара превращается [в четырёх отроков], . . . и все они имеют красный цвет кожи. В период тридцать первой кальпы он превращается в четырёх отроков с жёлтым цветом кожи, а в период тридцать второй кальпы эти четыре кумары имели чёрный цвет кожи" — 1:79 примеч. (SDR, TUP).

[2] Откр. 12, 3-4, 7, 9, 15: " . . . вот, большой красный дракон с семью головами . . . Хвост его увлёк с неба третью часть звезд и поверг их на землю . . . И произошла на небе война . . . И низвержен был великий дракон . . . И пустил змий из пасти своей . . . воду как реку . . . "; см. также: Дж. Мэсси, "Происхождение природы" (Gerald Massey, "Natural Genesis", 1883): "И произошла на небе война, и миф о поверженном Драконе широко распространён и в Египте, и в Британии, и в Вавилоне. . . . Слышим мы также и рассказ о "Потопе, погубившем бесстрашного Дракона". Как мы покажем, любой Потоп обозначает конец какого-то Эона, цикла, творения — то есть такой период времени, который на общепринятом языке называется концом света" — 1:363 (SDR, TUP).

[3] См. Н. Джоли, "Человек до эпохи металлов" (Nicolas Joly, "Man Before Metals"), 1883, p. 162 (SDR, TUP).

[4] Там же, p. 181 (SDR, TUP).

[5] Человека, существовавшего до Великого Потопа.

[6] C. Staniland Wake, "The Origin and Significance of The Great Pyramid", 1882, p. 83.

[7] George Stanley Faber, "The Origin of Pagan Idolatry", 1816: " . . . в прошлом мифологи, по-видимому, приписывали потоп деятельности злых сил. . . . Так, египетский Тифон . . . является олицетворением злого начала и появляется на Земле в виде гигантского дракона: но при этом он настолько тесно связан с потопом, что Плутарх ассоциирует его с морским существом. Во всех этих сказках вызвавшее потоп чудовище либо погибает [от руки героя], либо покоряется, и тогда потоп заканчивается" — 2:188 (SDR, TUP).

[8] Цит по: C. Staniland Wake, pp. 81-83.

[9] См. Gerald Massey, "Natural Genesis", 1883 — 2:228, 229 (SDR, TUP).

[10] О которой говорит Проктор.

[11] Цит. по: C. Staniland Wake, pp. 83-84.

[12] George Smith, "Chaldean Account of Genesis", 1876, p. 90.

[13] См. "Тайная доктрина", т. I, станца VII, I: " . . . этот (десятый) знак зодиака называется на санскрите "Макара" и неточно переводится как "крокодил" . . . В Египте умерший человек . . . эмблематически изображался превращающимся в крокодила: в себах или севех, т.е. в "седьмого", как указывает Джеральд Мэсси, подчёркивая, что это был символ ума, и, по сути дела, речь идёт здесь вовсе не о крокодиле, а о драконе . . . Это "дракон мудрости", то есть манас, "человеческая душа", ум, разумное начало, которое в нашей эзотерической философии известно как "пятый" принцип".

[14] Не совсем точное изложение описания рисунка, которое даёт Дж.Смит в своей "Халдейской версии книги Бытия" (p. 90): " . . . а за спиной одного из них находится изображение растянувшегося змея".

[15] Там же, p. 91: " . . . боги навлекают на голову рода человеческого все виды зла, какие только могут поразить человечество".

[16] Гомер, "Илиада", 20, 131 (Пер. Н. Гнедича).

[17] Цит. по: Charles Gould, "Mythical Monsters", 1886, p. 382 (Appendix II) (SDR, TUP).

[18] "АДЖА (санскр.) [от а "не" + глагольн. корень джан "рождаться", "производиться"] Нерождённый. Это звание носят многие из примордиальных богов. В "Ригведе" эквивалентом "Аджи" выступает Первый Логос, представляющий собой излучение или первое проявление на плане иллюзии космического "Единого" — Абсолюта, или космического параматмана. В "Пуруша-Шукте", или "Гимне человека" ("Ригведа", 10:90) рассказывается о том, что при основании мира тысячеглавый Пуруша подвергается расчленению для того, чтобы из его останков могла возникнуть вселенная. На этом основан и более поздний христианский символ жертвенного агнца как результат игры слов: имя Аджа, "нерождённый" — то есть Пуруша, или манвантарный дух — может также производиться и от глагольного корня адж ("погонять"), значение которого охватывает и слова "козёл", "баран" или знак Овна. Дух исчезает — образно говоря, умирает — при дальнейшем погружении в материю космоса, а отсюда и образ жертвоприношения нерождённого, агнца или барана (ср.: "Протоколы ложи Блаватской", приложение "О снах")" (G. de Purucker, ETG). См. тж Субба, Роу, "Лекция": " . . . Здесь он [Кришна, Логос — перев.] называет себя нерождённым [аджа]: у него нет начала, ибо . . . в противном случае Логосу пришлось бы рождаться каждый раз заново при возобновлении активности космоса . . . " (p. 441) . . . "В таком случае Кришна не мог бы называть себя аджа ("нерождённым"), ибо так называть себя он может только в одном случае — если Логос не погибает во время пралайи космоса, а лишь засыпает в лоне Парабрахмана" (p. 443) (SDR, TUP).

[19] Харгрейв Дженнингс, "Розенкрейцеры: их ритуалы и мистерии" (Hargrave Jennings, "The Rosicrucians: Their Rites and Mysteries", 1887): "Известно, что, по утверждению офитов, змей в книге Бытия являлся Логосом (Λογος) и "Спасителем". Логос понимался как Божественная Мудрость" (SDR, TUP).

[20] Откр. 1, 8, 12-13, 16: "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь . . . Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому . . . Он держал в деснице Своей семь звёзд . . . " (SDR, TUP).

[21] C. W. King, "The Gnostics and Their Remains", 1887: "В наставлениях ещё одной секты, ператов, говорится, что ΧѠΖΖΑΡ [Хоззар] есть та Сила, которую невежественные профаны зовут Нептуном" — p. 309 (SDR, TUP).

[22] Там же, pp. 288-289 (SDR, TUP).

[23] См. С.А. Макки, "Мифологическая астрономия" (Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy"), 1827: " . . . но разве не знаем мы о том, что небесный полюс и создаёт времена года в зависимости от угла, под которым он пересекает центр земли — когда они параллельны, у нас вечная весна. Когда же он проходит через экватор, то буйства стихий поистине ужасны!" (p. 60)

[24] "The Zend-Avesta. Part I. The Vendidad" (tr. by James Darmestetter), 1880, p. 5. В примечании переводчик отмечает: "Так во времена Сасанидов называлась река Аракс".

[25] Там же: "Вторыми из добрых земель и стран, которые я, Ахура Мазда, создал, были равнины в Согдиане".

 

[26] Цит. по: J.-E. de Mirville, "Des Esprits" — 3:91 и примеч.: D'Eckstein, « Revue archéologique », 8e année, 1855 (SDR, TUP).

[27] См.: С.А. Макки, указ. соч, p. 62.

[28] Там же.

[29] См.: "Сурья Сиддханта" ("Sūrya Siddhānta", tr. [& cm.] Ebenezer Burgess [& W. D. Whitney], 1860), p. 185 note [i.62] (SDR, TUP).

[30] Река, согласно мифологии, протекающая в царстве Аида.

[31] См. С. Макки, указ соч.: "Они [древние астрономы — перев.] не могли не заметить того, что существует ещё одна часть обширного небесного свода, которая, однако, оставалась всегда скрытой от них и располагалась в районе южного полюса. Её-то и выделили в ещё один огромный участок усыпанного огнями небесного свода и стали называть Пропастью в отличие от её противоположности, которую они называли Горой. Так в период античности возникли понятия Гелион и Ахерон, обозначавшие ровно то же самое. Гели-он — это Солнце в его наивысшей точке: греки называли Солнце Хели-ос, то есть произносили как Элиос, что значит "наивысший". Слово "Ахерон" обычно переводят как ад. Оно образовано из двух слов: ахар, что значит "последнее состояние", и он, то есть Солнце. Ахар-он, таким образом, означает "последнее состояние Солнца" в том смысле, что оно ежегодно исчезает, уходя в те созвездия, которые находились близ южного полюса" (p. 64).

[32] A. Mackey, "Urania's Key to the Revelation, or the Analyzation of the Writings of the Jews, as Far as They are Found to Have Any Connexion with the Science of Astronomy", Norwich, 1823.

[33] Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy", p. 66.

[34] "Иудейский народ — родоначальник глупости" (лат.). См. Клавдий Рутилий Намациан, "Возвращение на родину" ("De Reditu Suo", bk. I, lines 383, 389) (Index, John P. Van Mater, TUP).

[35] См. Мартин Хауг, "Очерки о священном языке и религии парсов" (Martin Haug, "Essays on the Sacred Language and Religion of the Parsis", 1878): "Ахурамазде . . . не оставлено никаких иных полномочий, кроме как возглавлять небесный совет. Мы часто видим, что он даже включается в число небесных советников, которые в этом случае именуются "семью Амешаспентами" (сегодня они носят искажённое название "Амшаспенды"), то есть "бессмертными благодетелями" — p. 305 (SDR, TUP).

[36] См. A. V. Williams Jackson, "Avesta Grammer", 1892: " . . . Зороастризм . . . часто называют маздеизмом по имени его верховного бога . . . Ахура-Мазда, Владыка Мудрости (Ормазд у более поздних персов), — это бог Зороастра . . . " — 1:xxiv (SDR, TUP).

[37] См.: "Avesta", tr. Arthur Henry Bleeck, 1864 — 3:127 (Zamyad-Yasht, 3:15-16, 18) (SDR, TUP). Ср. с русским переводом: "(15) Хварно Святых Бессмертных, повелевающих и прозорливых, возвышенных, наисильнейших, божественных и быстрейших, нетленных, благочестивых, (16) семеро единодушных, семеро единогласных, семеро единовластных, имеющих мысль, и слово, и дело одно и то же . . . (18) Творений Ахура-Мазды они — творцы, созидатели, создатели и хранители, и стражи, и покровители" {" . . . в гимне идёт речь о Хварно — харизме или божественной сущности, обладание которой даёт счастье и могущество"}. Перевод И.М. Стеблин-Каменского. См. "Авеста в русских переводах (1861-1996)", С.-П., 1997: 19. "Замйад-яшт", II, сс. 381-382.

[38] См. Вильгельм Гейгер, "Цивилизации восточных иранцев" (Wilhelm Geiger, "Civilization of the Eastern Irānians", 1885): "Из всех звёздных язатов упоминания в первую очередь заслуживают Солнце, . . . Луна . . . и "Не Имеющие Начала Звёзды" (SDR, TUP).

[39] См. "Vishṇu Purāṇa": "Замечания относительно происхождения Кришны . . . указывают на различные датировки . . . Так, о нём говорится, что он тысячи лет провёл в различных священных местах . . . Нередко его отождествляют с Риши Нараяной . . . " — 4:246-247 примеч.; см. также: Джон Гарретт, "Классический словарь Индии" (John Garrett, "Classical Dictionary of India", 1871): "Кришна . . . является восьмым аватарой, то есть воплощением, Вишну" — p. 341 (SDR, TUP).

[40] См. "Vishṇu Purāṇa": "А теперь я хочу услышать от тебя ещё что-нибудь . . . о частице Вишну [Кришне], спустившейся на Землю . . . Расскажи мне и о том, что ещё свершил он во время своего пребывания на Земле как частицы частицы Всевышнего {примеч.: "Здесь мы встречаем ещё более подчёркнутое преуменьшение достоинства Кришны: он уже не просто частица, а "частица частицы", Амшамшаватара . . . Но, как отмечают комментаторы, это следует понимать в том смысле, что речь идёт лишь о его внешней форме, то есть состоянии человека, а вовсе не о его могуществе . . . "Кришна в любом случае остаётся Всеверховным Брахмой"}" — 4:246-247 и примеч. (SDR, TUP).

[41] См. Э.А. Уоллис Бадж, "Об иератическом папирусе Неси-Амсу" (E. A. Wallis Budge, "On the Hieratic Papyrus of Nesi-Amsu," Jan. 30, 1890): "Ун-нефер [Оннофре] . . . начальствующий среди богов . . . Ты блистаешь на заре, ты заходишь в сумерках . . . Явись же в своём качестве князя Земли . . . " — pp. 409, 410 ("Archaeologia", v. 52); см. также: "Royal Masonic Cyclopædia": "Осирис . . . По легенде, этот таинственный персонаж царствовал на земле, и так велики были блага, дарованные им человечеству, . . . что он удостоился особого именования — Оннофре, что значит "Благой Сущий" . . . Помимо этого, Осирис почитался как божество, как "верховный владыка всего сущего" — pp. 539-540 (SDR, TUP).

[42] См.: Дж.С. Стюарт-Гленни, "Исида и Осирис" (J. S. Stuart-Glennie, "Isis and Osiris", 1878): " . . . Осирис считался таким же богочеловеком, каким изображался и Иисус . . . [Осирис] явился к египтянам . . . как воплощение Верховного Божества, родившись чудесным образом . . . В культе Осириса мы встречаем то же самое представление о Слове как о сыне Божьем. . . . Но далее при исследовании той египетской литературы, . . . которая получила известность под авторством Гермеса Трисмегиста, мы встречаем поразительное сходство между текстом "Поймандра" и первой главы Евангелия от Иоанна. "Поймандр": "Я есмь Свет, Бог твой Разум. . . . А светозарное Слово Разума есть сын Божий". Ср. с Ин.: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" — pp. 420-422 и примеч. (SDR, TUP).

[43] Éliphas Lévi, "Histoire de la Magie", 1860. См. также англ. перевод: "The History of Magic", London, 1922, pp. 51-52.

[44] Здесь Е.П.Б. опирается на изложение этого факта, приведённое Макки в своей "Мифологической астрономии" со ссылкой на Геродота. У Геродота ("Талия", 37) это событие изложено несколько иначе: "Во время своего пребывания в Мемфисе он велел открыть древние гробницы царей и осматривал мумии покойников. Так он вступил и в святилище Гефеста и насмеялся над кумиром бога . . . Вступил Камбис также и в святилище Кабиров, куда не дозволено входить никому, кроме жреца. Кумиры этих богов после поругания он приказал сжечь" (Геродот, "История", Л., 1972).

[45] Дж. Фейбер, "Диссертация" (George Stanley Faber, "Dissertation on the Mysteries of the Cabiri", 1803) — 1:129-149 (SDR, TUP).

[46] Старшие или главные боги, двенадцать богов-олимпийцев.

[47] Идейские дактили. (Ίδαίοι, Δάχτυλοι) — горные духи, служители фригийской Матери, жилищем которых считались вершины Иды. Подобно киклопам — И. дактилям приписывалось постоянное занятие плавлением и ковкой различных металлов, которыми богата была Ида (см. "Энц. словарь Бр. и Ефр.").

[48] Дж. Фейбер, указ соч.: "Действительно, Байи в своей работе, посвящённой Атлантиде Платона, . . . пытается доказать, что атланты представляли собой некий очень древний северный народ, живший задолго до индусов, финикийцев и египтян. . . . Однако логика истины приводит его [Байи] к неосторожному утверждению о том, . . . что атланты и титаны — это одно и то же" — 2:284 (SDR, TUP).

[49] Ричард Камберленд (1632 — 1718), епископ в Питерборо (см. "Энц. словарь Бр. и Ефр.").

[50] Дж. Фейбер, указ соч.: 1:135-136 (SDR, TUP).

[51] "Седек" или "цедек" ("цадик") означает "праведник". Под этим словом понимается Мельхиседек (т.е. "царь-праведник"). Об идентичности Ноя и Мельхиседека см. ниже в подразделе "Ной был кабиром, а значит, по-видимому, бесом", с. 391 (в нумерации страниц англ. издания).

[52] Дж. Фейбер, указ соч.: "Этот воображаемый северный народ, о котором говорит Байи, по сути дела, представлял собой весь допотопный народ, который обобщённо назывался атлантами и титанами, — атлантами вследствие того, что они поклонялись Ат-Ал-Асу, божественному Солнцу, а титанами от слова "тит", потоп" — 2:285 (SDR, TUP).

[53] То есть "идейскими дактилями". Слово "дактиль" (δάκτυλος) означает "палец".

[54] "Классический словарь Ламприера" ("Lemprière's Classical Dictionary", 1853): "Слово "лары", по всей видимости, происходит от этрусского слова ларс, означающего "проводник", "поводырь" — p. 347

[55] Faber, "Dissertation": "Слово "алеты", как я уже отмечал, происходит от "ал-айт", бог огня . . . " — I, p. 129 (примеч.).

[56] Там же, p. 133.

[57] См. Александр Гиро, "Католическая философия истории" (Alexandre Guiraud, "Philosophie Catholique de l'Histoire", 1841): "И если мы рассмотрим взгляд греческой Каббалы на имя и жизнедеятельность Еноха, . . . [то обнаружим] что она выводит его имя из двух греческих слов: ен окион . . . "внутреннее зрение" — 2:374 (SDR, TUP).

[58] См.: C. Staniland Wake, "The Origin and Significance of The Great Pyramid", 1882: "Так, Союти [аль-Суюти], ссылаясь на древних авторов, сообщает о том, что сабеи совершали паломничества к пирамидам . . . По его словам, Сиф овладел Египтом, а сын его, Гермес, учредил сабеизм . . . [и] одна из пирамид является гробницей Сифа {примеч.: см. Vyse, 'Operations,' etc., Vol. ii. p. 358} — p. 56 и примеч. (SDR, TUP); см. также: Говард Вайз, "Работы, проведённые на пирамидах Гизы в 1837 году" (Colonel Howard Vyse, "Operations Carried on at the Pyramids of Gizeh in 1837, vol. II, 1840, p. 359): "Далее Союти говорит о том, что Сиф овладел Египтом и что один из его сыновей, Кинан {примеч.: "Возможно, сын Хама, Ханаан"} был Гермесом. Он был наделён великой мудростью и странствовал по свету, находясь под особым покровительством у Провидения. Он был также великим воином . . . и, кроме того, он учредил сабеизм, который . . . требовал совершения паломничества к пирамидам".

[59] См.: там же, pp. 57-58: "Современный автор м-р Пэлгрейв . . . отмечает, что "они [сабеи] поклонялись семи планетам, и главным образом, солнцу, . . . особо чтили две великие пирамиды Египта, которые они считали гробницами Сифа и Идруса (Еноха) . . . М-р Пэлгрейв далее говорит, что две важные вещи отличали древнюю форму сабеизма: во-первых, отсутствие изображений кумиров и идолопоклонства, а во-вторых, отсутствие какой-либо касты жрецов"; см. также: Vyse, "Operations", p. 359: "Далее автор [Союти] сообщает, что, по некоторым рассказам, одна из пирамид является гробницей Сифа".

[60] См.: Климент Александрийский. "Строматы", т. 2, кн. 4-5, С.-П., 2003, с. 166: " . . . различные украшения на одеждах священнослужителей посредством видимого символизма знаменуют невидимую связь неба и земли . . . В южной части алтаря помещена была лампада, которая показывала движение семи планет и их путь на юг. По три планеты были расположены на каждой из её сторон и средний светильник, означающий Солнце, в соответствии с божественной гармонией проливал свет на те планеты что над ним, и на те, что под ним" (перев. Е.В. Афонасина).

[61] Там же: "Длинная одежда (ποδήρης) архиерея являлась символом чувственного космоса. Пять планет обозначались пятью драгоценными камнями, а Сатурн и Луна — двумя карбункулами. [Ангелы-]соучастники творения всего, что под ними, помещённые на планеты силою божественного Провидения, вполне резонно изображались на груди и плечах первосвященника. Ведь они осуществляли дело творения в течение первой недели . . . ".

[62] Там же: "Две золотые фигуры [два херувима], каждая из которых имела шесть крыльев, по мнению некоторых, означали Большую и Малую Медведицу, или же, лучше, две полусферы. Херувим символизировал "великое знание". Вместе они имели двенадцать крыльев как указание на чувственный мир, двенадцать знаков Зодиака и определяемый ими ход времени".

[63] См. The Collected Historical Works of Sir Francis Palgrave, K.H. "Reviews, Essays and Other Writings", vol. II, "Ancient and Modern Greenland": "У восточных народов Северный полюс представлялся в виде священной горы: легендарной горы Меру у индуистов, горы Каф в арабской мифологии и, вероятно, послужил подлинным прототипом для греческого Олимпа".

[64] Геродот. "История", Ленинград, 1972, кн. 2, "Евтерпа", с. 97: " . . . Итак, афиняне первыми из эллинов стали делать изображение Гермеса с прямо стоящим членом и научились этому от пеласгов. А у пеласгов было об этом некое священное сказание, которое открывается в Самофракийских мистериях" (перевод Г.А. Стратановского).

[65] См. "Американская энциклопедия" ("American Cyclopædia", ed. George Ripley & Charles Dana, 1875): "Существует множество самых разнообразных версий относительно происхождения, характера и значения эллинистических мистерий . . . Уже одно то, что имена божеств, в честь которых учреждались мистерии, не разрешалось называть непосвящённым, . . . объясняет причину наших крайне неполных знаний о них. Древнейшими эллинистическими мистериями считаются Самофракийские мистерии, устраивавшиеся в честь кабиров . . . О них неизвестно ничего определённого, и даже имена божеств дошли до нас лишь потому, что их сообщил Мнасей [Патарский], тем самым совершивший святотатство" — 12:114 (SDR, TUP).

[66] Bimater (лат.) — "имеющий двух матерей". Так называли Вакха, поскольку после преждевременного рождения от Семелы его донашивал до окончательного рождения в своём бедре Юпитер.

[67] Или "ирим". По-видимому, речь идёт о переводе с иврита, поскольку Макки чуть выше замечает: "я видел имена каждого в ивритском написании, а потому и открыл их истинные значения".

[68] См. Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy", 1827, p. 60.

[69] См. Фрэнсис Уилфорд, "Заметки об именах божеств-кабиров" (Francis Wilford, "Remarks on the Names of the Cabirian Deities," 1799): "По словам Диодора Сицилийского, им [кабирам] приписывается изобретение огня и рудного дела, и действительно, мы встречаем изображение кабира, держащего в руке молот . . . " — p. 300 ("Asiatic Researches", v. 5) (SDR, TUP).

[70] Павсаний, "Описание Эллады", т. 2, М., 2002 г., кн. IX, гл. 25, с. 209: " . . . Говорят, что некогда на этом месте был город и жители его назывались кабирами. К одному из кабиров, Прометею, и Этнею, сыну Прометея, явилась Деметра и поручила нечто их хранению. Что было поручено им и что с ним случилось, я не считаю возможным об этом писать; во всяком случае таинства были даром Деметры кабирам" (перевод С.П. Кондратьева).

[71] Джон Кенрик, "Замечание о кабирах" (John Kenrick, "Note on the Cabiri," 1841): "Кабиры, . . . судя по всему, символизировали как воздух, так и огонь — два элемента-стихии, неразрывно связанные с природой . . . Связь слова flamma ["пламя", "огонь"] со словом flo ["дуть", "веять"] . . . как и другие аналогичные этимологии, показывают, как тесно связаны друг с другом идея огня с идеей воздушного потока, что и позволяет нам понять, каким образом одни и те же боги могли в одном случае выступать объектами поклонения как божества Вулкана, а в другом действовать как владыки ветров" — p. 267 ("Note" in "The Egypt of Herodotus") (SDR, TUP).

[72] См.: "On the Oriental Character of the 'Prometheus Vinctus'," 1843: "Чертами характера Прометея являются благожелательность, мудрость, дальновидность . . . [а также] несгибаемая стойкость в страдании . . . В этом общеизвестном образе мы видим олицетворение . . . подлинного знания {примеч.: в Риме его называли Вулканом, . . . то есть металлургом} . . . Под образами Вулкана и Прометея мы и обнаруживаем кабиров . . . " — pp. 240, 241 и примеч. ("Asiatic Journal", v. 13) (SDR, TUP).

[73] Paul Decharme, "Mythologie de la Grèce Antique", 1886: "Весьма вероятно, на наш взгляд, что название "кабиры" имеет греческое происхождение: вместе с Велькером и Мори мы склонны выводить его от слова καίω, "гореть в огне". Таким образом, слово "кабиры" означает "горящие в огне" . . . " — p. 268 (SDR, TUP).

[74] Так в древности назывался полуостров, расположенный на северо-западе Малой Азии.

[75] Луций Кассий Гемина, II в. до н. э., римский анналист.

[76] Макробий, "Сатурналии", 2009, кн. III, 4, 9, с. 121: "Кассий же Гемина рассказывает, что самофракийских богов . . . зовут [по-гречески] теус мегалус, теус хрэстус, теус дюнатус {примеч.: θεούς μεγάλους, θεούς χρηστούς, θεούς δυνατούς}" (перевод В.Т. Звиревича).

[77] Кора (Персефона), дочь Деметры.

[78] Павсаний, "Описание Эллады", Ладомир, М., 2002, т. 2, сс. 204-205: "Почти посредине города у анфедонцев находится святилище Кабиров, вокруг которого есть роща. Поблизости стоит храм Деметры и её дочери, с их статуями из белого мрамора" (перевод С.П. Кондратьева).

[79] Геродот, кн. III, 37: "Вступил Камбис также и в святилище Кабиров, куда не дозволено входить никому, кроме жреца" (перевод Г.А. Стратановского).

[80] См. Charles Vallancey, "Collectanea de Rebus Hibernicis", 1804: "Хайд, однако, не разделяет это мнение [мнение Оригена]. "Кабиры", говорит он, "это габри, то есть слегка изменённое персидское слово. Иначе говоря, оно происходит от персидского габре или гебре, что значит "огнепоклонник" . . . " — 6(II):435. См. также: "Encyclopædia Metropolitana", v. 16, 1845: "Кабиры . . . древнеперсидские сабеи назывались "габри" — p. 113 (SDR, TUP).

[81] См. Дж. Брайент, "Новая система . . . античной мифологии" (Jacob Bryant, "A New System. . . of Antient Mythology", 1807): "Первым божеством-кабиром . . . [Павсаний] называет Прометея . . . Вот почему остальные кабиры, его прямые потомки, называются сынами Садика, что значит "праведника" . . . Но именно так и называет Патриарха [Ноя] Моисей в книге Бытия. В ней как раз и говорится о том, что Ной был צדיק, т.е. Садиком, праведником . . . Ему принадлежит заслуга изобретения всех наук и всякого полезного ремесла . . . " — 3:342-343 (SDR, TUP).

[82] Мф. 10, 16.

[83] См. Charles Gould, "Mythical Monsters", p. 399 (SDR, TUP).

[84] См. А.Г. Сэйс, "Лекции о происхождении и становлении религий" (A. H. Sayce, "Lectures on the Origin and Growth of Religion"), 1887: "Местным богом в [аккадском] Эрехе . . . [был] Ана, небо . . . Культ Аны в Эрехе отличался тем, что только здесь . . . он перестал быть одним из второстепенных подчинённых духов и превратился в дингира, то есть творца" — pp. 186-187 (SDR, TUP).

[85] См. там же: " . . . более древний нипурский Бэл . . . относится к очень ранней эпохе, . . . когда верховный Бэл . . . всё ещё оставался прежним могущественным богом, которого аккадцы называли Мул-лилла, то есть "властитель нижнего мира" . . . Вероятно, самой поразительной трансформацией, которую когда-либо претерпевал объект религиозного культа, стало обращение Мул-лилы, владыки мира призраков, в Бэла или Ваала, бога света и жизни" — pp. 103, 347 (SDR, TUP).

[86] См. Дж. Фейбер, "Происхождение языческого идолопоклонства" (George Stanley Faber, "The Origin of Pagan Idolatry", 1816: " . . . [бог-рыба] Оанн . . . открыл вавилонянам историю сотворения мира . . . Он также обучил их письму . . . Он объяснил им секреты целого ряда искусств, ремёсел и наук . . . Это божество иногда называют Аннедотом — наименование это, по-видимому, происходит из соединения двух буддийских имён: Джайн, или Оан, и Дот, или Тот (Thoth)" — 1:207-208 (SDR, TUP).

[87] См. В. Гейгер, "Цивилизация восточных иранцев" (Wilhelm Geiger, "Civilization of the Eastern Irānians"), 1885: "Место царя всего мира . . . занимает Ахура Мазда [Ормазд]. . . . Следующими по своему рангу являются наивысшие духи, шесть Амеша Спендов [Амшаспендов] . . . " — 1:158 (SDR, TUP).

[88] "Пта, или Вулкан . . . Кабиры иногда почитались как сыновья Вулкана" — см. G.S. Faber, "Dissertation on the Mysteries of the Cabiri", 1803, 1, 157-158 (SDR, TUP).

[89] Александрийский монах-хронограф V в. н.э.

[90] См. Ж. Баснаж, "История иудеев" (J. Basnage, "Histoire des Juifs"), 1716: "Очень часто они рассказывали о Солнце, а вернее об Осирисе, так как тот, кому они поклонялись и как божеству, и как человеку, носил именно это имя . . . Царица же Исида . . . являлась подданным своим в человеческом образе" — 3(II):474 (SDR, TUP).

[91] Там же, 3(II):474.

[92] C. Staniland Wake, "The Origin and Significance of The Great Pyramid", 1882, p. 94 (SDR, TUP).

[93] Там же.

[94] См. "Енох, второй посланник Божий" ("Enoch: The Second Messenger of God" [E. V. H. Kenealy]), 1872: "Кирхер пишет: "В самой глубокой древности египтяне под Осирисом понимали Еноха . . . Всё то, что писали греки об Осирисе и тех благах, которые тот принёс человечеству, арабы и халдеи приписывают Еноху . . . " В Египте Енох был известен под именем Анак и понимался как один из четырёх египетских ларов. В Аравии его зовут Идрисом. На валлийском языке он назывался Идрисом-Гвавром (Gwawr), то есть "огненным посланцем", а также Идрисом-исполином" — 1:232, 236-237 (SDR, TUP).

[95] J.-E. de Mirville, "Des Esprits" — 3:28 (SDR, TUP).

[96] См. C. Staniland Wake, "The Great Pyramid", p. 96 (SDR, TUP).

[97] См. Цицерон. Философские трактаты: М., 1985, с. 175: "Пятый, которому поклоняются фенеты, как говорят, убил Аргуса, по этой причине бежал в Египет и сообщил египтянам законы и письменность. Египтяне этого называют Тотом, и так же называется у них первый месяц в году" {примеч.: Фенеты — жители города Фенея в Аркадии (Пелопоннес), который был культовым центром Гермеса-Меркурия } (перевод с лат. М.И. Рижского).

[98] "Великая Греция" (Μεγάλη Ἑλλάς, лат. Magna Graecia).

[99] "Des Esprits" — 3:16 (SDR, TUP).

[100] G.F. Creuzer, "Égypte" — цит. по: de Mirville, "Des Esprits", vol. 3, p. 41(SDR, TUP).

[101] "Анналы христианской философии" ("Annales de philosophie chrétienne") — цит. по: de Mirville, "Des Esprits", vol. 3, p. 18 и примеч. (SDR, TUP).

[102] См. Кристиан Бунзен, "Место Египта в мировой истории" (Christian C. J. Bunsen, "Egypt's Place in Universal History"), 1848-1867: " . . . знаменитый историк Евсевий, епископ Кесарийский, во времена правления императора Константина . . . поставил перед собой обширную задачу: привести датировку описываемых в Писании событий в соответствие с датами событий, происходивших у всех других древних народов. Таким образом, он явился зачинателем той систематической теории синхронизмов, которая впоследствии сильно исказила и изувечила историографию . . . " — 1:206 (SDR, TUP).

[103] Геродот. История, 1972, сс. 124-125: " . . . В это время, рассказывали жрецы, солнце четыре раза восходило не на своём обычном месте: именно, дважды восходило там, где теперь заходит, и дважды заходило там, где ныне восходит. И от этого не произошло в Египте никакой перемены в смысле плодородия почвы и растений, режима реки, болезней или людской смертности" (перевод Г.А. Стратановского).

[104] См. "Des Esprits" — 3:15 & fn. (SDR, TUP).

[105] Там же — 3:41 (SDR, TUP).

[106] Геродот. История, 1972, с. 125: "Так вот, жрецы перечисляли и показывали мне все статуи друг за другом: всегда сын жреца следовал за отцом. Так они проходили по порядку, начиная от статуи скончавшегося последним жреца, пока не показали все статуи. Каждая из этих вот колоссальных статуй, говорили они, это — "пиромис" и сын пиромиса, пока не показали . . . одну за другой 345 колоссальных статуй (и всегда пиромис происходил от пиромиса), но не возводили их происхождения ни к богу, ни к герою. "Пиромис" же по-эллински означает "прекрасный и благородный человек" {примеч.: егип. "пи-роми" (πίρωμις) — человек, т. е. доблестный человек (греч. καλός κἀγαθός). Египтяне считали только себя пи-роми, другие народы, по их мнению, не заслуживали этого названия} 144. Так вот, такими и были все эти люди, статуи которых там стояли, а вовсе не богами. Правда, до этих людей в Египте царствовали боги, которые жили совместно с людьми . . . " (перевод Г.А. Стратановского).

[107] См. Джон Гарретт, "Классический словарь Индии" (John Garrett, "Classical Dictionary of India"), 1871: "Дэва — это божественное существо . . . Чаще всего этот термин используется во множественном числе и может переводиться как "небожители" — p. 162; "Кимпуруши — полубоги" — p. 335; "Дайтьи . . . изображались в виде исполинов и демонов. Они ассоциируются с данавами, имеющими те же свойства" — p. 145 (SDR, TUP).

[108] "Vishṇu Purāṇa" — 2:137 (ii.3) (SDR, TUP).

[109] Платон. Соч. в 4-х томах, т. 3, С.-П., 2007, "Критий", 113c-114d, сс. 598-600: "Сообразно со сказанным раньше, боги по жребию разделили всю землю на владения . . . Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины . . . Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей . . . Имена же всем он нарёк вот какие: старшему и царю — то имя, по которому названы и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант . . . От Атланта произошёл особо многочисленный и почитаемый род, в котором старейший всегда был царём и передавал царский сан старейшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду . . . " (перевод С.С. Аверинцева).

[110] Цит. по: "Des Esprits" — 3:26 & fn (SDR, TUP).

[111] Древнегреческий историк IV в. до н.э.

[112] См. "Des Esprits" — 3:29 (SDR, TUP).

[113] Там же: "Прежде всего, мы удивлены тем, что столь блестящий мыслитель, как Де Ружмон {см. "Peuple primitif", t. III, 157}, смог увидеть обман в таком утверждении, которое, по его же собственным словам, оставалось предметом веры в течение всей эпохи античности" — 3:28-29 и примеч. (SDR, TUP).

[114] У де Мирвилля: "détroit de Calpè". Calpē (лат.) — Кальпа, гора на испанском берегу Гадитанского залива (ныне Гибралтар), то есть речь идёт о Геркулесовых столбах.

[115] "Счастливые" или "Благословенные" острова, прежнее название Канарских островов (франц.).

[116] "Des Esprits" — 3:29 ("Un Mot sur l'Atlantide") (SDR, TUP).

[117] См. Стансу XI.

[118] Кроноса (см. Платон, "Законы"), период правления которого был золотым веком.

[119] Цит. по: "Des Esprits" — 3:32-33 (SDR, TUP).

[120] "Des Esprits" — 3:33-34 (SDR, TUP). Де Мирвилль своими словами пересказывает здесь фрагменты указанных диалогов Платона.

[121] Герцог Аргайльский [Джордж Дуглас Кэмпбелл], "Единство природы" (Duke of Argyle [G. J. D. Campbell], "The Unity of Nature", 1885 — pp. 521, 522 (SDR, TUP).

[122] См. К.У. Аллен, "История и загадки простых вещей" (C. W. Allen, "History and Mystery of Common Things", 1885): "Пшеница . . . Происхождение этой ценной культуры в значительной мере окутана тайной. Некоторые полагают, что она никогда не встречается в диком состоянии . . . " — p. 64 (SDR, TUP).

[123] См. "Египетская книга мёртвых" (The Egyptian Book of the Dead, tr. Charles H. S. Davis), 1895.

[124] См. Диодор Сицилийский. "Историческая библиотека" (Diodorus the Sicilian, "Historical Library", tr. G. Booth, 1814 — 1:33. См. также: "Des Esprits" — 3:93 и примеч. (SDR, TUP).

[125] Имеется в виду планета Будха.

[126] См. "Des Esprits": "Осирис . . . и первый Дионис . . . Один из этих двух персонажей заново открыл культуру выращивания пшеницы (в этой связи "И Цзин" всегда добавляет), "благодаря учителям — небесным гениям" — 3:92 (SDR, TUP).

[127] "Des Esprits" — 3:88 (SDR, TUP).

[128] Быт. 10, 9.

[129] Там же, 6, 5.

[130] "Des Esprits": " . . . une mésalliance. . . produisant des monstres, monstra quædam de genero giganteo! ("противоестественный союз, . . . в результате которого возникли чудовища, породившие исполинов") — 3:82 (SDR, TUP).

[131] См.: Кристиан Д. Гинзбург, "Каббала" (Christian D. Ginsburg, "The Kabbalah"), 1865: "Под выражениемבני אלהים [б'не Алейм] "сыны Божии" (Быт. 6, 2) иудеями в древности понимались ангелы. В Каббале же под ними понимается особый разряд небесных существ . . . ". —  p. 160. "После создания сфирот . . . Бог воздвиг Престол (т.е. сотворил мир) . . . Для этого Престола и для удовлетворения его нужд он создал десять сонмов ангелов . . . малахимов, арелимов, хайотов, офанимов, хасмалимов, элимов, элохимов, бенеи элохимов, ишимов и серафимов . . . " — p. 24. См. также: "Енох, второй посланник Божий" ("Enoch: The Second Messenger of God" [by E. V. H. Kenealy]), 1872: "По словам Маймонида, существует множество различных наименований ангелов в зависимости от их степеней, а потому они носят следующие имена: Хайот Хаккодеш ("Живые Святые Существа"), наивысшие из всех; Офаним ("Колёса" или "Змеи" или "Сияющие Лики"); Эреллим ("Послы"); Хашмаллим ("Наиярчайшие"); Серафим ("Горящие, как огонь"); Малахим ("Посланники"); Элохим ("боги" или "наделённые большой властью"); Беней Элохим ("сыны Божии"); Херувим ("отрокоподобные") и Ишим ("люди ангельские") . . . они следуют непосредственно за Престолом Славы" — 2:18-19 (SDR, TUP).

[132] Здесь Е.П.Б. оппонирует де Мирвиллю (1802-1873), опираясь на его же собственный материал со ссылками, который он приводит в своей "Пневматологии" ("Pneumatologie, Des esprits et de leurs manifestations fluidiques"). Так, де Мирвилль пишет: "среди этих б'не алейм . . . не было существ, более виновных, чем ишины, которых Бог низверг с небес и которые смешались с людьми (см.: "Зохар", "Книгу Руфь", а также Schadash, fol. 63, col. 3, édit. d'Amsterdam.)" (3:86). И далее он отмечает: "Весь этот фрагмент примечателен тем, что в нём подчёркивается следующая мысль: выражение сыны Божии относится именно к десятому подразделению разряда престолов (см.: "Зохар", часть II, кол. 73)" (3:86). Е.П.Б. обращает внимание на то, что́ говорится в томе I "Зохара". На какое именно издание этой книги ссылаются де Мирвилль и Е.П.Б., трудно определить.

[133] "Des Esprits" — 3:87 (SDR, TUP).

[134] Там же: "см.: Маймон., "Путеводитель растерянных", гл. xxvi, с. 8)" — 3:87 примеч. (SDR, TUP).

[135] Микеланджело Ланчи, "Священное писание" (Michelangelo Lanzi, "La Sacra Scrittura"), 1827, Cap. Terzo, "Del nome divino Azazele", § 1, 51. Любопытный факт биографии М. Ланчи состоит в том, что он был добрым знакомым художника Карла Брюллова, который написал его портрет, ныне хранящийся в Государственной Третьяковской галерее.

[136] Joannes Spencer, "De Legibus Hebræorum" — см.: "Des Esprits", 3:87 примеч. (SDR, TUP).

[137] "Книга Еноха", Казань, 1888, LXIX, 2, с. 241-242: "И вот имена тех ангелов, и это имена их: первый из них Семъйаза, . . . десятый Азазел . . . " (перевод А.Смирнова).

[138] Там же, VI, 5, с. 122-123: "Тогда поклялись все они вместе, и обязались в этом все друг другу заклятиями: было же их всего двести. И они спустились на Ардис, который есть вершина горы Ермон; и они назвали её горою Ермон, потому что поклялись на ней и изрекли друг другу заклятия".

[139] Там же, VIII, 1, с. 123: "И Азазел научил людей делать мечи, и ножи, и щиты, и панцири, и научил их видеть, что́ было позади их". В английском переводе Р. Лоренса сказано чуть иначе: " . . . научил . . . изготовлению зеркал {примеч.: "научил их видеть, что было позади их"}", ch. VIII, 1.

[140] (греч.) ψυχή.

[141] Элифас Леви, "Ключ к великим мистериям" (Éliphas Lévi, "La Clef des Grands Mystères"), 1861, p. 390 (SDR, TUP).

[142] Мф. 16, 23; Мк. 8, 33; Лк. 4, 8.

[143] Л.Н. Толстой, ПСС, М., 1957, т. 23, "В чём моя вера?": "В Евангелии, каждое слово которого мы считаем священным, прямо и ясно сказано: у вас был уголовный закон — зуб за зуб, а я даю вам новый: не противьтесь злому . . . "Вам сказано: око за око и зуб за зуб; а я говорю вам: не противьтесь злу". Слова: "око за око и зуб за зуб" — была заповедь, данная богом Моисею. Слова: "я говорю: не противься злу или злому", была новая заповедь, которая отрицала первую . . . Христос отвергает закон Моисея, даёт свой . . . " (сс. 327, 335, 345) (SDR, TUP).

[144] Или Кнуфиса, Кнефа (Κνοΰφις, Χνοΰβις, Κνήφ).

[145] Ин. 8, 48.

[146] См.: Т.У. Доун, "Библейские мифы и их параллели в других религиях" (T. W. Doane, "Bible Myths and Their Parallels in Other Religions"), 1882: "Знакомое всем нам изображение архангела Михаила, с копьём в руке попирающем змия, было столь же распространено и тридцать столетий тому назад у индуистов, но только там это было изображение Индры, попирающего ногой демона Вритру" — p. 561 (SDR, TUP).

[147] См. "Kabbalah Unveiled", tr. S. L. MacGregor Mathers, 1887: "Душа представляет собой свет, окутанный покровами . . . Образ имеет двойной характер, поскольку одинаково отражает и доброго, и злого ангела души" — p. 36 (Introduction) (SDR, TUP).

[148] Там же: " . . . Целем (образ) двойствен, поскольку отражает в себе одинаково и Михаила, и Самаэля" — p. 38 (Introduction) (SDR, TUP).

[149] См.: Джон Б. Дин, "Заметки о драконтии" (John Bathurst Deane, "Observations on Dracontia"), Dec. 13, 1832: "Гиерограммой солнца был круг, а потому храмы солнца имели круглую форму . . . Офиты поклонялись божеству-змею, и храмы их принимали змееобразную форму . . . Наиболее распространённой формой [офитской гиерограммы] . . . было изображение змея, выходящего из шара или круга, а также изображение двух змеев, выходящих оттуда в противоположных направлениях . . . Таким образом, гиерограмму с изображением круга или змея можно считать иероглифом [змееобразного солнечного] бога Офеля, культ которого возник в виде единого поклонения солнцу и змею. Храмы, построенные по этой схеме, назывались драконтиями . . . " — pp. 191-192, 194 ("Archaeologia", v. 25) (SDR, TUP).

[150] Там же.

[151] Там же: "Немало изобретательности проявил Кирхер в поисках объяснения того, как возникла эта [офитская] иерограмма. По его предположению, изобрёл её Гермес Трисмегист. Вероятно, это был высокий жрец египетского бога Тота, или Трижды Великого Гермеса, который взял для себя это имя по обычаю своей религии" — p. 192 (SDR, TUP).

[152] См.: Элифас Леви, "Догма и ритуал высшей магии" (Éliphas Lévi, "Dogme et Rituel de la Haute Magie"), 1861: "Мир, по представлениям древних, управляется семью вторичными причинами . . . Это — всемирные силы, обозначенные Моисеем общим именем "элохимы", "боги" . . . Иудеи называют их семью великими архангелами и дают им следующие имена: Михаэль, Габриэль, Рафаэль . . . " — 2:113-114 (SDR, TUP).

[153] См. Р. Гужено де Муссо, "Феномены высокой магии" (R. Gougenot des Mousseaux, "Les Hautes Phénomènes de la Magie"), 1864, p. 52 & fn. (SDR, TUP).

[154] Древний валлийский поэт (534-599 гг. н.э.).

[155] См. R. Gougenot des Mousseaux, "Les Hautes Phénomènes de la Magie", 1864: "Я — Хам", — говорили они, — "то есть Хивим. Я принадлежу к расе змея Хама . . . Я — змей, ибо я — Хивим" {примеч.: "Cartas", Brasseur, p. 51} — p. 51 и примеч. (SDR, TUP).

[156] См.: Стэниленд Уэйк, "Происхождение и значение великой пирамиды" (C. Staniland Wake, "The Origin and Significance of The Great Pyramid"), 1882: "Богом мудрости выступал Сет, Тот или Гермес, а его эмблемой был змей . . . Китайское представление о змее или драконе, который живёт поверх облаков и весной дарит дождь, напоминает нам арийский миф о Вритре или Ахи, змее-удаве или трёхглавом драконе, который похищает дождевые тучи, но его убивает благодетельный даритель дождя Индра . . . В этом мы видим указание на то, что змей понимался как воплощение зла . . . так же, как и в более поздней идентификации Сета с Тифоном . . . Имя Тифон . . . тогда произносилось как Апоп или Апофис, то есть под ним понимался гигантский змей . . . Вот почему Сет воспринимался египтянами не как Агафодемон [добрый дух], а как злое начало" — pp. 71, 77-78 (SDR, TUP).

[157] См.: "Египетская книга мёртвых" в пер. Чарльза Дэвиса ("The Egyptian Book of the Dead", tr. Charles H. S. Davis), 1895: " . . . борьба между добром и злом изображается в виде противостояния между солнечными богами и великим драконом Апопом, олицетворением тьмы, а также в виде борьбы Осириса с Сетом, или Тифоном . . . Сет . . . стоял во главе тех сил, которые сражались с душой человека в посмертной жизни. Согласно мифу, он [Сет] убивает своего брата [Осириса] и восходит на его трон. Однако впоследствии сын Осириса, Гор, мстит ему за смерть отца. Он свергает Сета и убивает его . . . " — pp. 10, 28 ("The Egyptian Pantheon") (SDR, TUP).

[158] Цит. по: S. F. Dunlap, "Vestiges of the Spirit-History of Man", 1858 {примеч.: Санхуниатон, Евсевий, Pr. Ev. 36; Быт. 14, 19, 20, 22} — p. 71 & fn. (SDR, TUP).

[159] Цит. по: R. Gougenot des Mousseaux, "Les Hautes Phénomènes de la Magie", 1864: {примеч.: "Из Талиесина. . . "Archeolog. society of the antiquaries of London", vol. XXV, p. 220} — p. 55 & fn. (SDR, TUP).

[160] См. Джон Доусон, "Классический словарь индуистской мифологии" (John Dowson, "Classical Dictionary of Hindu Mythology", 1879): "раху . . . "Раху" и "кету" обозначают астрономические понятия: восходящий и нисходящий узлы . . . Когда путём пахтания боги сотворили амриту, он, переодевшись, . . . отпил от него. Это заметили солнце и луна и рассказали обо всём Вишну, который отрубил ему голову и две руки. Но поскольку Раху уже обрёл бессмертие, то тело его было помещено в звёздную сферу, и верхние его части, то есть голова дракона, символизировали восходящий узел, а нижние конечности — драконий хвост, нисходящий узел, "кету" — pp. 252-253 (SDR, TUP).

[161] См.: Е.П. Блаватская. Собр. соч., "Эзотерический характер Евангелий" (H. P. Blavatsky, "The Esoteric Character of the Gospels (II)," Dec. 15, 1887: "В пуранической легенде . . . рассказывается о том, как супруга Сурьи-Солнца по имени Йога-ситтха (что значит "духовное сознание") жалуется Вишвакарме на чрезмерно ослепительный блеск, исходящий от её супруга, и тогда тот . . . кладёт Солнце на колоду и отрубает от него часть его блеска. Теперь Сурью украшают уже не лучи, а терновый венец — он становится "викарттана" ("отсечённым от своих лучей"). Всё это наименования, которые использовались применительно к кандидатам в посвящение, проходящим испытания . . . Кандидат-сурья, Солнце, должен был уничтожить все свои огненные страсти и в процессе распятия его тела должен был иметь на голове терновый венец, после чего он воскресал и повторно рождался для новой жизни, уже как сияющий славой "Свет Мира" — Христос" — p. 202 (SDR, TUP).

[162] См. Данте, "Божественная комедия".

[163] См.: "Vishṇu Purāṇa": "Дети Сурасы представляли собой тысячу могучих многоголовых змеев, паривших в небе" {примеч.: "драконов в сегодняшних сказках"} — 2:73 и примеч. (i.21) (SDR, TUP).

[164] О нём см. далее в тексте.

[165] См.: А.А. Макдонелл, "Ведийская мифология" (A. A. Macdonell, "Vedic Mythology", 1897: " . . . Агни Вайшванара . . . значит "принадлежащий всем людям" и, судя по всему, обозначает "мировой Агни", то есть огонь во всех его проявлениях, как небесных, так и земных" — p. 99 (SDR, TUP).

[166] См.: John Dowson, "Classical Dictionary of Hindu Mythology": "Махабхарата" и более поздние источники одинаково сообщают о том, что Кашьяпа женился на Адити . . . От Адити у него родились адитьи, первым из которых был Индра" — p. 153 (SDR, TUP).

[167] См.: Джон Гарретт, "Классический словарь Индии" (John Garrett, "Classical Dictionary of India"), 1871: "Индуистский Марс . . . Иногда изображается с шестью лицами . . . " — p. 322 (SDR, TUP).

[168] См.: John Dowson, "Classical Dictionary of Hindu Mythology", p. 153: "Всё сущее — это потомки Кашьяпы . . . демоны, наги, гады и все виды живых существ. Он, таким образом, является отцом всего и в этом качестве иногда называется праджапати".

[169] "Каланабхой", см.: "Vishṇu Purāṇa", — 2:69-70 и примеч. (i.21) (SDR, TUP).

[170] "Книга Еноха", Казань, 1886, IX, 6, с. 124: "Так посмотри же, что́ сделал Азазел, как он научил на земле всякому нечестию и открыл небесные тайны мира".

[171] См.: Джон П. Лэндж, "Комментарий к Священному Писанию" (John Peter Lange, "Commentary on the Holy Scriptures"), 1869: "Князь ангельский Михаил . . . занимает то же положение, что и Maleach Jehovah (посланник Иеговы) . . . (поскольку древнеиудейское богословие видело в Михаиле проявленный образ Иеговы)" — 1:388 (Комм., Быт. 12: 1-20) (SDR, TUP). См. также: "Православная богословская энциклопедия", т. VI: Иегова . . . Кроме отдельного употребления И., чрезвычайно знаменательны сочетания его: 1) Jehovah Zebaoth, Господь Саваоф или Господь воинств, сил . . . 2) Maleach-Jehovah, Ангел Господень — Второе Лицо Пресв. Троицы в Его ветхозаветной, до воплощения, деятельности (Быт. 48:15-16 и мн. др.)".

[172] "Книга Бога: Апокалипсис от Адама-Оанна" ("The Book of God: The Apocalypse of Adam-Oannes" [by E. V. H. Kenealy]), 1867.

[173] См. Артур Бедфорд, "Хронология в Священном Писании" (Arthur Bedford, "The Scripture Chronology"), 1730: "В числе особых прозвищ, которые давались Хаму, было и слово рефас, . . . которое на иврите чаще всего означает "исполин" . . . Павсаний же называет Хама Порфирионом, то есть "царём, облачённым в пурпур" — pp. 232, 283. См. также: Игнатиус Доннелли, "Атлантида" (Ignatius Donnelly, "Atlantis", 1882: "У Ноя . . . было три сына: Сим, Хам и Иафет, которые обозначали три отдельных расы людей, имевших разный цвет кожи. Греческие же легенды рассказывают нам о . . . восстании гигантов . . . "Царём или вождём у них был Порфирион" . . . Здесь, я думаю, мы видим упоминание о . . . краснокожих или смуглокожих людях" — p. 469 (SDR, TUP).

[174] См.: H. P. Blavatsky, "Isis Unveiled", 1877, vol. I, pp. 592-593: " . . . класс иерофантов разделялся на . . . тех, кто проходил обучение у "сынов Божьих" на острове . . . и на других, населявших погибшую Атлантиду . . . [которые] от рождения обладали зрением, позволявшим им видеть всё потайное, . . . и являлись, как мы сегодня сказали бы, "прирождёнными медиумами" . . . Таким образом, если первые пошли по пути, указанному им божественными наставниками и . . . в то же самое время учились различать добро и зло, то прирождённые адепты Атлантиды слепо следовали наущениям великого незримого "дракона" . . . и раса атлантов превратилась в народ отвратительных магов. Вследствие этого разразилась война . . . Этому противостоянию был положен конец лишь погружением Атлантиды под воды океана . . . ".

[175] Или "Вендидад".

[176] Ср.: "Авеста" ("Закон против дэвов"), "Видевдат", СПб, 2008, с. 261: "Взывай, о Заратуштра, к невидимым Бессмертным Святым {Амеша Спента}, которые правят семью областями земли".

[177] Быт. 4, 22: " . . . Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачом всех орудий из меди и железа . . . ".

[178] См. "Kabbalah Unveiled", tr. S. L. MacGregor Mathers: "Третья сфира . . . представляет собой пассивную женскую потенцию, которая называется BINH, Бина . . . Её называют также AMA, Ама, "Мать", а также Айма, "великая Мать благодатная" . . . Айма и есть та "жена", о которой идёт речь в Апокалипсисе (гл. 12) . . . Айма, "великая Мать благодатная", — это вечная супруга AB, "Отца" . . . Именно к ней относятся такие божественные имена, как ALHIM, "элохим", и IHVH ALHIM [Иегова Элохим] . . . " — pp. 24-25 (Introduction) (SDR, TUP).

[179] См. "Зенд-Авеста" в пер. Дж. Дарместетера ("Zend-Avesta" (I): "The Vendidad", tr. James Darmesteter), 1880: "Семь миров превратились в Персии в семь каршваров земли: земля разделена на семь каршваров, из которых лишь один известен и доступен человеку — тот, в котором мы живём . . . Иначе говоря, существует семь земель" — pp. lix-lx fn. (Introduction) (SDR, TUP).

[180] Там же, p. 217. В примечании к слову Sravah переводчик пишет: "слово с неизвестным значением".

[181] Или Амеша Спентов.

[182] См.: "Авеста", "Видевдат", фрагард 2, II, с. 78: "Спента Армаити, расступись и раскинься вширь, дай место домашнему скоту и людям!"

[183] Там же, с. 263: "18. Отвечал Ахура Мазда: "Приди, о Спитама Заратуштра, к высоким деревьям и перед одним из них, самым красивым, высоким и мощным, скажи: "Привет тебе! О доброе святое дерево, созданное Маздой! Ашем воху! {примеч.: "Святость есть лучшее из всех благ: она также есть счастье. Счастлив человек, который свят истинной святостью!"} 19. Должен ты отрезать веточку для барсмана {примеч.: "Барсман — пучок тамарисковых прутьев, который жрец держит во время ритуальных излияний" (с. 86)} . . . Должен он набожно и чистосердечно простереть десять тысяч барсманов, дабы очистить душу свою (с. 213)".

[184] См. Монкьюр Д. Конвей, "Демонология, или Знание о дьяволе" (Moncure Daniel Conway, "Demonology and Devil-Lore"), 1881: "Необходимо снять [с Иеговы] ответственность за земное зло . . . Таким образом, возникла отдельная персонификация разрушительных сил Иеговы, которая, как считалось, пребывала в его дыхании . . . Это естественно-научное учение о разрушительном самуме {"Змеиный яд". Собственно говоря, это то же самое, что понимается под демоном Самаэлем . . . "Турки называют его Самиэль. Он же упоминается и у Св. Иова для обозначения восточного ветра . . . он несёт с собой огненные хлопья . . . убивает на месте всякого, кто вдыхает его"} . . . " — 2:234 и примеч. (SDR, TUP).

[185] См. С.Ф. Данлэп, "Следы духовной истории человечества" (S. F. Dunlap, "Vestiges of the Spirit-History of Man"), 1858: "Самиэль — это сатана и название сирокко [горячего засушливого ветра — перев.]. Сирокко называют также Атабул-ус (Дьявол-ос)" — p. 303 (SDR, TUP).

[186] См. Харгрейв Дженнингс, "Розенкрейцеры" (Hargrave Jennings, "The Rosicrucians"), 1887: "На одном из памятников в Фивах Анубис изображён в том же виде, в каком христианская живопись изображает Св. Михаила и Св. Георгия — он одет в доспехи, а в руке держит копьё, которым пронзает чудовище, имеющее змеиные голову и хвост . . . " — 1:129-130 (SDR, TUP).

[187] См. Alexandre Lenoir, "Du Dragon de Metz," Nov. 29, 1807 — pp. 11-12 ("Mémoires de l'Académie Celtique", v. 2) (SDR, TUP).

[188] Сет.

[189] Цит. по: "Книга мёртвых" (франц. перевод Поля Пьерре) ("Livre des Morts", tr. Paul Pierret), 1882, pp. 63, 80 (SDR, TUP).

[190] Богами.

[191] См. "Королевская энциклопедия масонства" ("Royal Masonic Cyclopædia", ed. Kenneth R. H. Mackenzie), 1877: "Во время проведения своих церемониалов они использовали живых змей, оказывая им знаки почтения как перед символом Мудрости, или Софии, поскольку видели в них воплощение блага, а не зла" — p. 530 (SDR, TUP).

[192] Быт. 2:18, 22.

[193] Лев. 16: 8-10: " . . . и бросит Аарон об обоих козлах жребии: один жребий для Господа, а другой жребий для отпущения ["азазел" — перев.]; и приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в жертву за грех, а козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставит живого пред Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения".

[194] τράγος, "козел" (греч.). Отсюда — "трагедия".

[195] См. Острожская Библия: "И посла господь на люди змиев умерщвляющих" (Числ. 21, 6).

[196] Для понимания этой символики необходимо иметь в виду одно важное обстоятельство. В русском переводе Библии (Числ. 21, 6) говорится: "И послал Господь на народ ядовитых змеев". В английском же тексте (King James Bible) говорится не о "ядовитых", а об "огненных" змеях. Отсюда и их отождествление с серафимами, "горящими, как огонь".

[197] См.: Charles Bradlaugh, Genesis: Its Authorship and Authenticity, 1882: "В Исх. 6, 3 там, где в нашем переводе [Библии короля Якова] стоит имя "Иегова" [в русском переводе просто "Господь" — перев.], в Дуэйском переводе используется слово "Адонай", и в примечании указано, что иудеи никогда не произносят вслух יהוה (йод, хе, вау, хе), а читают это имя как "Адонай" . . . Вот некоторые модернизаторы и придумали имя "Иегова", которое не было никому известно в древности — ни иудеям, ни христианам, — ибо правильное чтение этого имени . . . теперь уже полностью забыто. Как отмечает фон Болен, "само имя "Иегова" . . . вне всякого сомнения, не является семитским по происхождению. То, что нынешняя орфография неверна, — это общепризнанный факт, объясняющийся полной утратой правил древнеивритского произношения" —  pp. 95-96 (SDR, TUP).

[198] Быт. 4, 1: "Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина, и сказала: приобрела я человека от Господа".

[199] См. Ричард П. Найт, "Символический язык древнего искусства и мифологии" (Richard Payne Knight, "Symbolical Language of Ancient Art and Mythology"), 1876: "Илдабаоф запретил человеку есть от дерева познания [добра и зла], которое позволило бы человеку понять таинства и получать благодать свыше. Однако Ахамот, дабы расстроить этот план, направила к человеку своего гения, змея Офиса, чтобы убедить человека нарушить столь несправедливый запрет. Так он получил вразумление с небес" — p. 17 примеч. (SDR, TUP).

[200] См. Ч.Р. Кондер, "Гностики" (C. R. Conder, "The Gnostics"), Jan. 1888: "Своё Наивысшее Божество, Иао, гностики называли также Агафодемоном, то есть "Добрым Духом", который символически изображался в виде кобры с вертикально поднятой передней частью тела, при этом голова её изображалась в окружении сияющих лучей . . . Эта эмблема напоминает символику змеепоклонников-офитов, . . . у которых воплощением Христа являлся добрый змей. . . . Офиты считали, что змей Эдема являлся воплощением божественной мудрости . . . " — p. 92 ("Asiatic Quarterly Review", v. 5) (SDR, TUP).

[201] См. Лоренс Олифант, "Научная религия" (Laurence Oliphant, "Scientific Religion"), 1888: "Поскольку все процессы в природе протекают постепенно, . . . то и процесс покрытия кожным слоем . . . занял весьма продолжительный период, . . . в течение которого непрерывно происходило разделение между мужским и женским началами, пока этот процесс не достиг точки, символически описанной в четвёртой главе книги Бытия в виде рождения Каина и Авеля. Каин — как это подразумевает его имя в переводе с иврита — обозначает мужское начало, . . . а Авель, исходя из имени, обозначает "дыхание" ("пневму"), то есть женское начало" — p. 257 (SDR, TUP).

[202] J. Ralston Skinner, "Key to the Hebrew-Egyptian Mystery in the Source of Measures", 1875.

[203] " . . . поскольку у женщины-девственницы не может произойти зачатия, а значит, и рождения ребёнка без того, чтобы вначале пролилась кровь . . . Пролитие крови заключает в себе великий символ разделения и при этом объединения" (SDR, TUP).

[204] См. "Qabbalah", tr. Isaac Myer, 1888: "Божество создало как добро, так и зло, и одно является абсолютно необходимым условием для существования другого (Ис. 45, 7)" — p. 126 (SDR, TUP). Ис. 45, 7: "Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это".

[205] Ин. 8:39-40, 44: " Иисус сказал им: . . . А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога . . . Ваш отец диавол . . . Он был человекоубийца от начала . . . " (SDR, TUP).

[206] См. Джон Г. Блант, "Словарь сект" (John Henry Blunt, "Dictionary of Sects"), 1874: "Каиниты. Странная секта еретиков, упоминаемая Иринеем и всеми последующими ересиологами святоотеческого периода . . . Из того, что рассказывает о них Епифаний, следует, что . . . каиниты считали, будто Каин родился у Евы от некой высшей силы, а Авель — от низшей . . . [что] и положило начало борьбе между добром и злом" — p. 94 (SDR, TUP).

[207] Там же: "Искариоты . . . еретики времён раннего христианства, . . . почитавшие Иуду Искариота на том основании, что он предал Господа нашего в руки Его гонителей . . . из желания приблизить спасение человечества . . . По Иринею, таких же взглядов придерживались и каиниты" — p. 232 (SDR, TUP).

[208] См. Ч. Кинг, "Гностики и их памятники" (C. W. King, "The Gnostics and Their Remains"), 1887: "Епифаний приводит следующий сжатый рассказ об . . . [офитском] учении . . . Наивысший Эон произвёл на свет других эонов, и один из них, относящийся к женскому началу, . . . погрузился в воды бездны . . . В таких условиях она и произвела на свет бога иудеев, Илдабаофа . . . " — p. 102 (SDR, TUP).

[209] См. H. P. Blavatsky, "Isis Unveiled", 1877: "Илдабаоф . . . принялся за обустройство собственного мира. С помощью сыновей . . . он изготовил человека, но тот оказался совершенно неудачным. То было чудовище, не имевшее ни души, ни разума . . . Пришлось Илдабаофу воззвать о помощи к своей духовной матери. Она . . . оживила человека и наделила его душой. . . . И тогда этот Демиург воспылал яростью и завистью. Он устремил свой ревнивый взгляд в бездну материи, и облик его, обезображенный злобной страстью, вдруг отразился в ней, словно в зеркале. И вот отражение ожило, и из этой бездны восстал сатана — змей, Офиоморфос . . . "

[210] "Тайная доктрина", т. II, часть II, "Миф о "падших Ангелах" в его различных аспектах".

[211] Более подробно об этом см. ч. II, § XIX "Не является ли Плерома сатанинским логовом?", с. 510.

[212] См. Дж.К. Бёрр, "Комментарий к книге Иова" (J. K. Burr, "Commentary on the Book of Job", 1879): "И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана" (Иов 1, 6). "Сыны Божии", бене элохим, существовали ещё в момент "заложения основ земли" . . . Сатана, хотя уже и погубленный грехом, тем не менее, в своей сущностной природе продолжает оставаться одним из сынов Божиих . . . " — p. 18 (Commentary) (SDR, TUP).

[213] См. Max Müller, "Chips From a German Workshop", 1867: " . . . Аджи дахака, змей-разоритель, детище Ахримана . . . был закован в цепи Трайтаоной [или Траэтоной — перев.]". См. также: "Зенд-Авеста" ("Zend-Avesta (I) — The Vendidad", tr. James Darmesteter), 1880: "Тот же самый миф в Ведах описывается как подвиг Трайтаны . . . "Трита, сын вод", убивает трёхглавого и шестиглазого демона . . . То же самое сказание в тех же словах приводится в Авесте: Трайтаона Атвья убивает Аджи Дахаку (демона-змея)" — p. lxiii (Introduction) (SDR, TUP).

[214] См. Эмиль Бюрнуф, "Религиоведение" (Emile Burnouf, "The Science of Religions", 1888): " . . . учение "Зенд-Авесты" возникло в результате реформы . . . Сам факт восстания во многих отношениях противопоставил это учение древнеарийской системе. . . . Вместе с тем, те реформа и борьба, в ходе которых это учение возникло, свидетельствуют о разделении и состоявшемся расколе . . . Этот раскол нашёл своё отчётливое отражение в "Авесте", в которой противники-арии обвиняются в многобожии, а их боги (дэвы) трансформируются в злых духов . . . А в хрониках, относящихся к периоду раннего брахманизма, мы наблюдаем, как дэвы становятся объектами поклонения, в то время как асуры оказываются врагами богов" — pp. 136, 137 (SDR, TUP).

[215] См. Джордж С. Фейбер, "Диссертация о кабирских мистериях": " . . . семь известных титанов — это всё те же семь кабиров . . . Соответственно мы узнаём о том, что . . . некоторые из этих божеств-кабиров считались богинями. . . . Вот почему и Павсаний называет Цереру Кабирией . . . По утверждению Геродота, Исида и Церера — это одно и то же . . . " — 1:137-138, 139-140 (SDR, TUP).

[216] Быт. 4, 22. В английском тексте сказано "учителем всякого ковача . . . "

[217] Там же, 4:20, 21.

[218] Skinner, "Source of Measures", pp. 185-186: " . . . Судя по всему, слово Марс обозначало не какую-то личность, а являлось обобщённым термином для обозначения различных фаз жизнедеятельности космоса, таких как возникновение и разрушение, то есть рождения и смерти. Кровь была жизнью, а значит пролитие крови обозначало в равной мере как смерть, или убийство, так и зачатие. Вот почему египтяне почитали этого бога как производительное первоначало, которое было общим для возникновения всего сущего на небе, на земле и среди людей . . . А потому, судя по всему, он выступал богом войны и кровопролития лишь как воплощение вторичной идеи, вытекающей из главной: пролития крови при зачатии, в первый раз. . . . Стало быть, под властью именно Марса находились рождения и смерти, появление на свет и гибель, искусство вспашки земли, строительство, скульптура, то есть каменотёсное искусство, зодчество . . . в конечном счёте, всё, что включают в себя понятия "ремёсла" и "искусства". Он являлся тем самым первоначалом, среди конкретных проявлений которого лежал принцип наличия двух особей противоположного пола для собственного воспроизводства. Также и с астрономической точки зрения он понимался как место рождения дня и года, как место увеличения его силы, как Овен, и как место его смерти, как Скорпион. Он находился в доме Венеры, а также Скорпиона. Как рождение он был благом, как смерть — злом. Как благо он был светом, как зло — ночью. Как благо он был мужчиной, как зло — женщиной. Он занимал кардинальные точки, и как Каин, или Вулкан, . . . под властью его находились эклиптика, равновесие, линия упорядочения . . . "

[219] Там же, pp. 275, 278: "Каин — это Вулкаин, а Вулкаин у египтян считался величайшим богом, то есть кабиром . . . Богу времени египтяне поклонялись под именем חון, хиун, которое очевидно происходит от כון, киун (см. у Фюрста под словом כון, киун: "имя Сатурна или Сета"). Таким образом, כון, киун, — то же самое, что קין, Каин"

[220] См. Поль Дешарм, "Мифология древней Греции" (Paul Decharme, "Mythologie de la Grèce Antique"), 1886: "По ловкости в искусстве изготовления оружия для богов их нередко сравнивают с циклопами {примеч.: Страбон, XIV, p. 653 и след.; Каллимах, "Гимн к Делосу", 31; Стаций, "Сильвы" IV, 6, 47}" — pp. 272-273 и примеч. (SDR, TUP).

[221] Там же, p. 271 ["Духи огня — Тельхины" ("Génies du Feu — les Telchines")].

[222] Дж. Фейбер, "Диссертация": " . . . патриарх Ной был, очевидно, обожествлён в мифологии языческого мира и выведен в образах различных богов" — 1:33; "В числе имён Ноя были Крон или Сатурн" — 2:463 (SDR, TUP).

[223] Джейкоб Брайент, "Новая система, или Анализ древней мифологии" (Jacob Bryant, "A New System, or an Analysis of Antient Mythology"), 1775-1776 (SDR, TUP).

[224] " . . . Ной был человек праведный и непорочный в роде своём; Ной ходил пред Богом".

[225] Abraham Rees, "The Cyclopædia", v. 2, 1819

[226] Евр. 7:1-3, 15-17.

[227] См. Фридрих Г. Велькер, "Греческое учение о богах" (Friedrich Gottlieb Welcker, "Griechische Götterlehre"), 1857.

[228] Faber, "Dissertation": " . . . Епископ Камберленд отрывает первые десять поколений, перечисленных Санхуниатоном, от всех последующих и помещает их в период, предшествующий потопу. Но никаких оснований для подобного разделения не существует, поскольку финикийский мифолог [Санхуниатон] нигде напрямую не упоминает об этой катастрофе" — 1:47 (SDR, TUP).

[229] Епископ Камберленд.

[230] Faber, "Dissertation" — 1:8 и примеч. (SDR, TUP).

[231] См. Уильям Бекфорд, "Ватек" (William Beckford, "Vathek", "With Notes [by Samuel Henley]"), 1868: "Согласно восточной мифологии, задолго до сотворения Адама миром правили духи . . . Персы называли этих духов пери и дивами . . . " — pp. 131, 132 (Notes) (SDR, TUP).

[232] См. Ж.-С. Байи, "Записки об Атлантиде" (J.-S. Bailly, "Lettres sur l'Atlantide"), 1779: "Джян-бен-Джян процарствовал над пери две тысячи лет. Но после этого Бог решил прогнать их . . . и заключить в самые дальние пределы земли, для чего он послал Иблиса (дьявола)" — p. 147 (SDR, TUP).

[233] См.: Б. д'Эрбло (B. d'Herbelot, "Bibliothèque Orientale"), 1776: "Из всех этих сулиманов, то есть царей всей земли, самыми знаменитыми являются сулиман Хиат, сулиман Раад, сулиман Даки . . . сулиман Чагли и наконец сулиман Джян бен Джян . . . Город Ханум . . . служил столицей этим великим государям" — p. 801 (SDR, TUP).

[234] Также Каюмарс или Гайомарт.

[235] J.-S. Bailly, "Lettres": "Если мы добавим это имя (сулиман Хакки) к девяти другим, то получим те самые десять допотопных колен, насчитываемых Беросом. Каймурат же был . . . тем же, кем был Адам у иудеев" — p. 150 (SDR, TUP).

[236] Быт. 4:16-17: "И пошёл Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город . . . "

[237] См. Bailly, "Lettres": "Я не думаю, что, говоря о 9 тысячах лет, Платон имеет в виду солнечные годы" — pp. 410-411 (SDR, TUP).

[238] Платон. Соч. в 4-х томах. С.-П., 2007, том 3, ч. 1, §108e, с. 593 (перев. С.С. Аверинцева).

[239] Указ. соч., §§ 23-25.

[240] См. Х. Грэттен Гиннесс, "Приближающийся конец века" (H. Grattan Guinness, "The Approaching End of the Age"), 1878: "То слово в иврите, которое мы переводим как "неделя", означает на самом деле семь и может обозначать любой промежуток времени, состоящий из семи более коротких периодов — дней, недель или лет . . . Семьдесят лет вавилонского пленения можно считать одним днём, . . . а 2520 нееврейских календарных лет — это тридцать шесть таких дней . . . " — pp. 280, 407 (SDR, TUP).

[241] Там же: "1. Неделя дней . . . 2. Неделя недель (Лев. 23) . . . 3. Неделя месяцев (Лев. 23) . . . 4. Неделя лет (Лев. 25) . . . " — p. 280 (SDR, TUP).

[242] См. "Qabbalah", tr. Isaac Myer: " . . . Тайное учение у иудеев вначале называлось "содом", то есть "тайной", затем Тайным знанием, а впоследствии Каббалой . . . " — p. 179. См. также: Артур Э. Уэйт, "Тайны магии" (Arthur Edward Waite, "The Mysteries of Magic"), 1886: " . . . символические комбинации букв и чисел относятся к практической части Каббалы. Вычисления такого рода . . . принадлежали к области восточной философской символики и играли важнейшую роль в учениях о вещах священных, вытекающих из тайных наук" — p. 143 ("Writings of Éliphas Lévi") (SDR, TUP).

[243] Уильям Уистон, "Попытка восстановления истинного текста Ветхого Завета" (William Whiston, "Essay Towards Restoring the True Text of the Old Testament"), 1722, p. 20 (SDR, TUP).

[244] Геродот. История в 9 книгах, Л., 1972, кн. II "Евтерпа", 170-171, с. 133 (перевод Г.А. Стратановского с некоторыми изменениями).

[245] См. Эндрю Тук, "Пантеон" (Andrew Tooke, "The Pantheon", 1810) — pp. 240-241 (SDR, TUP).

[246] См. Э. Кинили, "Книга Бога" ("The Book of God") — p. 70 (SDR, TUP).

[247] Гор-па-херд (егип.) — "Гор-ребёнок" — одна из ипостасей египетского бога Гора. Сын Исиды и Осириса. Г.-п.-х. изображали в виде мальчика, держащего палец у рта (так египтяне изображали детей). Древние греки и римляне истолковали этот жест как знак молчания, и Г.-п.-х. стал у них богом молчания под именем Гарпократ" (см. "Мифологический словарь", М., 2006). "Сигалион" — другое имя Гарпократа.

[248] В числе других преданий Е.П.Б. пересказывает одну из сказок, "Ватек". Вот как комментирует упомянутые Е.П.Б. факты академик В.М. Жирмунский в своём примечании: "Див Ардженк, современник султанов-преадамитов, хранил в своем дворце на горе Каф скульптурные изображения 72 султанов-преадамитов, а также живых существ, которые были его подданными, — многоголовых, многоруких, с звериными головами и туловищами (D'Herbelot, p. 82)" — см. Уильям Бекфорд. "Ватек. Арабская сказка". Серия "Литературные памятники". Л., "Наука", 1967.

[249] Или Каймурата.

[250] См. B. d'Herbelot, p. 223 (SDR, TUP).

[251] Быт. 28, 19: " И [Иаков] нарёк имя месту тому: Вефиль, а прежнее имя того города было: Луз".

[252] Ныне потухший вулкан. Является высочайшей точкой Ирана.

[253] Возможно, имеется в виду город Диярбакыр, расположенный на юго-востоке Турции.

[254] См. "Книга Бога" ("The Book of God: The Apocalypse of Adam-Oannes [by E. V. H. Kenealy]), 1867: "Совершенно очевидно, что Феникс — это та же Симург . . . и то, что мы узнаём об этой птице, лишний раз укрепляет нас во мнении, что смерть и возрождение Феникса отражает в себе попеременное то разрушение, то восстановление мира . . . " — p. 175 (SDR, TUP).

[255] Там же: "На вопрос о том, сколько ей лет, Симург сообщает, что мир этот очень стар, ибо он уже семь раз пополнялся существами нечеловеческими и семь раз опустошался . . . " — pp. 175-176 (SDR, TUP).

[256] Там же: "Симург . . . [сообщает], что человечеству, к которому мы сегодня принадлежим, уготован век длиною семь тысяч лет, а она сама пережила уже двенадцать таких циклов . . . " ("Orient Collect". ii., 119)." — pp. 175-176 (SDR, TUP).

[257] См. "Qabbalah", tr. Isaac Myer: "Адам Ришун, то есть первый Адам . . . " Согласно Каббале, те искры душ, которые заключались в Адаме, разделились на три главных класса, соответствующие трём его сыновьям . . . Хабелю . . . Кай-йину и . . . Сифу. Эти трое и явились . . . главными корнями рода человеческого" — pp. 414, 422 (SDR, TUP).

[258] Волшебный "перстень Солимана" (или Сулеймана), дававший власть над джиннами, — явная перекличка с "кольцом Соломона".

[259] См. Ж.С. Байи, "Письма об Атлантиде" (J.-S. Bailly, "Lettres sur l'Atlantide", 1779) — pp. 426-427 (SDR, TUP).

[260] Там же, p. 427 и примеч. (SDR, TUP).

[261] См. О. Ле Плонжон, "Священные мистерии" (Augustus Le Plongeon, "Sacred Mysteries"): "Сет . . . назывался нубти, что на языке майя означает враг . . . Он также был солнечным богом . . . Гиппопотам и крокодил являлись эмблемами Сета" — p. 90 (SDR, TUP).

[262] См. Павсаний, "Описание Эллады", 2002, т. 2, кн. VIII "Аркадия", гл. XXV, с. 116: "По преданию аркадян, Деметра родила от Посейдона дочь . . . и коня Арейона. Поэтому у них у первых из аркадян Посейдона стали именовать Гиппием (Конным). В доказательство справедливости своего рассказа они приводят стихи из "Илиады" и "Фиваиды". В "Илиаде" об этом самом Арейоне написано: Даже хоть следом бы он на ужасном летел Арейоне, // Бурном Адраста коне, порождении крови бессмертной . . . На основании этих стихов они отстаивают мнение, что Посейдон (Темнокудрый) был отцом Арейона".

[263] См. том I, Станца III, сс. 75-76: "Все каббалисты и оккультисты как на западе, так и на востоке, (а) отождествляют "Отца-Мать" с первоэфиром (Æther), или акашей (астральным светом) и (б) признают его однородность до момента рождения "Сына" — проявляющегося в космосе в виде фохата, ибо он является электричеством космоса".

[264] См. о фохате том I, Станца V, с. 110.

[265] См. выше "Предварительные замечания" на с. 7 (по англ. изд-ю): "Второй материк мы будем называть "Гиперборея". Эта земля со своими глубоко изрезанными берегами простиралась к югу и западу от северного полюса и стала родиной для Второй расы".

[266] См. "Vishṇu Purāṇa": "Бхагавата-пурана" даёт следующее описание . . . "За морем с пресной водой находится горный пояс, называемый "Лока̄лока" ("место-не-место" — перев.) — это круговая граница между миром и пустым пространством". . . . Мусульманские легенды о Кох Каф, "каменном поясе, окружающем мир", очевидно, связаны с Локалокой индуистов" — 2:204-206 примеч. (SDR, TUP).

[267] "Vishṇu Purāṇa" — 2:244 примеч. (SDR, TUP).

[268] Там же, 2:205, 206 fn. (ii.4) (SDR, TUP).

[269] В английском тексте трактата, который в данном случае цитирует Е.П.Б. ("Sūrya Siddhānta", tr. by Ebenezer Burgess, 1860), слово Сиддхи переводится как "Совершенные".

[270] По описанию в "Сурья-Сиддханте", предполагается, что гора Меру проходит сквозь всю землю и выходит на поверхность земли в северном и южном полюсах. Причём выходы на поверхность горы не обозначены никакими возвышенностями — "нет возвышения". "На севере . . . находится город, называемый градом Совершенных (сиддха) . . . К северу от них на таком же расстоянии расположена Меру, обитель богов . . . " ("Sūrya Siddhānta", p. 390).

[271] Аль-Бурз или Эльбурз.

[272] Капитан Ф. Уилфорд, "Очерк о священных островах на Западе", ч. I (Captain F. Wilford, "An Essay on the Sacred Isles in the West", Part I — "Journal of Asiatic Researches", vol. viii), 1808, p. 280.

[273] Там же, pp. 351-352.

[274] Там же, p. 312.

[275] См. Сэмпсон А. Макки, "Мифологическая астрономия" (Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy"), 1827: "Современные географы достаточно отчётливо понимают все эти выражения, и их данные точно согласуются с расчётами индусов, если слово "Меру" заменить на "полюс", а слово "Пушкара" — на "Америка" . . . В журнале "Asiatic Researches", том 8, с. 321 мы находим такие слова [таких слов на указанной странице нет — перев.]: "за Меру лежит половина Пушкары", то есть она располагается между Северным полюсом и экватором".

[276] Восточный штат современной Индии.

[277] "Vishṇu Purāṇa": "Варшами (то есть странами, расположенными между этими горными цепями) являются: Бхарата (Индия), лежащая к югу от гор Химавата . . . к северу от Меру находится Рамьяка, которая тянется от Нилы, или голубых гор, до Шветы (или белых гор) . . . " — 2:114-15 (ii.2); "Нила, горный хребет в Ориссе" . . . "Нила, гора (другая, отличающаяся от первой Нилы . . . )" — 5(II):126 (SDR, TUP).

[278] См. У. Хьюсон, "Иудейские и греческие священные писания в сравнении с восточной . . . мифологией" (William Hewson, "Hebrew and Greek Scriptures Compared with Oriental. . . Mythology"), 1870: " . . . между первой (Джамбу Двипой) и седьмой (Пушкара Двипой) . . . находятся пять других двип . . . Область дел, трудов расположена именно здесь (то есть в земле Бхарата — иначе говоря, в Индии), поскольку она является главной варшей Джамба Двипы, символизирующей землю . . . Сверху расположены семь планетарных сфер, а снизу — семь патал . . . Так, мировое яйцо подразделяется на семь верхних и семь нижних сфер, а между ними посередине находится Джамбу Двипа . . . " — pp. 33, 34, 35 (Part II) (SDR, TUP). См. также: "Джамбу-Двипа (санскр.) Средний из семи двип (континентов), перечисленных в географии пуран и "Махабхараты", согласно которым гора Меру расположена в центре Джамбу-двипы. Эта двипа подразделялся на девять варш (частей или регионов): 1) Бхарата (Индия), располагавшаяся к югу от Гималаев — регион, находившийся на крайнем юге; 2) Кимпуруша; 3) Хари-варша; 4) Ила-врита, центральная варша, в которой находилась гора Меру; 5) Рамьяка; 6) Хиран-мая; 7) Уттара-Куру; 8) Бхадрасва, расположенная восточнее Ила-вриты; 9) Кету-мала, находившаяся к западу от центральной варши. Каждая варша управлялась одним из девяти сыновей царя Джамбу-двипы — Агнидхры. Семь двип могут также в целом считаться семью глобосферами земной цепи. " . . . Нашу глобосферу представляет одна только Джамбу-двипа, а шесть остальных — это невидимые (для нас) глобосферы-спутницы нашей земли. Это подтверждается самим характером аллегорического и символического их описания. Джамбу (двипа) "находится в центре всех них (так называемых островов-материков) и окружена" морем с солёной водой ("лаваной")", а шесть других окружены морями из вина, очищенного масла и т.д. ("Тайная доктрина", т. 2, с. 320)" (G. de Purucker, ETG).

[279] "Vishṇu Purāṇa", pp. 201-202: " . . . (седьмая двипа, или) Пушкара . . . Люди в этой двипе живут тысячу {примеч.: "десять тысяч"} лет, они свободны от болезней и горестей, им незнакомы ни гнев, ни другие чувства . . . Там нет ни добродетели, ни порока . . . Люди там действительно одной природы с богами . . . Нет меж ними различий по кастам и положению . . . Пушкара, по сути дела, . . . — это рай на земле . . . "

[280] "Сурья-Сиддханта" в перев. Э. Бёрджеса и У.Д. Уитни ("Sūrya Siddhānta", tr. Ebenezer Burgess [& W. D. Whitney]) — в: "Journal of the American Oriental Society", v. 6, 1858-1860, p. 390 [xii.34].

[281] Лейтенант Фрэнсис Уилфорд, "О Египте и других странах, прилегающих к реке Кали или Нилу Эфиопскому" (Lieutenant Francis Wilford, "On Egypt and Other Countries Adjacent to the Cali River or Nile of Ethiopia") — в: "Asiatic Researches", vol. III, 1799, p. 300.

[282] Там же.

[283] Там же, p. 346.

[284] Там же, p. 325. Не совсем точная цитата. "На берегах Нилы вспыхивали затяжные сражения . . . их царь и вождь Шанкхасура совершал частые набеги на страну, наступая обычно ночью, но ещё до наступления дня он удалялся в свой подводный дворец".

[285] Там же. " . . . и поскольку оба войска состояли из дикарей-каннибалов, которые при встрече друг с другом сражались с звериной яростью, то они и превратили эту плодороднейшую область в дикую пустыню".

[286] Очевидно, имеются в виду арабские предания.

[287] Мисраст'хане.

[288] Арвастхане.

[289] Сэмпсон А. Макки, "Мифологическая астрономия" (Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy"), 1822-1823 — p. 70 ("Key of Urania") (SDR, TUP).

[290] F. Wilford, "An Essay on the Sacred Isles" — в: "Asiatic Researches", v. 8, 1808, p. 286: " . . . Таким же точно образом и Нептун разделил Атлантиду между десятью своими сыновьями: один из них получил в свой удел Кадис, расположенный на оконечности Атлантиды. По всей вероятности, Атлантида представляла собой древний континент, на оконечности которой находился Кадис".

[291] Там же, p. 375.

[292] Аль-Бурз или Эльбурз.

[293] Mackey, "Mythological Astronomy": " . . . солнце, как говорят, садится у подножия его горы Аз-бург, чтобы поразить (обжечь своими вертикально направленными лучами) Белого Дьявола или Белый Остров" (p. 69) . . . "Название Аз-бург в журнале "Asiatic Researches" пишется очень по-разному, но все варианты можно свести к одному: Аш-бери, "яма огня" . . . вполне достойный эпитет для обозначения вулкана" (p. 70) (SDR, TUP).

[294] См. "Всемирная история" (Universal History, v. 18), 1748: "Геродот замечает, что ливийцы в целом были известны под именем атлантов или атлантидов, . . . и они, по его словам, посылали проклятья солнцу каждый день, когда оно продвигалось к зениту, . . . так как оно губило и их самих, и их страну своими обжигающими лучами. Из описаний, принадлежащих этому автору и Диодору, одинаково следует, что эти атлантиды обитали на самой горе Атлас и в её окрестностях . . . " — p. 247 (SDR, TUP).

[295] В астрономии так называют два больших круга небесной сферы, проходящих через полюсы мира ("Энц. сл. Брокг. и Ефр.").

[296] "Сердце Льва", Регул — самая яркая звезда в созвездии Льва.

[297] См. F. Wilford, "Of the Geographical Systems of the Hindus": " . . . Див-Сефид, "белый дьявол", или тот Тара-дайтья, о котором говорится в пуранах, . . . его обитель находилась на седьмом уровне мира . . . иными словами, . . . это был "Белый Остров" — p. 280 ("Asiatic Researches", v. 8) (SDR, TUP).

[298] См. F. Wilford, "Of the Two Tri-Cūṭāḍri," 1811: "А теперь перейдём к . . . острову . . . Сингала, ныне называемому Цейлон. Его санскритское наименование происходит от слова "синха", что значит "лев". Это название было присвоено острову из-за того, что он был населён сингалами, то есть потомками льва. В пуранах, однако, он обычно называется Ланкой" — pp. 153-154 ("Asiatic Researches", v. 10) (SDR, TUP).

[299] См. Mackey, "Mythological Astronomy", p. 70 (SDR, TUP).

[300] См. T. Subba Row, "The Twelve Signs of the Zodiac," 1885: "Ришабха . . . Бык, или Taurus . . . Ришабхам. —  Это слово употребляется в нескольких местах упанишад и Вед для обозначения пранавы (Аум)" — pp. 104, 107 ("Five Years of Theosophy") (SDR, TUP).

[301] Так называет этот вулкан Макки в своей книге, предполагая, что речь идёт о Тенерифе, p. 70.

[302] См. Станца XI выше, с. 322: "Во всяком случае, предание о "Белом Острове" и Атале — это никакой не миф, поскольку именно этим словом презрительно называли самые ранние пионеры Пятой расы "страну греха . . . " и т.д.

[303] См. § XXV "Таинства семеричности".

[304] F. Wilford, "Essay" — в: "Asiatic Researches", v. 11, 1812, p. 26. Кстати говоря, именно на основе описания этих островов Ф. Уилфорд и приходит к выводу, что острова Атлантиды на самом деле представляют собой Британские острова.

[305] Там же, pp. 27-28.

[306] См. А. Кальмет, "Словарь священной Библии" (A. Calmet, "Dictionary of the Holy Bible"), 1830: "Ермон, חרמון, анафема, разрушение. Священное писание помещает гору Ермон . . . в землю Массифу . . . Гора Ермон находилась во владениях царя Ога [царя исполинов] . . . " — 1:632 (SDR, TUP).

[307] На которую, согласно "Книге Еноха", спустились "падшие ангелы" и где они принесли друг другу клятву верности.

[308] См. J.-E. de Mirville, "Des Esprits": "Именно оттуда приходит Валаам и именно туда хочет вернуть его Валак, поскольку именно там он вновь обретёт вдохновение от своих птиц. . . . Как мы узнаём из "Зохара", в первоначальном ивритском тексте говорилось: "к своим змеям" — 3:87 (SDR, TUP).

[309] См. A. Calmet, "Dictionary": "История о Валааме (Числ. 24,1) . . . "не пошёл, как прежде, для волхования" . . . "не пошёлנחשים ["нехашим"] . . . Нахашим, мн. число от нахаш, т.е. "змеи" . . . Валаам хотел обрести ещё большую силу, чтобы общаться с духовными существами . . . Зачем же использовать слово змеи для обозначения духовных сил? Но разве мы не встречаем такой же смысловой двойственности в ивритском слове нахаш, как и в санскритском слове нага?" — 4:85, 87 (SDR, TUP).

[310] См. "Des Esprits" — 3:87 (SDR, TUP).

[311] Там же: 3:87-88 (SDR, TUP).

[312] См. том I, "Хаос — Теос — Космос"; том II, "Акаша, "Mysterium Magnum" (SDR, TUP).

[313] См. § XXV "Таинства семеричности".

[314] "Прометей прикованный" (стр. 447-450), с. 188. См.: Эсхил. "Трагедии", М., 1971 (перевод С. Апта).

[315] Там же, стр. 232-236.

[316] Там же, стр. 251-254.

[317] Эсхил, "Драмы. Прометей прикованный" в пер. Анны Свонвик (Æschylus, "Dramas, Prometheus Bound," tr. Anna Swanwick, 1873) — 2:146 (Introduction) (SDR, TUP).

[318] Там же, pp. 146-147.

[319] "Прометей прикованный", строфы 548-550.

[320] Прометей прямо говорит об изобретении им некоторых ремёсел: "Вот как всё было. А богатства, скрытые\\В подземных недрах, — серебро и золото,\\Железо, медь, — кто скажет, что не я, а он\\Их обнаружил первым и на свет извлёк?" (500-503).

[321] "Pramantha (= палка, которую вращали в ступице диска для извлечения огня)" (см. Энц. сл. Брокг. и Ефр.).

[322] " . . . [Эсхил] первый увековечил идею Прометеева мифа в своей трилогии, . . . состоявшей из трех драм: "Προμηθεύς Δεσμώτης" (Прикованный П.), " Π. λύοενος" (Освобожденный П.), "Π. πυρφόρος" (П. огненосец) . . . " (см. там же).

[323] "Прометей прикованный", стр. 518.

[324] Там же, стр. 768.

[325] Там же, стр. 772.

[326] По версии Гесиода, Прометей был прикован не к скале, как у Эсхила, а к "колонне" или столбу: "А Прометея, на выдумки хитрого, к средней колонне\\В тяжких и крепких оковах Кронид привязал Громовержец". Возможно, ещё и поэтому Е.П.Б. употребляет здесь слово "распятый".

[327] "Прометей прикованный", стр. 832-835.

[328] Там же, стр. 848-851.

[329] Там же, стр. 907-912, 915-919.

[330] Элифас Леви, "Парадоксы высочайшей науки" (Eliphas Levi, "Paradoxes of the Highest Science"), 1883 (SDR, TUP). В 1883 году во втором номере теософского альманаха "Theosophical Miscellanies" в Мадрасе была опубликована эта книга Элифаса Леви под рубрикой "Неопубликованные работы". Английский перевод этой книги с французского был осуществлён неизвестным переводчиком, скрывающимся под псевдонимом "a Student of Occultism", то есть "исследователь оккультизма". Весь этот абзац текста Е.П.Б. представляет собой частичный пересказ и частичное цитирование последнего абзаца из обширного комментария к этой публикации, принадлежащего Учителю Кут Хуми (p. 115).

[331] Мифа о Прометее.

[332] По указанному нами изданию: "Вброд не пускайся: брода не найти тебе,\\Покуда до Кавказа, всем горам горы,\\(720) Не доберешься . . . "

[333] Стр. 790-791.

[334] Древнее название Керченского пролива.

[335] Стр. 805-806.

[336] То есть "ковчег".

[337] В оригинале: "Аирьяна Варседья", что является явной опиской или опечаткой.

[338] Самая северная часть Пакистана.

[339] Æschylus, "Dramas, Prometheus Bound", tr. Anna Swanwick — 2:196-197 примеч. (SDR, TUP).

[340] Стр. 807-812.

[341] Арриан, "Поход Александра", кн. VI, разд. 1.

[342] "Около Нила, что степь затопляет в пору разлива, . . . Там, где, чёрным песком удобряя зелёный Египет, . . . Мощная эта река, у индов смуглых начавшись . . . " (см. "Буколики. Георгики. Энеида", М., 1979).

[343] Æschylus, tr. Anna Swanwick — 2:197 примеч.

[344] 6705 метров.

[345] Атток — город в пр. Пенджаб. Синд — одна из четырёх провинций Пакистана.

[346] Е.П. Блаватская, "Разоблачённая Изида", АСТ, М., 2003, т. I, гл. XI и XIV, с. 558, 694; т. II, гл. IX, с. 553 и след.

[347] Посёлок в пр. Пенджаб, Пакистан.

[348] В переводе С. Апта: "волнорогой девушки" (стр. 588).

[349] Стр. 813-815.

[350] В русском переводе это место изложено следующим образом: "И пять колен пройдёт, и пятьдесят сестёр\\Вернутся в Аргос, не желая с братьями\\Двоюродными, крови той же, в брак вступить . . . \\ Томясь желаньем, лишь одна из девушек\\Растает, мужа не убьёт".

[351] Стр. 869, 871-873.

[352] Стр. 875-876.

[353] "Книга Бога: Апокалипсис от Адама-Оанна" ("The Book of God: The Apocalypse of Adam-Oannes" [by E. V. H. Kenealy]), 1867, p. 641 (Index) (SDR, TUP).

[354] Климент Александрийский, "Увещевание к язычникам", СПб, 2006, гл. 1, XVI, с. 59: " . . . символом Сабазийских мистерий для посвящаемых является "бог через лоно". Это змей, влекомый по груди приобщающихся к тайнам . . . "

[355] Климент Александрийский, "Строматы", СПб, 2003, т. I, кн. II, гл. XIV, 60,1, с. 294: " . . . и такой случай произошёл с Эсхилом, который открыто произнёс со сцены то, что открывается только в мистериях. За это поэт держал ответ перед Ареопагом, но так как он сумел доказать, что не принадлежит к числу посвящённых в мистерии, то был оправдан".

[356] Об этом даймоне, или гении, Сократа упоминает и К. Элиан в "Разнообразной истории" (Book VIII, ch. I), опираясь на диалог Платона "Феог" (128d и след.): "Благодаря божественной судьбе с раннего детства мне сопутствует некий гений — это голос, который, когда он мне слышится, всегда, что бы я ни собирался делать, указывает мне отступиться, но никогда ни к чему меня не побуждает" и т.д.

[357] См. Томас Тэйлор, "Элевсинские и вакхические мистерии" (Thomas Taylor, "Eleusinian and Bacchic Mysteries", 1875: "Дионис Загрей был сыном Зевса, которого тот произвёл на свет, приняв вид дракона или змея . . . " — p. xiv (Introduction) (SDR, TUP).

[358] К. Элиан в своей "Разнообразной истории" (Book V, ch. XIX) приводит анекдот, связанный с обвинением Эсхила, но история эта имеет мало общего с тем, о чём говорит Е.П.Б. А вот Геродот говорит более конкретно: "По словам египтян, Аполлон и Артемида — дети Диониса и Исиды. Латона же была их кормилицей . . . в одной своей трагедии он [Эсхил, сын Евфориона] изобразил Артемиду дочерью Деметры" (см. Геродот, "История", Л., 1972, кн. II, сс. 129-130). Об этом же рассказывает и Павсаний (см. Павсаний, "Описание Эллады", т. 2, М., 2002, кн. VIII, гл. XXXVII, 3, сс. 139-140).

[359] См. Thomas Taylor: " . . . согласно теологии орфиков, божественный ум любой планеты именовался Вакхом, . . . а потому ум солнечного божества называется Вакхом Триетериком ("Трёхлетним") . . . Божество солнца . . . должно одновременно и производить, и содержать в своей эссенции ум земной, или Диониса . . . " — p. 148 (SDR, TUP).

[360] Эсхил, стр. 94-95 (перевод С. Апта).

[361] Эсхил, стр. 89-105 (перевод С. Апта).

[362] Деян. 17,26: "От одной крови Он произвёл весь род человеческий для обитания по всему лицу земли".

[363] Эсхил, стр. 119-121 (перевод С. Апта).

[364] Там же, стр. 123.

[365] См. Поль Дешарм, "Мифология древней Греции" (Paul Decharme, "Mythologie de la Grèce Antique"), 1886: " . . . объясняя имя Прометея, греки подчёркивали в нём тип "вперёд смотрящего", которому для сохранения симметрии они противопоставляли Эпиметея, "крепкого задним умом" — p. 258 (SDR, TUP).

[366] "Книга премудрости Соломона" (1,13): "Бог не сотворил смерти . . . "

[367] Там же, 2,23: "Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего" (SDR, TUP).

[368] § XX "Титан Прометей".

[369] См. Эмиль Шлагинтвайт, "Буддизм в Тибете" (Emil Schlagintweit, "Buddhism in Tibet"), 1863, p. 328 примеч. (SDR, TUP). В своём примечании Э. Шлагинтвайт ссылается на книгу Х.-А. Гольмбое, "Следы буддизма в Норвегии" (Holmboe, "Traces de Buddhisme en Norvège").

[370] См. Schlagintweit, "Buddhism", p. 328 примеч. (SDR, TUP).

[371] Х.-А. Гольмбое, "Следы буддизма в Норвегии до введения христианства" (C.A. Holmboe, "Traces de Buddhisme en Norvège avant l'introduction du Christianisme"), 1858.

[372] См. Schlagintweit, "Buddhism": " . . . как обнаружилось, даже в Мексике буддизм имел своих последователей ещё в XIII веке, судя по тем подробностям и описаниям, которые содержатся в книге одного китайского автора, жившего в конце XV века н.э. Он рассказывает о "далёкой-далёкой земле, в которую благочестивые люди и яростные бури занесли священное учение" {примеч.: см. Нойман, цит по: Lassen, 'Indische Alterthumskunde,' Vol. IV., p. 749} — p. 328 и примеч. (SDR, TUP).

[373] George J. Romanes, "Physiological Selection," May 6, 1886: " . . . в тех примерах, которыми он [Дарвин] подкреплял свою теорию естественного отбора, . . . есть ряд слабых мест . . . При возникновении видов, должно быть, действовала какая-то причины — или причины, — не ограничивающаяся одним лишь естественным отбором . . . И после смерти г-на Дарвина научное мнение продолжает складываться в этом же направлении, так что сегодня невозможно найти ни одного действующего натуралиста, который считал бы, что одним лишь выживанием наиболее приспособленных и можно объяснить все явления, связанные с образованием видов . . . " — p. 337 ("Zoological Journal of the Linnean Society", v. 19) (SDR, TUP).

[374] См. "Первобытный человек, как он был" [автор: Джеймс Голл] ("Primeval Man Unveiled" [by James Gall]), 1871: "Целый ряд . . . глубоких этнологов утверждает, что существование такого разнообразия среди рода человеческого можно объяснить лишь тем, что было сотворено несколько Адамов — Адам белокожий, и Адам чернокожий, Адам краснокожий и Адам желтокожий . . . " — p. 195 (SDR, TUP).

[375] См. А. де Катрфаж, "Человеческий вид" (A. de Quatrefages, "The Human Species"), 1879: " . . . моногенисты . . . [полагают], что существует лишь один вид человека, который делится на несколько рас, но все они происходят от единого общего ствола. . . . Моногенисты насчитывают в своих рядах практически всех натуралистов, посвятивших себя изучению явлений жизни, и в их числе есть самые блестящие имена . . . Совершенно очевидно, что я разделяю именно эту точку зрения" — pp. 30, 32 (SDR, TUP).

[376] См. Франсуа Ленорман, "Начала истории" (François Lenormant, "The Beginnings of History"), 1883: "В книге Бытия . . . представлены — одна за другой — две родословные потомков первой человеческой пары вплоть до наступления потопа. Первая относится к потомкам Каина (гл. 4), а вторая — к потомкам Сифа (гл. 5). Таким образом, мы можем проследить параллельные разветвления расы про́клятой и расы благословенной, пока не доходим до праведника [Ноя], который . . . спасается от катаклизма и становится основателем новой семьи" — p. 181 (SDR, TUP).

[377] См. Брахмачари Бава, "Кое-что из того, что было известно арийцам" (Bramhachari Bawa, "Some Things the Aryans Knew,") June 1880: "Древние в совершенстве владели наукой воздухоплавания — "виван [вимана] видьей". Они достигли столь высокого мастерства в управлении "виванами" ["виманами"] ("воздушными колесницами"), что пользовались ими для решения вполне практических задач при ведении войн и так далее. Это указывает и на их глубокое знакомство со всеми теми искусствами, ремёслами и науками, на которые опирается "виван [вимана] видья", на их совершенные знания в том, что касается различных слоёв и воздушных потоков в атмосфере, температуры и плотности каждого из них . . . " — p. 236 ("The Theosophist", v. 1) (SDR, TUP).

[378] Исх. 11,2.

[379] § I. "Антропология — древнейшая или молодая наука?"

[380] В английском тексте используется ещё более экспрессивное выражение: "царь с ослепительно сияющим лицом".

[381] См. "Махабхарата", кн. I, "Ади Парва" ("The Mahabharata", "Adi Parva," [tr. K. M. Ganguli]), 1884: "О гандхарва . . . Я буду сражаться с тобой небесным оружием . . . Это огненное оружие (которое я стану метать в тебя) . . . передал мне Дрона". С этими словами пандава во гневе метнул в гандхарву это пламенное оружие, сделанное из огня. И в мгновение ока колесница гандхарвы обратилась в пепел" — p. 488 (SDR, TUP). В русскоязычном издании (М., 1950, 1993) этот эпизод изложен в гл. 158.

[382] "Были собраны обширные труды в области аштар видьи и других подобных наук, переведённые в разное время на существовавшие в те времена языки с санскритских оригиналов. Но все они вместе с оригиналами на санскрите были утрачены во время потопа, частично захватившего нашу страну" — p. 236 ("The Theosophist", v. 1) (SDR, TUP).

[383] "Отдельные образцы театрального искусства индуистов" ("Select Specimens of the Theatre of the Hindus", tr. & cm. H. H. Wilson, 1835 (SDR, TUP).

[384] О похожих "существах-вещах" или "людях-автоматах" упоминает и Э. Кейси, рассказывая об устройстве жизни в Атлантиде. См. "Дельфис", № 26 (2/2001) и др.

[385] См. том I, часть I: "Слово "липи-ка", производное от "липи" ("писание", "письмо"), в буквальном смысле означает "писцы" {примеч.: Это четверо "Бессмертных", которые упоминаются в "Атхарва Веде" под именем "Стражей" или "Охранителей" четырёх сторон Неба} . . . Это "четыре Махараджи", . . . каждый из которых надзирает за одной из четырёх стран света. . . . Эти существа также связаны с кармой, так как последней необходимы физические и материальные исполнители для осуществления своих решений" (сс. 103-104, 122-123 по англ. нумерации страниц).

[386] См. Г. Сейффарт, "Оригинальные египетские наименования планет" (Gust. Seyffarth, "The Original Egyptian Names of the Planets," 1884): "В иератическом папирусе, . . . как и в греческом тексте Манефона, история Египта начинается с правления Вулкана, творца мира. После него мы видим имена семи великих богов, кабиров, т.е. семи планетарных богов, называемых регентами. В следующий класс . . . входят 12 богов зодиака, хранителей домов планет. За этими двумя божественными династиями следуют человеческие цари, о которых рассказывает Манефон . . . " — p. 414 ("Transactions of the Academy of Science of St. Louis", v. 4, no. 3) (SDR, TUP).

[387] Аммиан Марцеллин, "Римская история", М., 2005, кн. XXII, гл. XV, с. 289.

[388] Этот знак вопроса поставил сам же Ч. Гулд, очевидно, сомневающийся в "сказочности" переданного Платоном рассказа об Атлантиде.

[389] "Письма Махатм А.П. Синнетту" ("The Mahatma Letters to A. P. Sinnett"), Letter XXIIIb. В русскоязычном издании "Писем" это письмо указано под номером 92.

[390] H. P. Blavatsky, "Isis Unveiled", 1877, vol. I, pp 239-240.

[391] Там же, vol. I, p. 239.

[392] V. Denon, "Travels in Upper and Lower Egypt", tr. by Arthur Aikin, vol. II, 1803.

[393] Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy", 1822-1823 — p. 3 ("Prelude to the Notes") (SDR, TUP).

[394] Там же.

[395] § XXIV "Крест и пифагорейская декада", где Е.П.Б. ссылается на статью Субба Роу "Двенадцать знаков зодиака" (SDR, TUP).

[396] Ричард А. Проктор, "Предварение равноденствий" и "Великая пирамида" [Richard A. Proctor, "Precession of the Equinoxes" (pp. 242-4) and "The Great Pyramid" (pp. 398-400), "Knowledge", v. 1 (1882)] (SDR, TUP).

[397] Стэниленд Уэйк, "Происхождение и значение великой пирамиды" (C. Staniland Wake, "Origin and Significance of the Great Pyramid"), 1882 — p. 28 (SDR, TUP).

[398] Там же, pp. 36-37: " . . . Масперо утверждает, что именно этому доисторическому народу и "принадлежит честь основания Египта в том виде, в каком мы его знаем, уже в самом начале исторического периода. Изначально раздробленные на огромное количество племён, они приступили к учреждению в ряде регионов небольших независимых государств, каждое со своими законами и собственным религиозным культом". Они основали главные города Египта и учредили его важнейшие святилища".

[399] Там же, p. 37.

[400] Там же, p. 36.

[401] Там же, pp. 5-6.

[402] Там же, p. 6.

[403] Там же, (pp. 6-7): "Предположив, что тот длинный узкий наклонный проход, который начинается от входа в пирамиду, был проложен строителями в направлении тогдашней полярной звезды, астрономы доказали, что в 2170 году до Р.Х. этот проход был направлен в сторону тогдашней полярной звезды, Альфы Дракона, которая находилась в своей низшей точке, и при этом Плеяды — в частности, центральная звезда группы, Альциона, — находились выше на том же самом меридиане. Это относительное положение Альфы Дракона и Альционы имеет исключительно важное значение, поскольку оно не повторяется больше в течение всего сидерического года, а потому, полагают астрономы, оно и указывает на дату строительства великой пирамиды. Однако следует отметить, что указанная дата не является единственно возможной. Как указывает астроном Ричард Проктор, полярная звезда находилась в требуемом положении и около 3350 года, и в 2170 году до Р.Х., а потому заключает, что "каждая из этих дат могла бы соответствовать положению наклонного прохода в великой пирамиде, но египтологи говорят нам, что вторая дата, вне всякого сомнения, является слишком поздней".

[404] Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy", p. 3 (SDR, TUP).

[405] Там же, pp. 3-4.

[406] A. P. Sinnett, "Esoteric Buddhism", 1885, p. 64 [K.H., Mahatma Letter XXIIIb] (SDR, TUP). См. "Письма Махатм", письмо К.Х. № 92.

[407] См. "Письма Махатм" (в русском переводе письмо № 65) ("The Mahatma Letters to A. P. Sinnett", comp. A. T. Barker), 1926, K.H., Letter XIV, pp. 87-88: "Когда наступает срок для появления новой солнечной системы, эти дхиан коганы . . . переносятся туда притоком, оказавшись "во главе" элементалов, и в ауре нарождающегося мира новой системы пребывают в качестве латентной или неактивной духовной силы вплоть до наступления человеческой стадии эволюции . . . Вот тогда-то они и превращаются в активную силу и совместно с элементалами . . . мало-помалу развивают человеческий тип в полной мере . . .

1-й Круг — эфирообразное существо . . .

2-й Круг — Он всё ещё представляет собой гигантское эфирообразное существо, но . . . имеет уже более сгустившееся тело . . .

3-й Круг — Теперь он имеет . . . плотное тело и вначале по виду напоминает гигантскую обезьяну . . . Во второй половине этого третьего круга его гигантский рост уменьшается, тело обретает более совершенные ткани . . . и он становится более рационально мыслящим существом . . .

4-й Круг — В этом круге огромное развитие получает интеллект . . . Но лишь во второй половине [круга] его духовное Эго приступит по-настоящему к борьбе с телом и умом . . .

5-й Круг —  . . . продолжается та же борьба.

6-й Круг

7-й Круг

О последних нет надобности говорить".

[408] Как таковая, отдельная (лат.).

[409] См. J.-S. Bailly, "Traité de l'Astronomie Indienne et Orientale", 1787: "В момент лунного затмения . . . после наступления кали-юги, . . . как показали расчёты, луна находилась в начальной точке этого зодиака . . . между 17 и 18 февраля 3102 г. до н.э." — p. xxxiii (SDR, TUP).

[410] Там же, p. xxxiv (SDR, TUP).

[411] "Тайная доктрина", т. I, ч. III, § XVII "Знаки зодиака и их древность".

[412] Sampson Arnold Mackey, "Mythological Astronomy", p. 6 (SDR, TUP).

[413] См. И. Доннелли, "Атлантида" (Ignatius Donnelly, "Atlantis: The Antediluvian World"), 1882: "При самом первом своём появлении цивилизация Египта была на порядок выше того уровня, которого она достигала на любом из последующих этапов своей истории, а это свидетельствует о том, что черпала она своё величие из источника, стоявшего много выше её самой . . . "Уже в эпоху Менеса, — говорит Уинчелл, — египтяне представляли собой вполне сложившийся цивилизованный и многочисленный народ . . . Во времена Менеса египтяне уже обладали богатым опытом в архитектуре, скульптуре, живописи, мифологии и теологии . . . " — p. 131 (SDR, TUP).

[414] См. Сэр Джон Лаббок (Люббок), "Происхождение цивилизации" (Sir John Lubbock, "The Origin of Civilisation"), 1870 (SDR, TUP).

[415] См. Макс Мюллер, "История древней санскритской литературы"Max Müller, "History of Ancient Sanskrit Literature", 1860 — p. 507 (SDR, TUP).

[416] Неизвестное искусство (лат.).

[417] Charles Gould, "Mythical Monsters", 1886, p. 7: " . . . невежество и подозрительность шествовали рука об руку, а потому рассказы путешественников, пусть даже и подкреплённые убедительными доказательствами, чаще всего воспринимались с недоверием, . . . если они противоречили личному опыту тех, кто предпочитал получать своё образование с прорехами, оставаясь дома. Вот почему . . . и Брюс, и Манго Парк, и Дю Шайю, и Гордон-Камминг, и Шлиман, и Стэнли сталкивались с самой недоброжелательной критикой и презрительным недоверием к их словам . . . "

[418] Там же, pp. 9-10.

[419] Чуть более девяти метров.

[420] Генрих Шлиман, "Илион, город и страна троянцев" (Heinrich Schliemann, "Ilios: The City and Country of the Trojans"), 1881 — pp. 683-4 (Appendix I by Professor Virchow) (SDR, TUP).

[421] Цит. по: Charles Gould, "Mythical Monsters", p. 9 (примеч.).

[422] Там же, p. 10.

[423] По первому же их требованию (лат.).

[424] Француз Урбен Леверьер и англичанин Джон Адамс независимо друг от друга открыли планету Нептун в 1846 году.

[425] В своей книге Ч. Гулд (c. 13) приводит фрагмент статьи "Научные мистификации" ("Scientific Hoaxes"), опубликованной в журнале "Macmillan's Magazine", 1860, vol. 1, p. 220.

[426] См. "The Evening Telegram" (New York), June 30, 1888: "В числе занимательных книг для чтения в июле находится и новое сочинение г-жи Блаватской о теософии . . . Её новая книга, опубликованная редакцией журнала "Путь" ("Path"), озаглавлена "Тайная доктрина — синтез науки, религии и философии" . . . Г-жа Блаватская, несомненно, представляет собой интеллектуальный феномен, но ввиду её склонности то и дело обращаться к авторитету невежественных браминов-буддистов и давать Эдвину Арнольду [автору книги "Свет Азии" — перев.] всё новую пищу для размышления, нет никаких оснований с доверием относиться ко всему тому, о чём она пишет" — [название статьи] "Words with Wings" (SDR, TUP).

[427] См. Ф. Макс Мюллер, "Введение в религиоведение" (F. Max Müller, "Introduction to the Science of Religion"), 1873: " . . . книга, которая в последнее время привлекает к себе столь пристальное внимание, сочинение г-на Жакольё" La Bible dans l'Inde" ["Библия в Индии"], относится к этой же категории литературы. Хотя фрагменты из священных книг брахманов и не приводятся в ней в оригинальном виде, а даны лишь в весьма поэтичном французском переводе, любой санскритолог вам сразу скажет, что это подделка, а г-н Жакольё . . . был просто введён в заблуждение своим учителем-индусом" — p. 32 (SDR, TUP).

[428] Там же: "Этот апокриф, "Эзурведа", который обманул даже Вольтера, издавшего её в качестве "драгоценнейшего дара, которым Запад обязан Востоку", вряд ли произвёл бы какое-нибудь впечатление на сегодняшнего санскритолога. Этот драгоценнейший дар Востока Западу — пожалуй, наиглупейшая книга, какую только доводилось читать исследователю религий . . . " — p. 32 (SDR, TUP).

[429] Абрахам Гиацинт Анкетиль-Дюперрон.

[430] Шотландский философ, представитель школы "здравого смысла" (1753 — 1828) ("Энцикл. сл. Бр. и Ефр.").

[431] Макс Мюллер, "Лекции о языкознании" (Max Müller, "Lectures on the Science of Language"), 1862, p. 161 (SDR, TUP).

[432] См. Вольтер. "Письма Меммия к Цицерону". "Я . . . более всего восхищаюсь во всей античности изречением Зороастра: "Если ты сомневаешься, воздержись от действия, — как справедливого, так и несправедливого" (перевод С.Я. Шейнман-Топштейн).

[433] Фрэнсис Бэкон. "О достоинстве и приумножении наук". Книга первая. Перевод по изданию: Фрэнсис Бэкон. Соч. в 2-х томах. М., 1977, том 1, сс. 114-115 (перевод Н.А. Фёдорова).

[434] Charles Gould, "Mythical Monsters", p. 4 (SDR, TUP).

[435] Там же.

[436] См. А. де Катрфаж, "Человеческий вид" (A. de Quatrefages, "The Human Species"), 1879.

[437] Народ нубийского племени в Центральной Африке, который сам себя называет сандех ("Энцикл. сл. Бр. и Ефр.").


СОДЕРЖАНИЕ: ТОМ II — АНТРОПОГЕНЕЗ

ТОМ I — КОСМОГЕНЕЗ